Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Сергей Гландин прокомментировал заявление Сергея Лаврова о разрыве отношений с ЕС

Глава МИД России заявил, что Россия готова к разрыву отношений с Евросоюзом. Это может означать серьезные потери как для государства, так и для граждан. «МБХ медиа» поговорило с юристом Сергеем Гландиным о том, как может быть исполнена угроза Сергея Лаврова и какие это будет иметь последствия. 

12 февраля на ютуб-канале «Соловьев LIVE» было опубликовано интервью с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В нем политик и телеведущий обсуждали отношения России со странами Европы и США и готовящиеся санкции в связи с заключением в колонию Алексея Навального. 

Владимир Соловьев, в частности, спросил у Лаврова, идет ли Россия к разрыву отношений с Европой. Лавров ответил: «Мы исходим из того, что мы готовы. Они наши соседи. Европа по-прежнему наш крупнейший торговый партнер, крупнейший инвестиционный партнер. Сотнями, тысячами исчисляются совместные предприятия. И если бизнес взаимовыгоден, мы будем его продолжать. Но если мы еще раз увидим, как мы уже почувствовали не единожды, что в каких-то областях накладываются санкции, которые создают риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах — поставки комплектующих, поставки каких-то узлов… Я убежден, что в военном отношении мы уже стали полностью самодостаточными, нам нужно добиваться такого же положения и в экономике. Да, еще раз, мы не хотим изолироваться от мировой жизни, но надо быть готовыми к этому. Хочешь мира — готовься к войне».

После того как новость распространили СМИ, объясняться пришлось пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову. Он заявил, что СМИ сильно исказили смысл слов Лаврова: «Средства массовой информации вот этот ставший сенсационным заголовок подают без контекста, и это большая ошибка СМИ, это ошибка, которая именно меняет смысл. Смысл-то как раз заключается в том, что мы не хотим этого, мы хотим развивать отношения с Евросоюзом, но, если Евросоюз пойдет по этому пути, то тогда да, мы будем готовы». 

Россия не собирается инициировать разрыв отношений, но, тем не менее, должна быть готова к такому развитию событий. «Конечно, если мы столкнемся с крайне деструктивной линией, наносящей ущерб нашей инфраструктуре, нашим интересам, то, конечно, Россия заблаговременно должна быть готова к таким недружественным шагам», — сказал Песков. 

Ни Лавров, ни Песков не пояснили, что может означать для простых россиян такой разрыв отношений. Об этом «МБХ медиа» поговорило со специальным советником коллегии адвокатов Pen & Paper, экспертом по международному праву Сергеем Гландиным. 

— Что имел в виду Лавров? 

— Прекращение отношений с Евросоюзом как с субъектом международного права. С ЕС у нас не так много правовых отношений. Да, мы параллельно с ЕС участвуем в большом количестве международных соглашений, в которых ЕС присутствует как лицо. 

Мы в 1988 году с тремя европейскими организациями — тогда еще не было Европейского союза — подписали совместную декларацию об установлении официальных отношений между Советом экономической взаимопомощи и Европейским экономическим сообществом. На основании этого документа эти европейские сообщества учредили здесь посольство. После того как эти три сообщества были окончательно преобразованы в Европейский союз (с 1 декабря 2009 года), их представительство стало посольством ЕС в РФ. Россия может выйти из этого соглашения, и у ЕС не будет здесь официального дипломатического представительства. У России тоже не будет представительства при Евросоюзе как при едином субъекте международного права, и тогда Россия будет продолжать отношения отдельно с 28-ю членами-государствами ЕС. 

— Чем это грозит? 

— Самое опасное, что может случиться, — разрыв соглашения о партнерстве и сотрудничестве от 1994 года. Наша страна ратифицировала это соглашение в 1996 году, и в 1997-м оно вступило в силу. Оно обязательно для нас и обязательно для ЕС. Формально, если мы выйдем из этого соглашения, Россия, по сути, обрубит сук, на котором сидит. Хоть это соглашение и типовое (с другими членами СНГ были заключены ровно такие же соглашения), оно накладывает обязательства не только на нас, но и на ЕС. 

Соглашение преимущественно регулирует вопросы экономического сотрудничества. В частности, ЕС в соответствии с этим договором должен предоставлять РФ и ее резидентам «режим наиболее благоприятствуемой нации». Если мы выйдем из этого соглашения — то все: можно без стеснения вводить таможенные пошлины, устанавливать иные торговые барьеры. Это совершенно точно будет не в интересах России. 

Более того, это скажется на и «Северном потоке-2», потому что у ЕС не будет правовых механизмов, которые смогут защищать и поддерживать этот проект. То есть Европа может просто умыть руки и сказать «до свидания». 

— Получается, у ЕС и России будет меньше шансов о чем-то договориться? 

— В соглашении есть 8-я статья, которая предусматривает так называемый политический диалог между РФ и ЕС. Например, эта норма устанавливает форму регулярных встреч президента России с председателем совета ЕС и председателем Еврокомиссии. Такие встречи должны проходить два раза в год. Если их не будет, Европа не сможет защищать свои интересы, а наша страна лишится площадки для обсуждения иных двусторонних отношений и связей с Евросоюзом. 

— А ездить в Европу мы сможем?

— Это соглашение никак не влияет на получение виз россиянами. По шенгенским требованиям визы выдает непосредственно государство — член Европейского союза. Я не вижу каких-либо правовых оснований для запрета на выдачу россиянам виз, если официальная Москва прекратит соглашение сотрудничестве и партнерстве 1994 года.

Источник