Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Станислава Данилова о банкротстве Hoist Hospitality Partner

В структурах крупного системного интегратора Hoist Hospitality Partner, работающего с гостиничным бизнесом, введена процедура наблюдения. В прошлом году компания, принадлежавшая шведскому холдингу, в очередной раз сменила владельца в России на фоне роста дебиторской задолженности. Пандемия и кризис усугубили ситуацию, поскольку отельеры заморозили платежи подрядчикам на несколько месяцев.

В ООО «Хойст Хоспитэлити груп» введена процедура наблюдения, следует из картотеки Арбитражного суда Москвы. Заявление о банкротстве компании в декабре подала ее сотрудница Наталья Каюмова, которая взыскивает 430 тыс. руб. долга по зарплате с июля по октябрь 2019 года. Всего с начала 2019 года суды зарегистрировали почти два десятка исков кредиторов на 40 млн руб., из них требования на 25 млн руб. суд удовлетворил. Крупнейший кредитор — «Открытие ТВ», дистрибутор платных телеканалов группы Discovery,— требует 15 млн руб., суд рассмотрит его иск 23 июня.

Hoist Hospitality Partner — крупный системный интегратор в гостиничном секторе, он занимается системами управления номеров, подключением телевизоров и телеканалов, сетями Wi-Fi и другой техподдержкой отельеров. Исходно это шведский бренд: в 2005 году Hoist Group открыла представительство в России, а в 2015 году шведы продали компанию менеджменту — Антону Сиротину и Карлу Норману. Партнеры объединили бизнес с системным интегратором Sean Антона Сиротина, который обслуживал коммерческую недвижимость, новая компания стала называться Hoist Hospitality Partner. Два года спустя господин Сиротин стал ее единственным владельцем, следует из данных «СПАРК-Интерфакса». Sean прекратила деятельность около трех лет назад; единственной активной компанией в группе осталась «Хойст Хоспитэлити груп», говорит Антон Сиротин. По данным «СПАРК-Интерфакса», ее выручка за 2019 год составила 129,3 млн руб., чистая прибыль — 291 тыс. руб.

После выкупа у шведских собственников компания в несколько раз увеличила оборот за несколько лет, но в последний год накопилась дебиторская задолженность, рассказал Антон Сиротин.

Из-за пандемии многие отели попросили заморозить исполнение контрактов на обслуживание инженерных систем, и «денежный поток сократился в разы», объясняет он. За полгода до начала процедуры наблюдения у «Хойст Хоспитэлити груп» сменился владелец — с ноября вместо Антона Сиротина компания принадлежит Павлу Сизову. Сделку господин Сиротин не комментирует, отмечая, что компания продолжает работу. Связаться с господином Сизовым не удалось.

Управляющий партнер Ivashkevich Hospitality Станислав Ивашкевич называет Hoist крупным игроком на рынке, который специализировался, в частности, на установке и обслуживании телевизоров — такой бизнес строится на том, что, получив разовый платеж за установку оборудования, в дальнейшем оператор ежемесячно получает отчисления за его эксплуатацию. Но практически все отельеры в кризис отказывались от дополнительных затрат, просто прекращая платежи, указывает он. В том числе гостиницы отказывались от дополнительных телеканалов, оставляя только базовый набор, добавляет господин Ивашкевич.

Столкнувшись в марте и мае с резким падением выручки, многие гостиницы пожертвовали платежами поставщикам, подтверждает вице-президент Федерации рестораторов и отельеров Вадим Прасов.

«Поставщики, работающие с объектами общепита при отелях, обращались в правительство с коллективным письмом, где просили распространить на них господдержку, но получили отказ со ссылкой на то, что перечень пострадавших отраслей сформирован и дополняться не будет»,— отметил он.

С апреля в России действует мораторий на банкротства в связи с пандемией и кризисом, который распространяется на компании из наиболее пострадавших отраслей экономики. Hoist к таким не относится, поскольку ее основной ОКВЭД — «Оптовая торговля теле- и радиоаппаратурой», указывает Станислав Данилов, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper. Более того, добавляет юрист, дело о банкротстве было инициировано до пандемии и поэтому продолжается в штатном порядке.

Анна Афанасьева, Александра Мерцалова

Источник