Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Валерий Зинченко прокомментировал конфликт вокруг телекомпании «Стрим»

Соучредители крупного производителя телеконтента «Контент Юнион» (каналы «Охота и рыбалка», «Русский иллюзион» и др.) через суд пытаются вернуть бизнес, который потеряли в результате объединения с телекомпанией «Стрим». «Контент Юнион» признан банкротом, а акции «Стрима» выведены из него на новые структуры, и эту сделку обратить будет непросто, говорят юристы.

Николай Лукьянцев и Анатолий Сосновский пытаются вернуть принадлежавшие им 47,7% «Контент Юниона» в ходе его банкротства. 24 ноября Арбитражный суд Москвы рассмотрит заявление конкурсного управляющего Михаила Харитонова об отмене вывода 74% акций «Стрима» из «Контент Юниона» в ООО «Норд», указано в базе арбитража. Как заявил “Ъ” Михаил Харитонов, бенефициаром «Стрима» и выгодоприобретателем сделок, по которым лишились долей господа Лукьянцев и Сосновский, является их бывший партнер Анатолий Зяблицкий.

Конфликт случился после объединения «Стрима» и «Контент Юниона». В 2016 году «Контент Юнион» получил в ВТБ кредит на 672 млн руб. на покупку у АФК «Система» телекомпании «Стрим» под залог 80,01% своих долей, принадлежавших Николаю Лукьянцеву, Анатолию Сосновскому и Анатолию Зяблицкому, и бизнес-центра их общей компании «Сервинком». «Стрим» погасил кредит за «Контент Юнион» и получил права на бизнес-центр и землю под ним по договору ипотеки, по которому «Сервинком» передал ему здание в обеспечение кредита. Так «Стрим» завладел 47,77% долей Николая Лукьянцева и Анатолия Сосновского в «Контент Юнионе», а здание передал в уставный капитал ООО «Управление недвижимостью». Акции «Стрима» были выведены из «Контент Юниона» на новые компании: 74% — на ООО «Норд», 26% — на АО «Стрим Медиа», сообщил “Ъ” Николай Лукьянцев.

При этом на бизнесе группы конфликт никак не сказался, утверждает близкий к ней источник.

По версии Николая Лукьянцева, он и господин Сосновский лишились бизнеса в результате рейдерского захвата: Анатолий Зяблицкий якобы вывел свою долю в «Контент Юнионе» из-под залога и «искусственно создал» задолженность компании перед «Стримом». «Нас лишили долей в ходе аукциона, который состоялся в Казани, о чем мы случайно узнали в последний момент, когда подача заявок была закрыта»,— утверждает Николай Лукьянцев. По данным Kartoteka.ru, 32,24% «Контент Юниона», которые принадлежали господину Зяблицкому, оформлены на сам «Контент Юнион», 19,99% — у кипрской Martellata. Последняя, по словам Николая Лукьянцева, принадлежит бизнес-омбудсмену Московской области Владимиру Головневу и получила долю от люксембургской «Контент Юнион С.А.» втайне от двух партнеров, что оспаривается в кипрском суде. В кипрском реестре указано, что 99,1% Martellata принадлежит Дмитрию Головневу, 0,9% — «Стриму». В секретариате омбудсмена не ответили на запрос “Ъ”.

 «Сервинком», лишившись здания, был признан банкротом. Суд в двух инстанциях признал недействительным договор об ипотеке здания и земельного участка, постановив вернуть их в конкурсную массу компании. А летом банкротом был признан и «Контент Юнион». Его долг составлял 10 млн руб., затем кредиторы заявили требования еще на 400 млн руб., включая «Контент Юнион С.А.», уточнил Михаил Харитонов.

Анатолий Зяблицкий заявил “Ъ”, что версия Николая Лукьянцева о захвате недостоверна, а сам господин Зяблицкий уже не имеет отношения к «Контент Юниону», как и компания «Стрим».

Решение по возврату бизнес-центра в собственность «Сервинкома» он считает незаконным и призывает дождаться по нему решения кассации 29 сентября.

Крупный корпоративный конфликт часто приводит компании группы к банкротству, указывает старший партнер Pen & Paper Валерий Зинченко. Не факт, что «Контент Юниону» удастся вернуть «Стрим», рассуждает он: «В пользу того, что акции "Стрима" не входят в конкурсную массу "Контент Юниона", свидетельствует подача конкурсным управляющим в суд заявления об оспаривании сделки по отчуждению должником акций к ООО "Норд". Поэтому вопрос истребования в конкурсную массу акций "Стрима" — это предмет отдельного спора»,— резюмирует юрист.

Анна Афанасьева

Источник