Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Константин Добрынин о внедрении онлайн-допросов

Следователям могут разрешить проводить онлайн-допросы свидетелей и потерпевших по уголовным делам. Такой проект подготовил глава комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов. По его мнению, этот шаг позволит сократить сроки расследования и сэкономить на командировках. Эксперты в целом поддерживают инициативу, однако сомневаются, что при ее реализации не возникнет злоупотреблений. Также непонятно, почему аналогичными правами не наделили вторую сторону процесса – адвокатов.

Следователи смогут вести допросы очевидцев, не выходя из собственного кабинета. Это касается тех случаев, когда свидетели или потерпевшие находятся далеко и не могут выехать на допрос по месту расследования уголовного дела. Однако их неявка, указывает сенатор Андрей Кутепов, становится весомым основанием для бесконечных продлений сроков следствия. Согласно проекту предложенного им законопроекта, «допрашивать в режиме онлайн можно будет свидетелей, потерпевших по уголовному делу и экспертов, чьи выводы могут иметь значение для следствия». Этот шаг по упрощению процедуры, уверен автор, избавит правоохранительную систему от лишних материальных и временных затрат.

Как рассказал «НГ» статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов (ФПА), старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин, в разработке проекта участвовали члены его коллегии и Федеральной палаты адвокатов РФ. Смысл новации, подчеркнул он, заключается в «устранении процессуальных абсурдов», когда уголовные дела расследуются годами и зачастую в таких делах загвоздка или единственный повод для продления – несостоявшийся допрос свидетеля или потерпевшего по делу. Поэтому, считает Добрынин, законопроект призван устранить бесконечную волокиту в расследовании, «надуманные поводы следствия для бесконечных продлений уголовного дела» и обезопасить допрашиваемых от внепроцессуального давления. При этом эксперт все же не исключает и возможных злоупотреблений: «Перегибы, конечно, возможны всегда, но мы старались свести их к минимуму».

Технически, по задумке разработчиков, процедура должна выглядеть так: два следователя созваниваются с использованием удобной для них программы, и происходит допрос. При этом оба проводят обязательную процедуру идентификации личности допрашиваемого по аналогии с тем, как это делается в судах, где допросы по видео-конференц-связи (ВКС) практикуются уже не первый год. «Тот, у которого находится свидетель, проверяет документы, удостоверяющие личность, специальный статус (если применимо) и т.п. и подтверждает соответствие. Затем задает вопросы. А следователь по месту жительства допрашиваемого лица ведет протокол и записывает все вопросы к свидетелю/потерпевшему и его ответы», – пояснил Константин Добрынин.

Советник ФПА Нвер Гаспарян в беседе с «НГ» подчеркнул, что периодически возникает необходимость допросить свидетелей или потерпевших, находящихся в других регионах страны, которые не могут явиться к следователю. Несвоевременный допрос ведет к нарушению сроков следствия и неосновательным приостановлениям производств по уголовным делам. Поэтому инициатива, считает Гаспарян, выглядит логичной и обоснованной. Тем более что при онлайн-допросах недобросовестному следователю будет сложно организовать давление на допрашиваемых лиц дистанционно. Однако представитель ФПА указал, что по ВКС всегда могут возникнуть технические проблемы и сложности в фиксации показаний. Потому этот формат должен использоваться лишь в исключительных случаях, а не повсеместно.

Член совета МОО Ассоциации юристов России Алексей Гавришев напомнил, что во многих странах следователи проводят допросы свидетелей дистанционно с использованием технических средств. Их разговоры записываются в аудио- и видеоформате, стенограмма которых прилагается к этим записям. «Это не только удобно, но и позволяет судьям, присяжным и иным участникам процесса увидеть, в каком состоянии был допрашиваемый в момент дачи показаний», – говорит Гавришев. Подобная практика, говорит эксперт, исключает возможность давления на свидетелей в уголовном процессе, а также искажений их показаний на бумаге.

А вот по мнению руководителя уголовной практики BMS Law Firm Александра Иноядова, инициатива не выглядит такой уж бесспорной, в том числе из-за рисков произвольного искажения фиксируемой информации. «Не исключена возможность того, что личность допрашиваемого лица не будет достоверно установлена», – считает он.

Помимо этого, продолжает Иноядов, следователи и дознаватели получат возможность без особых оснований использовать такой способ допроса, «что необоснованно переведет расследование в личное творчество соответствующего лица». Кроме того, де-юре свидетель вправе явиться на допрос с адвокатом, а потерпевший с представителем, что в онлайн-формате сделать будет довольно затруднительно. При этом он напомнил, что, несмотря на формальное равенство сторон, об аналогичных полномочиях защиты в документе почему-то ничего не сказано.

Адвокат Виолетта Волкова согласна, что к реализации инициативы есть вопросы – к примеру, непонятно, каким образом будут проверяться полномочия лиц или кто будет своей подписью фиксировать правильность составленного протокола. При этом единственное достаточное доказательство аутентичности показаний в протоколе – видеозапись таких бесед. Это повлечет за собой дополнительные и довольно существенные расходы. 

Источник