Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Константин Добрынин прокомментировал "антисанкционный" законопроект

27 мая Госдума намерена принять сразу во втором и третьем чтениях закон, который позволит попавшим под санкции россиянам в одностороннем порядке переносить суды с партнерами в Россию. Такое же право получат и иностранцы, пострадавшие из-за связей с подсанкционными россиянами.

Законопроект, который скоро станет законом, был внесен в Госдуму год назад за подписями депутатов из «ЕР», ЛДПР и «СР» и нескольких сенаторов. Авторы не скрывали, что происхождение у инициативы кремлевское, а в названии законопроекта прямо говорилось, что он принимается «в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств».

В спешном порядке принятый в первом чтении текст наделал тогда много шума. В нем предлагалось дать российским гражданам и их отечественным и зарубежным компаниям, трастам и фондам право в одностороннем порядке принимать решение судиться с партнерами только в России, даже если в соглашении между ними указано, что все споры должны решаться, к примеру, в Лондонском суде или международном арбитраже. Лично выехать на заседания суда в другие страны попавшим под санкции нельзя, а их счета там могут быть заблокированы, и должно же у них быть право на правосудие, говорили авторы, называя свою инициативу «оригинальной».

С исками, требуя неустойки с партнеров, попавших под санкции, предлагалось обращаться или в российские арбитражные суды, или даже в суды общей юрисдикции. Эксперты предупреждали, что принятие законопроекта в таком виде нанесет удар по репутации страны и повлечет за собой новые санкции, что решения российских судов за пределами РФ никто исполнять не будет, а нормы законопроекта противоречат нескольким ратифицированным Россией конвенциям.

Потом о защите прав попавших под санкции россиян в Кремле как будто забыли — по крайней мере, до прошлой недели законопроект лежал в Госдуме без движения. Но теперь вдруг вспомнили и будут принимать. «Он существенно переработан, замечания устранены», — сказал «МК» глава профильного комитета Павел Крашенинников («ЕР»).

Всякое упоминание о США из названия документа убрали. А кроме попавших под санкции россиян услугами российского правосудия смогут воспользоваться еще и иностранцы, чьи компании получили головную боль из-за наложенных на них за сотрудничество с подсанкционными россиянами ограничений. Обращаться же со своими бедами всем им надо будет в арбитражный суд — по месту нахождения или проживания в России.

Противоречий с нормами международного права больше нет, считает г-н Крашенинников. Внесение изменений в соглашения в одностороннем порядке действительно «могло привести к нарушению международных договоров, а также повысить риск неисполнимости российских решений по принципу взаимности, поэтому положение из законопроекта было исключено», — пояснил он. К тому же «подсанкционные» смогут продолжать судиться за рубежом и выполнять решения заграничных или международных судов — если захотят. Зато им дано право потребовать в российском арбитраже запрета на начало суда против них где-то за рубежом или прекращения уже идущего там процесса, а арбитражный суд вправе будет по требованию заявителя присудить в его пользу денежную сумму.

Статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов Константин Добрынин сказал «МК», что закон по сути мало изменился: он по-прежнему «политический, корявый по исполнению, а главное — совершенно бессмысленный». В ответ могут последовать новые санкции и осложнения в отношениях между российскими бизнесменами и их партнерами в других странах.

Адвокат, специалист по международному праву Александр Муранов в разговоре с «МК» предположил, зачем может быть нужен такой закон попавшим под санкции: «Любое решение, которое вынесет суд за границей, исполнить будет невозможно, даже пытаться будет нельзя, если по аналогичному вопросу состоится процесс в России». И потом, «надо же что-то противопоставлять», объясняет юрист: если контрагент пострадавшего от санкций пытается добиться исполнения вынесенного в его пользу за рубежом решения, «российский контрагент может сказать: нет, вот решение против вас, вынесенное российским судом, — оно же для меня обязательно!» «Это просто тактическое средство защиты — проблему не решит, но позволит немного прикрыться», — полагает г-н Муранов.

По его словам, негативных последствий для деловой репутации при таком способе решения споров избежать трудно.

Источник