Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Про удар в печень и божью кару – Алексей Добрынин для «Эхо Москвы»

10 августа сотрудник Росгвардии в Москве во время задержания ударил в живот молодую женщину. В эпоху интернета на видео ленты это попало практически мгновенно.

После того как все увидели эти кадры, на которых бравый гвардеец или полицейский походя засадил уже задержанной в печень, началось обсуждение того, а что же это было, причём прозвучали мысли о том, что «посмотрите, что было за минуту до удара», а также, что с «этической точки зрения это не вполне этично», а депутат Ярослав Нилов, искренне возмутившись, сказал, что «это перебор и недостойный поступок» и закончил тем, что «ему господь этого не простит».

Ни в коей мере не отрицая возможность наступления божьей кары и даже желая её наступления, а также не оспаривая вопросы этики произошедшего немотивированного удара в печень, все же хочу сказать пару юридических слов.

По общему правилу, в соответствии с Федеральным законом «О войсках национальной гвардии Российской Федерации», так же как и законом «О полиции», применение физической силы, в том числе боевых приемов борьбы (типа самбо), допустимо если несиловые способы не обеспечивают выполнения поставленной задачи. Случаи в которых возможно применение силы:

1) для пресечения преступлений и административных правонарушений;

2) для задержания и доставления в полицию лиц, подозреваемых в совершении преступления, а также лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении;

3) для преодоления противодействия законным требованиям военнослужащего (сотрудника) войск национальной гвардии.

Формально у сотрудников, осуществлявших то самое задержание, было право на применение физической силы. Однако эти двое обязаны были учитывать, что применение силы должно быть соразмерно характеру и степени опасности пресекаемого правонарушения, лиц, его совершивших, силе оказываемого ему противодействия. В переводе на русский — применение силы не должно было быть явно и очевидно для всех чрезмерным в данной ситуации.

Также сотрудникам запрещается применять приемы, а также иные формы физического воздействия, направленные на унижение человеческого достоинства, а также носящие характер наказания, пытки или издевательства.

В случае данного удара девушке по печени, судя по кадрам видеозаписи, как раз применение силы было чрезмерным, неспровоцированным и явно выходящим за рамки необходимого.

Итак.

Девушка уже задержана.

Её сопровождают два опытных и здоровых сотрудника правоохранительных органов. В красивой экипировке.

Она в этот момент не сопротивляется и не пытается воспрепятствовать даже не задержанию, а уже доставлению.

Задержание же произошло минутой раньше именно в тот в момент когда ее лишили возможности свободно перемещаться и взяли под руки зафиксировав или, говоря шершавым языком части 4 статьи 14 ФЗ «О полиции», «фактически ограничив свободу передвижения лица».

А на кадрах её вели в автозак для отправления в отдел, то есть уже осуществляли доставление.

Затем у одного из доставлявших выпала резиновая палка, он оступился и зачем-то больно ударил задержанную.

Видимо рассердившись.

Бывает.

Но.

В таком случае действия сотрудника могут быть квалифицированы по п. а, ч 3. ст. 286 УК РФ — Превышение должностных полномочий и наказывается — лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

А про божью кару, этику и подлость — это конечно всё хорошо и очень важно, но давайте как-то светски разбираться с обычным преступлением.жертвами «слива» приватных материалов в сеть стали Ким Кардашьян, Рианна, Кейт Аптон, Миша Бартон, Эмма Уотсон, Аманда Сейфрид, Скарлетт Йохансон и многие другие. Сюжеты на эту тему, главными героинями которых становятся женщины, все чаще встречаются во многих сериалах, среди которых «Миллиарды», «Девушка по вызову», «Кибер-террор».

Гендерные различия в восприятии обществом изображения одних и тех же частей женского и мужского тела прямо зафиксированы, например, правилами Facebook и Instagram: к числу запрещенных фото и видео «относятся фото женских сосков, однако фото со шрамами от мастэктомии, а также фото женщин, кормящих грудью, разрешены». Здесь важно оговориться, что социальные сети, становящиеся самой частой платформой для порномести, активно борются с этим явлением в отношении обоих полов, прямо запрещая размещать материалы без согласия изображенного на них лица и в целом ограничивая контент сексуального содержания.

Тем не менее, шантаж и вымогательство с помощью откровенных материалов преимущественно касается именно женщин, поскольку за опубликованием таких материалов чаще всего следует общественное порицание самого факта попадания женщины в те обстоятельства, когда эти снимки или видео были сделаны. Стоит чему-то подобному оказаться в социальной сети, как сначала начинают обсуждать особенности самих женских тел, а следом — морально-этический облик женщины. Последствиями таких атак становятся не только сильнейший стресс, но и увольнения, публичные осуждения, навешивание ярлыков, вынужденная смена окружения. Именно эта цепная реакция, а не осуждение тех, кто нарушает неприкосновенность частной жизни, стимулирует частое использование такого инструмента, как «порноместь».

Закон как зеркало того состояния, в котором находится общество, должен обеспечивать баланс: все мы, независимо от пола, имеем право быть свободными в своем выборе, и эта свобода должна обеспечиваться в том числе приватностью.

Источник