Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Станислава Данилова о споре вокруг проектирования «коричневой» ветки в Санкт-Петербурге

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд Санкт-Петербурга оставил в силе решение предыдущих инстанций о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Петербургу по отмене итогов конкурса на проектирование «коричневой» ветки метро, который изначально выиграл петербургский «Ленметрогипротранс». В результате этого дела уже более года продолжается судебный процесс между проектировщиками, Смольным и антимонопольной службой, так как контракт в итоге был заключен с московским «Метрогипротрансом». Впрочем, работы по разработке подземки выполнены менее чем на 10%, а линию должны ввести уже в 2026–2027 году.

ОАО «Ленметрогипротранс» (ЛМГТ) подало иск к УФАС в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти еще 8 октября, требуя отмены предписания ведомства, которое в сентябре по жалобе «Метрогипротранса» (МГТ) определило повторно рассмотреть вторые части заявок на конкурс по проектированию участка Красносельско-Калининской линии (ККЛ) городского метрополитена от станции «Казаковская» («Юго-Западная») до станции «Сосновая Поляна» (тоннели и четыре станции). Третьими лицами выступают комитет по госзаказу и комитет по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ).

Одновременно с этим иском ЛМГТ оспаривал результаты объявленного властями тендера на проектирование участка подземки за 990,1 млн рублей, добившись приостановки выполнения работ по контракту. Впрочем, результаты последнего иска полностью зависят от решения по процессу с УФАС. В ведомстве заявили, что планируют обжаловать решение в Арбитражном суде Северо-Западного округа.

Изначально конкурс выиграл ЛМГТ, снизив стоимость контракта почти на 250 млн рублей, до 743 млн рублей. Однако МГТ, второй участник конкурса, оспорил условия участия ЛМГТ в тендере в УФАС — и контракт перезаключили с ним. Завершить работы по контракту планировалось до августа 2023 года. В заявлении МГТ в УФАС говорилось о том, что у генерального директора ЛМГТ нет полномочий для принятия решений об участии в торгах, сумма сделки по которым выше 225 млн рублей, на это требуется одобрение совета директоров общества, который выбирают акционеры, при этом МГТ владеет 8,5% акций ЛМГТ. Подобный документ к заявке не приложили, поэтому победа ЛМГТ в аукционе спорна, отмечал заявитель. УФАС с доводами согласилось, это дело стало причиной повторного рассмотрения заявок на конкурс, результаты которого Смольный отменил, по сути, объявив тендер заново. В ЛМГТ подчеркивали, что на момент проведения конкурса и подачи заявок сдерживающих факторов для участия в нем не было. Кроме этого, госконтракт на проектирование метро не является крупной сделкой, поскольку не выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности компании и в связи с этим не требует одобрения со стороны общего собрания акционеров и совета директоров.

В УФАС на вопрос “Ъ” о возможности проведения внутренней проверки заявили, что такая процедура, как пересмотр итогов работы комиссии, не предусмотрена. «Повторная проверка — это суд»,— сообщил представитель ведомства. В КРТИ не планируют обжаловать решение суда в дальнейших инстанциях. В ведомстве добавили, что проектирование по контракту было выполнено на 6%. «Строительство (новых станций.— “Ъ”) зависит от ряда факторов. Конечно, процесс проектирования тоже влияет, но мы надеемся, что сроки отраслевой схемы (ввод станций отнесен на 2026–2027 годы.— “Ъ”) будут выдержаны»,— заявили в комитете.

Судебные разбирательства из-за контракта происходят на фоне акционерного конфликта внутри ЛМГТ: московский проектно-изыскательский институт «Метрогипротранс» предлагал акционерам ЛМГТ продать блокирующий или контрольный пакет акций петербургского проектировщика за 100–300 млн рублей, но они отказались (см. “Ъ” от 03.10.2019).

Комиссия ФАС довольно часто выносит компромиссные решения, говорит партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов. «Я бы не усматривал коррупционную или любую иную составляющую в деятельности ФАС — для проведения внутренней проверки нет никаких оснований. Кроме того, результаты внутренней проверки не влияют на уже вынесенное решение ведомства, насколько бы долго оно ни проверялось на предмет законности в арбитражном суде»,— заключает он.

Яна Войцеховская

Источник