Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Сергей Гландин прокомментировал "антисанкционный" законопроект

Депутаты обновили прошлогодний законопроект: компании из санкционного списка будут судиться с иностранными контрагентами в российском арбитраже

Снова актуальная инициатива

 Госдума 27 мая рассмотрит во втором чтении законопроект об особом порядке судов для российских граждан и компаний, попавших под санкции, следует из информации на официальном сайте.

Законопроект, подготовленный депутатами из разных фракций, поступил в парламент ещё летом прошлого года. Тогда же он был принят в первом чтении. Как говорится в пояснительной записке, сейчас российские граждане и компании, попавшие под санкции, зачастую не могут нормально защищаться в иностранных судах.

Поэтому предлагается два нововведения. Во-первых, россияне теперь могут судиться с иностранными контрагентами в российском арбитраже. Причём если между российской и зарубежной стороной есть соглашение, по которому споры решаются в определенном суде, это не помеха, следует из законопроекта. Российская сторона может в одностороннем порядке внести изменения в соглашение и перенести потенциальный суд на территорию РФ.

Во-вторых, если зарубежный судебный процесс уже идёт, его можно заблокировать и также перенести в российский арбитраж. А если — вопреки воле российского судьи — зарубежный суд продолжает процесс, российская сторона может потребовать от оппонента неустойку в размере суммы иска, который и рассматривается за границей.

Один из авторов инициативы, депутат ЛДПР Андрей Луговой год назад говорил РБК, что новый закон позволит россиянам «более качественно защищать свои права в суде». В Великобритании Лугового подозревают в убийстве Александра Литвиненко, кроме того, он находится в «списке Магнитского».

Впрочем, после первого чтения по документу почти год не было подвижек, видно из информации на сайте Госдумы. Но на минувшей неделе депутаты вспомнили об этой инициативе. 20 мая комитет по госстроительству и законодательству снова рассмотрел документ — это произошло, как сообщил источник «Открытых медиа» в нижней палате, без заседания, опросным путём — и одобрил поправки ко второму чтению. Комитет рекомендует рассмотреть документ на ближайшем заседании парламента 27 мая.

Ранее Госдума уже рассматривала два подобных «антисанкционных» законопроекта. Первый, прославившийся как «Закон Ротенберга», позволял компенсировать из бюджета потери от ареста имущества россиян из санкционного списка за рубежом. Впоследствии, по мысли автора документа, Россия могла путём регресса взыскать потери с того государства, которое наложило этот арест. Этот законопроект в 2014 году внёс депутат-единоросс Владимир Поневежский, в 2017-м его окончательно отклонили.

Другая инициатива предлагала дополнить Уголовный кодекс новой статьёй — исполнение санкций на территории России. Если российская компания отказывалась проводить какую-то сделку с фигурантом санкционного списка, признавшись, что боится последствий со стороны западных стран, она могла получить штраф до 600 000 рублей, а её директор — до четырёх лет лишения свободы. Проект в 2018 году внесла группа лиц, включая спикера Госдумы Вячеслава Володина, лидеров КПРФ и ЛДПР Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского, председателя Совфеда Валерию Матвиенко. Законопроект прошёл два чтения, но пока отложен.

Кому выгоден законопроект

Ко второму чтению текст законопроекта заметно изменился. Например, исчезли упоминания Гражданского процессуального кодекса, теперь речь идёт исключительно об изменениях в Арбитражном процессуальном кодексе (АПК), а формулировки документа стали более чёткими и понятными. Суть же осталась прежней. Фигуранты санкционных списков могут требовать переноса своих судов — как потенциальных, так и уже идущих — в российские арбитражные суды. Это не касается уголовных процессов.

В беседе с «Открытыми медиа» специальный советник по санкционному праву коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Гландин отметил, что новый законопроект написан так, словно отражает последние суды бизнесмена Олега Дерипаски и проблемы, возникшие у его адвокатов.

Российский олигарх — фигурант санкционного списка США. Его американские активы «заморожены», сам он не может въехать в Штаты.

Дерипаска попал под санкции 6 апреля 2018 года как человек, по мнению Вашингтона, близкий к Кремлю и, возможно, связанный с криминальным миром. По оценке самого бизнесмена, его состояние из-за санкций сократилось на $7,5 млрд или 80%. Как утверждал адвокат Дерипаски, его клиент оказался изгнанным из мирового делового сообщества, инвестиции его стали «токсичными», компании всего мира не хотят иметь дел с Дерипаской, боясь американских санкций. Так, концерн Volkswagen, ведущий переговоры о покупке доли в группе ГАЗ, отказался от сделки.

В марте 2019 года Дерипаска подал иск в Федеральный суд округа Колумбия против американских чиновников, включивших его в список. Описывая свои неприятности из-за санкций, олигарх привел такой факт: один из судов против него проходил в Великобритании, бизнесмен хотел нанять там адвокатов, но безуспешно — никто не хотел связываться с санкционным олигархом. А когда адвокат всё-таки нашёлся, его банк отказался принять платёж от Дерипаски. Из-за всего этого бизнесмен проиграл лондонский суд.

«Вот история, словно идеально оправдывающая появление нового законопроекта, — говорит „Открытым медиа“ Сергей Гландин из Pen & Paper. — Из-за санкций человек лишился права на нормальную судебную защиту. Но лично я, давно занимаясь санкциями, знаю только один подобный случай. Аркадий Ротенберг, Сбербанк, ВТБ, „Газпромнефть“, даже компании, принадлежащие самому Дерипаске, вполне успешно находили адвокатов и реализовывали своё право на защиту в зарубежных судах. Хотя в Евросоюзе, например, на оспаривание санкционных актов даётся всего два месяца, за которые нужно найти юристов, согласовать позицию и подать сам иск».

Другой пример Гландина тоже связан с Дерипаской. Бизнесмен несколько лет судился в Лондоне с бывшим партнером, экс-главой ВЭБ Владимиром Чернухиным из-за коммерческой недвижимости, комплекса «Трёхгорная мануфактура», в центре Москвы. На кону стояло $95 млн. В феврале 2020 года точку в процессе поставил апелляционный суд — решение оказалось не в пользу Дерипаски.

«Допустим, вы знаете, что можете проиграть суд в Великобритании бывшему партнеру. Как только вы получаете от него досудебную претензию, вы идёте в российский арбитражный суд, полагая, что здесь больше шансов на победу, и начинаете процесс здесь. Тем самым вы как будто блокируете суд в Великобритании. Почему как будто? Непонятно, как будет работать этот закон вне российской юрисдикции», — подытоживает Гландин.

Как будет работать новый закон

Требования российского Арбитражного процессуального кодекса (АПК) действуют на суды на территории России, сказано в статье 1 самого кодекса. Другими словами, АПК не может влиять на зарубежные процессы.

Представить, что судебный акт одного государства запрещает суду другого государства рассматривать дело, принятое с соблюдением подсудности, — это за пределами не только юридического понимания, но и здравого смысла, говорит «Открытым медиа» адвокат Валерий Шахов.

«Так можно дойти до того, что другие государства будут принимать законы, по которым их суды, в свою очередь, станут запрещать рассмотрение дел российскими судами, если там участвуют граждане или компании других государств», — продолжает Шахов.

Оба собеседника «Открытых медиа» приходят к выводу: главное последствие нового закона — на территории России можно будет не исполнять решения зарубежных судов, если российский арбитраж «запретил» такие суды.

«Глобально — это очень плохой закон. Год назад я надеялся, что он так и останется после первого чтения лежать в долгом ящике, — рассуждает Гландин из Pen & Paper. — Представим зарубежную компанию, которая думает о совместном проекте с россиянами. Появляется риск, что завтра твой российский партнёр попадет под санкции, а послезавтра он скажет, что споры вы теперь решаете не в Лондоне и не в Стокгольме, а в арбитражном суде Краснодарского края. Захочет ли зарубежная компания идти в проект с таким партнёром? Этим законом Россия делает ещё один шаг в сторону „клуба“ с Ираном, Зимбабве и Северной Кореей».

Источник