Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Вадима Клювганта об оспаривании штрафов за нарушение самоизоляции

Приложение «Социальный мониторинг», который столичная мэрия использует для отслеживания лечащихся на дому пациентов с COVID-19 и ОРВИ, стало причиной первого иска о взыскании морального ущерба. Инвалид I группы Ирина Карабулатова, которая не может передвигаться по дому, намерена взыскать 1 млн руб. с московского Главконтроля, оценивая в эту сумму страдания от двух штрафов за нарушение режима самоизоляции, попыток оспорить их в колл-центрах и заявлений чиновников, «ставящих под сомнение ее добросовестность и честность». Источник в столичной мэрии подчеркнул, что оба штрафа были оперативно отменены, а у истицы были технические возможности установить приложение, хотя она утверждает обратное.

Исковое заявление о компенсации морального вреда (есть у “Ъ”) Ирина Карабулатова подала в Пресненский райсуд Москвы, ответчиком выступает столичный Главконтроль. Инвалид I группы, профессор Университета дружбы народов госпожа Карабулатова не может передвигаться по дому из-за неудачной операции на позвоночнике. С 28 апреля она лечилась от ОРВИ, подписав постановление №695-ВО о самоизоляции. Приложение «Социальный мониторинг» госпожа Карабулатова, по ее словам, на свой старый телефон установить не смогла.

11 мая пациентка, сообщается в заявлении в суд, получила уведомление от Главконтроля о нарушении режима самоизоляции и штрафе в 4 тыс. руб., что «взволновало истицу, поскольку она физически не могла выйти из дома».

Следующие три дня Ирина Карабулатова пыталась донести эту информацию до департамента здравоохранения Москвы, откуда ее переадресовали в Роспотребнадзор, оттуда — в Главконтроль и, наконец, в департамент информационных технологий Москвы. Лишь после публикации 18 мая в соцсетях госпоже Карабулатовой, по ее словам, позвонили из Главконтроля, пообещав отменить штраф, а затем «в агрессивной форме» стали «расспрашивать, куда и зачем она обращалась». Сразу после этого, говорится в иске, она получила уведомление о втором штрафе от Главконтроля.

Глава ведомства Евгений Данчиков заявил, что штрафы будут отменены, но официальное решение об этом, утверждает Ирина Карабулатова, она получила лишь 28 мая — через две недели «переживаний и усиленной психоэмоциональной нагрузки». Истица отмечает, что в полученном документе штрафы увязывались с тем, что чиновникам «не были известны сведения о ее состоянии здоровья».

«По мнению Главконтроля, эти сведения могли быть учтены только после того, как человек самостоятельно начнет доказывать свою невиновность»,— говорится в тексте иска.

Ирина Карабулатова требует от Главконтроля 1 млн руб. компенсации, поясняя, что у нее ухудшилось здоровье и пропал сон в том числе из-за необходимости постоянно «давать пояснения о том, что она невиновата и действительно является инвалидом».

В случае перевода под домашний карантин, напомним, пациенты с COVID-19 (а также ОРВИ) и члены их семей должны скачать приложение «Социальный мониторинг» либо получить от властей устройство с предустановленной программой. Программа отслеживает местонахождение пациентов с помощью геолокации и периодических запросов выслать селфи. Пользователи массово жаловались на некорректную выписку штрафов в 4 тыс. руб., в том числе за не сделанное вовремя фото или за отсутствие самого приложения. В столичной мэрии признавали «карательную» функцию приложения, обещая отменить несправедливо выписанные штрафы, но не все поголовно (всего было оформлено более 54 тыс. постановлений на сумму свыше 216 млн руб.). По данным “Ъ”, столичные суды зарегистрировали более 5,3 тыс. жалоб москвичей о штрафах по соответствующей ст. 3.18.1 городского КоАП.

Согласно Конституции, граждане имеют право на компенсацию вреда от незаконного действия или бездействия чиновников, а госорганы не могут «произвольно привлекать к ответственности даже с применением технических средств», считает представитель истицы юрист Института права и публичной политики Виталий Исаков. Он обращает внимание, что в случае привлечения к ответственности по ст. 3.18.1 КоАП Москвы граждане сами обязаны доказывать отсутствие административных нарушений, «но этот процесс трудно исполним» как минимум из-за отсутствия у горожан специальных знаний об устройстве «Социального мониторинга». Наконец, юрист напоминает о презумпции невиновности в РФ, но подчеркивает, что решение по его доверительнице было принято лишь после того, как она самостоятельно доказала невиновность.

Глава Главконтроля Москвы Евгений Данчиков на вопросы “Ъ” не ответил, но источник в мэрии сообщил, что с иском госпожи Карабулатовой там знакомы. «Ситуация со штрафами была оперативно отработана, и оба штрафа, несмотря на их юридическую обоснованность, были отменены»,— отметил собеседник “Ъ”.

Он уточнил, что истица не установила приложение, хотя подписала соответствующие бумаги и не подавала заявку на полагающийся от города смартфон. «При этом мы видим, что Ирина Карабулатова выкладывает фотографии и видеозаписи, очевидно сделанные с телефона, что дает основания полагать, что ее аппарат обладает техническими возможностями для установки приложения»,— добавил источник. Кроме того, по его словам, отменен и штраф за выход из дома, когда с телефоном, указанным в подписанных документах, на улицу вышел сын Ирины Карабулатовой. Отметим, ранее первый замглавы аппарата столичного мэра Алексей Немерюк заявил, что инвалид установила приложение на смартфон сына, а тот покинул квартиру. Но в исковом заявлении утверждается, что в постановлении о всех штрафах фигурирует номер самой Ирины Карабулатовой, а заявление чиновника «вызвало появление сомнений в добросовестности поведения истицы» и стало использоваться «в обществе для обоснования ее вины».

Иск госпожи Карабулатовой о взыскании морального ущерба с Главконтроля — первый подобного рода в Москве, говорит адвокат правозащитного проекта «Апология протеста» Леонид Соловьев. «Российские суды, хотя и встают в спорах о взыскании морального ущерба на сторону истцов, на свое усмотрение назначают значительно меньшие суммы, чем в иске, в том числе десятикратно»,— говорит он. «Моральный вред — всегда вопрос оценки, жестких критериев для его взыскания нет,— отметил партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, вице-президент Адвокатской палаты Москвы Вадим Клювгант.— Предстоит доказать, в чем именно заключается вред, почему именно 1 млн руб.». Оценить шансы на выигрыш госпожи Карабулатовой в суде Вадим Клювгант затруднился, но подчеркнул, что, если человек технически или физически не мог исполнить требование мэрии, штрафов ему в принципе назначено быть не может.

Александр Воронов, Мария Старикова, Елена Рожкова

Источник