Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Сергей Учитель о картелях на рынке энергетики

Вслед за аномальным скачком цен на рынке электроэнергии в январе—июне 2019 года, привлекшим внимание ФАС, «Совет рынка» (регулятор энергорынков) сам проверил поведение игроков в сегменте рынка на сутки вперед (РСВ). Регулятор пришел к выводу, что из-за поведения крупных генераторов, занижающих заявленный объем мощности, в 2019 году в отдельные дни цены вырастали на 2,5%. Потребители оценивают свои потери от занижения объема мощности на РСВ в 20 млрд руб. в год. Но аномальное поведение было замечено и за потребителями, которым удавалось снижать цену в Сибири в среднем до 15%. В Минэнерго, впрочем, считают, что для организационных выводов расчетов пока недостаточно.

«Совет рынка» на совещании 9 февраля, рассказали источники “Ъ”, представил результаты мониторинга поведения игроков на РСВ (сектор торговли электроэнергией) с июля 2019 года по сентябрь 2020 года, содержащие вывод о том, что генераторов необходимо заставить более точно планировать объем мощности, заявляемый на торги на РСВ. Поводом к мониторингу в том числе стал аномальный скачок цен в этом сегменте рынка в первом полугодии 2019 года. Тогда ФАС подозревала в завышении заявок несколько генкомпаний (см. “Ъ” от 28 октября 2019 года). Результаты расследования до сих пор не названы.

Сейчас большинство генкомпаний заявляют на торги следующего дня неполный объем мощности, а затем продают остаток объема на балансирующем рынке непосредственно в день торговли. Это влияет на цены: чем ниже заявленный объем, тем выше стоимость электроэнергии на РСВ.

По модельным расчетам «Совета рынка» по девяти дням 2019 года из-за поведения генераторов цена РСВ в среднем завышалась на 2,5%. За счет этого механизма генкомпании искусственно наращивают выручку примерно на 20 млрд руб. в год, говорят в «Сообществе потребителей энергии».

Чаще всего им пользуются крупные поставщики: в первой ценовой зоне (европейская часть РФ и Урал) в основном себя так вели пять неназванных компаний, а во второй (Сибирь) — три. Потребители предложили передать эти выводы в ФАС. В Минэнерго заявили “Ъ”, что представитель ФАС является членом набсовета «Совета рынка» и получает там всю необходимую информацию. В ФАС и «Совете рынка» комментариев не дали.

В «Совете производителей энергии» (СПЭ, объединяет крупные генкомпании) “Ъ” сообщили, что объем заявок по этому механизму составляет «ничтожную величину» — 700 МВт в среднем по 2020 году в первой ценовой зоне, или всего 0,5% от включенной генерации. В СПЭ объясняют, что производители пользуются механизмом по объективным техническим и экономическим причинам, и говорят, что «не поддерживают пересмотр работы рыночного механизма без комплексного подхода к изменению модели рынка».

Потребители электроэнергии намного лучше планируют объемы покупки, отмечается в материалах регулятора. Однако в 2019 году происходили отклонения в Сибири, и цена за девять дней в среднем была занижена почти на 15%. Поведение потребителей снизило выручку генерации примерно на 16 млрд руб. за год, говорит источник “Ъ” в крупной генкомпании.

В целом выручка генкомпаний от продаж на РСВ в 2019 году составила 924 млрд руб., в 2020 году — 870 млрд руб., оценивает Владимир Скляр из «ВТБ Капитала».

«Никаких ограничений или штрафов для поставщиков не предусмотрено, в то время как на потребителей в случае подобных отклонений распределяется небаланс оптового рынка»,— заявили “Ъ” в «Сообществе потребителей энергии». В «Системном операторе» (диспетчер энергосистемы) полагают, что имеет смысл не ограничивать работу механизма, а минимизировать возможность его нецелевого использования.

В Минэнерго заявили “Ъ”, что «Совет рынка» представил «модельные расчеты на нескольких типовых днях, поэтому ориентироваться на результаты этих расчетов для "оцифровки" проблемы представляется необоснованным». Для более точной оценки необходимо провести более тщательные расчеты, отмечают там. Аналитика «Совета рынка» может помочь расследованию ФАС. «Во время расследования картелей ФАС в большей степени сосредоточена на поиске прямых доказательств заключения соглашения,— говорит партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Учитель.— Как раз именно результат экономического анализа в совокупности с иными собранными доказательствами и может позволить сделать однозначный вывод о наличии признаков согласованных действий».

Полина Смертина

Источник