Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Вадима Клювганта о пожизненной неприкосновенности Путина и Медведева

В Госдуму внесен законопроект о неприкосновенности бывших президентов РФ. Его разработали депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас, которые предлагают расширить привилегии экс-глав государства, а также усложнить процедуру лишения неприкосновенности. Разбираемся, что именно изменится.

Сейчас бывшие президенты неприкосновенны?

Да. Согласно действующему законодательству бывшего президента России не могут привлечь к уголовной или административной ответственности за то, что он совершил во время руководства страной. Кроме того, экс-президента не могут задержать, арестовать, обыскать, допросить или досмотреть по делам, связанным с исполнением им полномочий главы государства. 

Неприкосновенность бывшего президента распространяется также на занимаемые им жилые и служебные помещения, транспортные средства, средства связи, документы, багаж и переписку. 

По действующему закону бывшего главу государства могут лишить неприкосновенности в случае возбуждения против него уголовного дела по факту совершения им тяжкого преступления в период президентства.

В этом случае председатель СКР направляет представление в Госдуму, затем депутаты должны дать согласие (а могут и не давать) на лишение экс-президента неприкосновенности. В течение трех дней решение должно быть направлено в Совет Федерации. У Совфеда есть три месяца на рассмотрение вопроса о лишении бывшего президента неприкосновенности. После принятия решения сенаторы в течение трех дней уведомляют о нем главу СКР. Если депутаты Госдумы или сенаторы откажутся лишать бывшего президента неприкосновенности, производство по уголовному делу против него будет прекращено.

Что тогда меняется?

Согласно предложенным поправкам в статью 3 закона «О гарантиях президенту РФ, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи», неприкосновенность экс-президентов может стать бессрочной. То есть она будет распространяться не только на период президентства, а на всю жизнь бывшего руководителя страны.

 

Кроме того, согласно законопроекту, усложняется процедура лишения неприкосновенности. Это может произойти по решению Совета Федерации только на основании выдвинутого Госдумой обвинения в госизмене или в совершении другого тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного и Конституционного судов. При этом судьи и Верховного, и Конституционного судов назначаются по представлению президента. Если Совфед не рассмотрит обвинения Госдумы за три месяца, попытка будет считаться отклоненной и процедуру нужно начинать заново.

Значит ли это, что Путин и Медведев смогут совершать преступления и ничего им за это не будет?

Скорее всего, да, так и есть. Исключениями останутся тяжкие преступления и государственная измена. Если проект закона Клишаса вступит в законную силу, то, например, оштрафовать экс-президента России Дмитрия Медведева за переход дороги на красный свет или участие в несанкционированном митинге в поддержку Алексея Навального будет нельзя.

«Переход дороги на красный сигнал светофора у нас пока к государственной измене не отнесен, поэтому привлечь к ответственности бывшего президента за это, согласно обсуждаемому законопроекту, нельзя. Все, что не отнесено к обвинениям в тяжком преступлении и госизмене, априори выведено этим законопроектом из сферы ответственности таких лиц (экс-президентов — Znak.com)», — поясняет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант

После принятия закона такая индульгенция будет распространяться персонально на двух людей — Дмитрия Медведева и Владимира Путина. В дальнейшем такой привилегией смогут воспользоваться и все следующие главы государства, если закон будет продолжать действовать в таком же виде.

Зачем бывшим президентам пожизненная неприкосновенность?

В пояснительной записке к тексту законопроекта ответа на этот вопрос нет, на этот вопрос не ответил Znak.com и сенатор Андрей Клишас. Он лишь сказал, что «необходимость такой редакции проекта продиктована статьей 92.1 (Конституции — Znak.com), которой не предусматривается каких-либо временных ограничений неприкосновенности президента».

 

Политолог Александр Кынев отмечает, что сама практика дополнительных гарантий уходящему президенту не нова. «Это напоминает российскую реплику польского механизма конца 80-х годов, когда специально была введена концепция конституционной ответственности, где все механизмы привлечения к ответственности бывшего президента были такими же, как для действующего, еще в течение 10 лет после ухода в отставку. Это, фактически, было сделано под Войцеха Ярузельского (председателя Госсовета ПНР и первого президента посткоммунистической Польши — Znak.com), и это был элемент соглашения о трансформации с тем, чтобы защитить руководство старой элиты в ходе трансформации», — констатирует Кынев.

 

Значит ли это, что Путин готовится уйти? И сработают ли эти гарантии?

Как отмечает политолог Александр Кынев, это помогает в единственном случае: если трансформация предполагается в рамках жесткого выполнения правил игры, что правовой контур останется неизменным. «Но надо понимать одну простую вещь: в случае трансформации иной, например революции, никаких гарантий выполнения прежних договоренностей быть не может. Если будет отменена Конституция и законы, никто не будет исполнять то, что было принято», — комментирует он.

Эксперт считает, что преодолеть предусмотренную в законопроекте процедуру лишения президента гарантий маловероятно. Однако само предположение о том, что после ухода высшего должностного лица от власти конституционная система останется неизменной, выглядит довольно наивно. «У нас персоналистский политический режим, и я думаю, что шансов сохранить прежний конституционный дизайн в случае смены первого лица немного, потому что все это написано под одного человека. У нас никогда смена первого лица не вела к сохранению прежнего формата. И очень велики риски, что реальная утрата власти приведет к немедленному переписыванию законов.

Я думаю, что власть сама не очень сильно верит, что кто-то под эти гарантии будет уходить в надежде, что кто-то будет это все выполнять. Это просто мечты», — полагает Александр Кынев.

«Власть переживает, что когда-то она перестанет быть властью и когда-то новая власть захочет провести ревизию всего того, что было сделано, в частности бывшими президентами. Поэтому лучше, по их мнению, перестраховаться. Как ни странно, они верят, что эти законы будут работать при любом раскладе и новая власть будет руководствоваться старыми законами», — говорит политолог Константин Калачев. Его удивляет, что «люди, которые исходят из политической целесообразности, почему-то верят в верховенство права по отношению к будущему, а также в то, что эти законы не будут пересмотрены.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов разделяет эту точку зрения. Он обращает внимание на то, «в случае актуализации этой темы любой закон можно будет принять за один день (как когда-то это было во время ухода Бориса Ельцина)». «В данном случае это больше похоже на придание дополнительной сакральности действующему президенту», — считает эксперт, отмечая, что Клишас таким образом хотел бы «продемонстрировать преданность», что «всегда востребовано». 

Политконсультант Леонид Давыдов в своем телеграм-канале «Давыдов.Индекс» также подчеркивает: «если нынешняя система перестанет существовать, то и законы будут другие», поэтому «переживать не о чем, а при существующей [системе] можно опасаться только других акторов».

Источник