Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Константин Добрынин о полковнике Борисенко и его совести

Заместитель начальника полиции города Санкт-Петербурга по охране общественного порядка, полковник Виктор Борисенко на днях составил рапорт на активистку Марию Иванову, дерзнувшую сказать в лицо полицейскому жуткую фразу — «У вас нет совести». Составил да и подал в 28 отдел полиции северной столицы, куда перевёлся всего месяц с небольшим тому назад из Москвы. А Следственный Комитет, похоже, тут же начал проверку по поводу этого самого рапорта на предмет возможного возбуждения уголовного дела по статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти».

Представители СМИ установили, что смертельное оскорбление было действительно нанесено Виктору Борисенко, во время задержания активистки во время акции солидарности, проходившей 10 августа у Гостиного двора в том же Санкт-Петербурге. Солидарно тогда на ней задержали около 80 человек.

Я вполне допускаю, что товарищ полковник руководствовался сиюминутными эмоциями, которые хоть и объяснимы, но не извинительны исходя из его профессиональной подготовки и служебного стажа, поэтому и решил обратиться к нему напрямую, поскольку очевидно — ему нужна квалифицированная помощь.

Уважаемый Виктор Владимирович,

Как следует из публикаций СМИ, в минувшие выходные Вы «задержали» около Гостиного двора в моём родном городе девушку, назвавшую Вас «бессовестным». Судя по опубликованному видеосюжету, так она оценила действия возглавляемых Вами сил правопорядка и лично Ваши в отношении участников мирной уличной акции.

Как Вы сами выразились, Вы сочли адресованный Вам эпитет «бессовестный» оскорблением и, согласно сообщениям СМИ, Вами было подано заявление о проведении проверки по факту наличия в ее действиях признаков состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ — оскорбление представителя власти.

Если такое заявление Вами действительно подано, то это печально. Потому что Вы не учли, а Ваши коллеги Вам не подсказали, что это весьма сомнительный шаг с более чем туманными перспективами достигнуть поставленной цели – привлечь девушку-«обидчицу» к уголовной ответственности. Просто потому, что состав этого преступления заведомо отсутствует.

Также Вы, вероятно, не учли, что Санкт-Петербург — не Москва. Здесь подобные вещи не затмеваются масштабом происходящего, так как масштаб не тот. Он намного меньше московского. Именно поэтому в Питере можно легко получить «известность со знаком минус» от такого поступка. Достаточно вспомнить вашего коллегу «жемчужного прапорщика» ярко вспыхнувшего во время митинга 31 июля 2010 года у того же самого Гостиного, и столь же быстро и ярко сгоревшего в медийном костре — профессиональная судьба его более чем печальна.

Как коренной житель нашего города и адвокат, позволю себе провести Вам небольшой бесплатный и, поверьте, товарищеский правовой ликбез на тему отсутствия в действиях девушки (словом которой Вы так мгновенно и сильно оскорбились) указанного Вами в заявлении состава преступления.

Статья 319 УК устанавливает ответственность за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

При этом оскорблением признается унижение чести и достоинства человека, выраженное в неприличной форме.

Неприличность формы — это объективный признак, характеристика словесного выражения высказывания.

В частности, употребление непристойных, бранных, нецензурных слов является основанием для признания высказывания неприличным.

Для установления соответствующего признака при оценке словесных действий необходимо обращаться к толковым словарям русского языка, в которых указываются особенности использования того или иного слова для передачи эмоциональных оценок: «бранно» — для слов, употребляемых с целью обидеть адресата, оскорбить его; «грубо» — для слов, содержащих неадекватно грубую, часто оскорбительную оценку; «презрительно» — для слов, содержащих резкое порицание , презрение (см. напр. Большой толковый словарь русского языка (под ред. С.А. Кузнецова).

Указанные характеристики слов являются результатом обобщения их реального использования в современном языке.

Таким образом, неприличность высказывания связана не с субъективным восприятием отдельного человека, в данном случае Вами, той оценки, которую Вам даёт автор высказывания, а с объективной характеристикой словесной формы выражения.

Слово «бессовестный» со всей очевидностью не носит бранного, грубого характера в современном русском литературном языке, поэтому его использование не делает форму соответствующего высказывания неприличной.

При этом следует признать, что любой человек может посчитать обидным для себя и такие высказывания (на юридическом языке именуемые оценочными суждениями), которые объективно не имеют неприличной формы. В таких случаях, как указывают суды, важно учитывать, что человек может слишком критично воспринимать любые обращения к нему по разным причинам, в том числе и в результате завышенной самооценки. Но из этого вовсе не следует, что подобные обращения носят оскорбительный характер.

А в силу презумпции профессиональной квалификации, сотрудник правоохранительного органа должен, во-первых, уметь сохранять спокойствие и выдержку, в том числе быть терпимым к критике его действий и решений, а во-вторых, должен быть способен давать верную правовую оценку высказываниям, в частности — уметь отличить оскорбительные выражения от тех, которые не носят неприличной формы.

И не мене важное. В случаях, когда представитель власти заведомо знает, что сказанные в его адрес слова не могут быть квалифицированы как оскорбление, но, тем не менее, инициирует уголовное преследование по статье 319 УК РФ, он совершает заведомо ложный донос о совершении преступления. А это уже преступление, предусмотренное статьей 306 УК.

Таким образом, если информация о подаче Вами упомянутого заявления верна, в Ваших действиях могут быть усмотрены признаки упомянутого состава преступления.

Выход из этой непростой ситуации, созданной Вами, Виктор Владимирович, пока есть: если Вы действительно подали заявление о привлечении девушки к уголовной ответственности по ст. 319 УК РФ (во что мне верить до конца не хочется), его нужно как можно скорее отозвать, подав новое заявление с просьбой о прекращении проверки в отношении девушки.

Готовы безвозмездно оказать вам в этом адвокатскую помощь, во имя общественного блага и для правового просвещения, разумеется.

Источник