Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Сергей Гландин прокомментировал санкции США против РФ

Вашингтон объявил чрезвычайное санкционное положение — Джо Байден значительно расширил список критериев, которые могут стать основанием для введения секторальных и персональных ограничений. Американский президент накануне одним из своих указов ввел ограничения на операции с российским госдолгом для банков и финансовых организаций страны. А другим объявил режим ЧС в США из-за «вредной активности» России, которая представляет «экстраординарную угрозу национальной безопасности». Под санкции уже подпали 32 физических и юридических лица, а также шесть IT-компаний за «поддержку российских спецслужб». А новый указ Джо Байдена может существенно обострить санкционное противостояние между странами. Подробности — у Владислава Викторова.

Давно обещанные санкции в отношении российского госдолга теперь уже точно вступают в силу. Правда, с некоторыми оговорками. Ограничения коснутся только прямой покупки любых облигаций, реализуемых на первичном рынке, и только тех, которые будут выпускать после 14 июня 2021 года. Российский Минфин эти меры не испугали, а эксперты подтверждают, что иностранные инвесторы все равно найдут способ обойти этот запрет.

Однако в администрации американского президента отметили, что теперь у Джо Байдена есть «максимальная гибкость» в дальнейших ограничениях, а значит, есть риск, что санкции коснутся и вторичного рынка. И это будет уже ощутимо, говорит директор института стратегического анализа компании FBK Grant Thornton Игорь Николаев: «Надо просто вспомнить, сколько у нас составляет объем рынка облигаций ОФЗ, которые купили нерезиденты, — около 3,2 трлн руб. Допустим, у нас расходы на образование в федеральном бюджете чуть меньше 1,1 трлн руб., это значительный объем, который важен для сбалансированности бюджета Российской Федерации».

«Максимальная гибкость», о которой говорили в администрации Джо Байдена, вызывает больше всего опасений у экспертов. Она появилась благодаря указу президента, который вводит режим ЧС в США из-за «вредной активности» России.

Формально это мало что меняет, тот же Минфин страны и так мог вводить санкции против целых секторов российской экономики.

Но теперь существенно расширяются критерии для введения ограничений, и, как следствие, может расшириться и перечень секторов, поясняет специальный советник по санкционному праву коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Гландин: «Указ Байдена — не просто указ о санкциях, это указ об объявлении в Соединенных Штатах Америки чрезвычайного положения. Теперь появилось специальное основание: если кто-то замечен американскими властями в осуществлении так называемой зловредной деятельности в киберпространстве — вербовка людей, организация каких-то публичных мероприятий, за это теперь можно попасть в санкционный список».

Отчасти первыми под удар попали шесть технологических компаний, против которых накануне ввели санкции. Все они, по мнению американского Минфина, так или иначе оказывали поддержку российским силовикам при хакерских атаках на госведомства США. Среди них оказалась и крупнейшая IT-структура рунета по версии Forbes — Positive Technologies. Формальный повод для санкций: компания проводила форумы, на которых ФСБ вербовала новых сотрудников, что и расценивается как «вредная активность». И это ограничение может стать наиболее чувствительным, говорит адвокат фирмы BGP Litigation Денис Дурашкин: «Фактически не только американские, но и иностранные компании теперь, скорее всего, прекратят свои отношения с российскими, которые подпали под эти санкции. Соответственно, конкретно для них, действительно, последствия серьезные. На практике прецедентов, когда удавалось оспаривать санкции, очень мало.

Единственное условие — доказать, что та информация, на основании которой американский регулятор пришел к выводу, что они участвовали во враждебной деятельности в США, не обоснована.

Но, к сожалению, это практически невозможно».

При этом тот же самый указ предполагает, что активы любых компаний и физлиц могут быть заморожены просто за связь с российским правительством. Причем это касается как руководителей, которые занимали высокие посты в кабинете министров или в связанной с ним структуре, так и компаний, которые, например, поставляют оборудование для госсектора. Поэтому управляющий партнер BMS Group Алексей Матюхов уверен, что иностранным компаниям придется перестраховываться: «Западные компании, причем не только американские, будут вести себя намного осторожнее и в отношении компаний, которые уже фигурируют в списке, и в отношении компаний, чей формат похож на компании, поименованные в санкционном списке. Я бы не сказал, что они будут действовать на опережение, прекращая с ними коммуникацию, они будут действовать, страхуя себя, используя какие-то прокладки или другие форматы взаимодействия с этими компаниями».

Нечто подобное уже сделал американский сервис видеоконференций Zoom, который запретил своим дистрибуторам обслуживать российские госкомпании и учреждения. Так что новый указ Байдена объявил российские организации заведомо токсичными.

Источник