Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Валерия Зинченко о субсидиарной ответственности

Цель обязанности директора подать на банкротство возглавляемой им компании — сообщить ее кредиторам и контрагентам о плачевном финансовом состоянии должника. Если же последние были осведомлены об этом из общедоступных источников, то директор не должен нести ответственность за необращение в суд. К такому выводу пришел Верховный суд РФ (ВС), отказав в привлечении директора АО «Госземкадастрсъемка»-ВИСХАГИ к субсидиарной ответственности. По мнению юристов, ВС сделал шаг в сторону неформального подхода к рассмотрению подобных дел, но говорить о смягчении судебной практики преждевременно.

ВС рассмотрел вопрос — должен ли последний директор компании отвечать по ее долгам, если он отозвал заявление должника о банкротстве, поданное предыдущим руководителем юрлица (см. “Ъ” от 19 июня). Речь идет о деле Гария Прилуцкого — последнего директора АО «Госземкадастрсъемка»-ВИСХАГИ, которое было признано банкротом в ноябре 2017 года. Иск к нему подал конкурсный управляющий.

Арбитражные суды трех инстанций удовлетворили требования и привлекли директора к субсидиарной ответственности, посчитав, что тот не выполнил обязанности по подаче заявления о несостоятельности должника. При этом признаки неплатежеспособности у АО появились еще в 2012 году, а заявление о банкротстве компании было подано в августе 2014 года ее предыдущим руководителем (был привлечен к субсидиарной ответственности). Оно было принято судом, но ставший новым директором Гарий Прилуцкий по решению совета директоров в октябре 2014-го отозвал заявление.

По мнению судов, действия господина Прилуцкого нанесли ущерб кредиторам компании и привели к наращиванию задолженности, а отзывая заявление, директор «лично способствовал прекращению уже возбужденного дела о банкротстве должника при наличии признаков несостоятельности».

Жалоба Гария Прилуцкого была передана в экономколлегию ВС, которая отменила решения нижестоящих судов и отклонила иск о субсидиарной ответственности. ВС отметил, что необращение директора в суд с заявлением о банкротстве компании подразумевает недобросовестное сокрытие от кредиторов информации о тяжелом материальном положении должника. При этом, указала коллегия, должна быть причинно-следственная связь между обманом контрагентов компании в виде «намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства» и «негативными последствиями для введенных в заблуждение кредиторов».

Однако предыдущий директор уже подал заявление о банкротстве АО, а за два дня до отзыва этого заявления господином Прилуцким в суд поступило заявление кредитора о признании компании банкротом. Сведения об этом были опубликованы в общедоступной системе «Картотека арбитражных дел». Следовательно, пришел к выводу ВС, у господина Прилуцкого «не возникла обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом».

«В рассматриваемом случае отсутствовал сам факт обмана потенциальных кредиторов», поэтому у судов «не имелось оснований для возложения на Гария Прилуцкого субсидиарной ответственности за неподачу заявления», резюмировала коллегия.

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев позитивно оценивает решение ВС. Он считает правильной позицию, что последний директор не обязан подавать заявление о банкротстве компании, когда это уже сделал предыдущий руководитель. Старший партнер КА Pen & Paper Валерий Зинченко тоже в целом согласен с выводом ВС, «поскольку информация о банкротстве уже была раскрыта и доведена до сведения кредиторов».

В такой ситуации привлечение директора к субсидиарной ответственности носило формальный характер и не учитывало обстоятельства этого конкретного дела»,— добавляет господин Якушев.

Впрочем, партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская обращает внимание, что на момент отзыва заявления о банкротстве господином Прилуцким банкротное дело по заявлению кредитора еще не было возбуждено, «поэтому такой шаг директора вполне мог быть оценен как введение кредиторов в заблуждение в отношении финансового положения должника». По ее мнению, основания для привлечения директора все же есть, но размер его ответственности скорее всего был бы нулевым.

Дмитрий Якушев указывает, что суды в принципе не установили наличие сделок, заключенных после вступления в должность Гария Прилуцкого, а именно размер новых обязательств АО определял бы размер субсидиарной ответственности директора, но ВС не стал на этом концентрироваться.

Господин Якушев полагает, что решение ВС по делу ВИСХАГИ «имеет большую практическую пользу при разрешении схожих споров в будущем».

Светлана Тарнопольская усматривает в позиции ВС «общий курс на изменение формального подхода к рассмотрению таких споров». На это указывает и Валерий Зинченко: «С учетом общей тенденции на тотальное ужесточение субсидиарной ответственности контролирующих лиц стоит оценить неформальность подхода ВС». При этом юрист полагает, что о смягчении позиции суда по таким делам говорить еще рано.

Арбитражная группа

Источник