Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Валерий Зинченко о том, вправе ли арбитражный управляющий получать данные о родственниках руководителей и владельцев обанкротившихся компаний

Верховный суд (ВС) решит, вправе ли арбитражный управляющий (АУ) получать из ЗАГСа данные о родственниках руководителей и владельцев обанкротившихся компаний без ссылок на то, в чем конкретно они подозреваются. АУ настаивает, что без такой информации не сможет выявить всех аффилированных контрагентов должника и незаконные сделки с ними. На одной чаше весов — интересы кредиторов банкрота, на другой — родственников контролирующих должника лиц и их право на неприкосновенность частной жизни.

На рассмотрении ВС оказался спор о раскрытии личных данных, возникший в рамках банкротства ООО «Сегежа Сети». Конкурсный управляющий Алексей Ковылев попросил карельский ЗАГС предоставить информацию о родственниках совладельцев компании Сергея Знаменского и Игоря Яроховича (у каждого по 1/3 доли): об их родителях, о братьях и сестрах, супругах (бывших и нынешних), детях и их матерях. Но ЗАГС отказал, посчитав, что управляющий не относится к числу лиц, которым можно раскрывать такие данные. После этого АУ попросил суд истребовать информацию из ЗАГСа принудительно.

Управляющий утверждал, что без таких сведений не сможет выявить весь круг аффилированных с должником лиц, проверить основания для оспаривания сделок и принять меры для поиска имущества. Требования АУ поддержал и один из кредиторов банкрота — ООО «Управляющая компания "Дом"».

Игорь Ярохович просил отказать АУ, заявляя, что не является мажоритарным владельцем должника и не был его руководителем, а Конституция РФ гарантирует ему право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Арбитражный суд Республики Карелия в июле 2020 года отклонил требования АУ, с чем согласилась апелляция. Суды решили, что запрашиваемые данные не связаны со сбором доказательств в рамках банкротного дела. По мнению судов, АУ не обосновал необходимость информации и не доказал, что она поможет оспорить конкретные сделки или найти имущество.

Управляющая компания «Дом» обжаловала эти решения в ВС, настаивая, что Сергей Знаменский и Игорь Ярохович выступают контролирующими должника лицами (КДЛ), а сведения о родственниках помогут выявить аффилированных контрагентов и проверить их сделки на предмет предпочтительности или подозрительности. ВС передал дело в экономколлегию.

Старший партнер КА Pen & Paper Валерий Зинченко отмечает, что ВС предстоит решить вопрос о соотношении защиты неприкосновенности частной жизни и интересов кредиторов. Он признает, что иногда менеджмент и бенефициары должника используют для вывода активов своих родственников, а сведения о последних редко можно получить из открытых источников.

Проблема получения управляющим информации в органах ЗАГС является одной из самых существенных — эти сведения нужны для установления родственных связей как должников-граждан, так и руководителей или бенефициаров должников-юрлиц»,— подчеркивает АУ Сергей Домнин.

Они позволяют выявить совместно нажитое имущество, заинтересованность при совершении сделок, признаки корпоративного «семейного» контроля или вывода активов, когда ликвидное имущество оформляется на близких родственников с другой фамилией, говорит управляющий. Но на практике ЗАГС часто отказывается предоставить сведения.

Однако господин Зинченко полагает, что раскрывать информацию по «абстрактному запросу» неправомерно, АУ должен указать на конкретные обстоятельства или необычные сделки, которые могли быть заключены с родственниками. Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев согласен, что такие данные должны запрашиваться судами точечно, когда есть четкое обоснование: «АУ не может требовать личные данные просто для информации. Иначе это приведет к росту формальных, необоснованных исков об оспаривании сделок из периода подозрительности и еще больше размоет принцип ограниченной ответственности, поставив под удар помимо самих предпринимателей и их родственников».

Господин Домнин, напротив, считает, что «здесь применяется пониженный стандарт доказывания» и достаточно указать «лишь цель запроса, тем более что органы ЗАГС не компетентны проверять его основания». «Если родственники КДЛ никогда не вступали в отношения с должником, то нет оснований ущемлять их право на неприкосновенность частной жизни»,— возражает Валерий Зинченко. Но Сергей Домнин отмечает, что тайну частной жизни и персональных данных защищают общие нормы законодательства и АУ обязан соблюдать эту тайну и использовать сведения о родственниках лишь как доказательство в рамках соответствующего спора в суде.

Екатерина Волкова, Анна Занина

Источник