Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Константина Добрынина о гарантиях неприкосновенности президентов

В Госдуму внесен законопроект об изменении процедуры лишения неприкосновенности экс-главы государства. Он предполагает, что неподсудность президента будет сохраняться вне зависимости от периода исполнения им полномочий. Из документа следует, что лишение неприкосновенности прекратившего исполнение своих полномочий президента осуществляется в случае принятия соответствующего решения Совфедом и только на основании выдвинутого Госдумой обвинения в госизмене или совершении иного тяжкого преступления.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил внесение законопроекта «обычной практикой» стран мира. Старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин рассказал The Insider, что в большинстве государств подобной практики не существует.

Гарантии неприкосновенности института Президента в законодательстве зарубежных стран весьма вариативны.

Например, во Франции привилегии для бывших президентов регулируются законом об учреждении пенсии бывшим президентам от 3 апреля 1955 года, который претерпел некоторые изменения лишь в 2016 году. Конституция страны устанавливает временную неприкосновенность главы государства в течение срока его полномочий. Отставной президент Франции может остаться на государственной службе и стать пожизненным членом Конституционного совета — аналога Конституционного суда в России. Это дает юридическую неприкосновенность, если бывший глава откажется от политической деятельности и не будет претендовать на выборные должности.

В Армении в соответствии с п. 3 ст. 140 Конституции страны говорится: «Президент Республики может привлекаться к ответственности за действия, не связанные с его статусом, только после завершения своих полномочий». Нет гарантии неприкосновенности для экс-президента и в законе «О вознаграждении, обслуживании Президента Республики Армения и обеспечении его безопасности».

В Южной Корее у бывших президентов в Южной Корее в принципе нет неприкосновенности. С момента образования республики в 1948 году суд признал троих из 12 президентов виновными в совершении уголовных преступлений по разным обвинениям от предумышленных убийств до коррупции. Дела в отношении еще двоих не были доведены до суда.

Также обстоят дела и в Мексике, где у бывших президентов нет неприкосновенности. Согласно ст. 108 Конституции страны, Президент Республики во время нахождения в должности может быть привлечен к ответственности лишь за государственную измену и тяжкие уголовные преступления.

В Италии же в ст. 59 Конституции зафиксировано, что президент после окончания срока полномочий становится пожизненным сенатором и, в соответствии со ст. 68, не может быть привлечен к уголовной ответственности. Иммунитет может быть снят только решением Сената.

А в далекой Руанде в соответствии со ст. 114 Конституции экс-президент «не может быть привлечен к ответственности за государственную измену или серьезное и преднамеренное нарушение Конституции, если во время его правления против него не было выдвинуто обвинений».

Поэтому Российский путь лежит скорее ближе к глобальному или абсолютному иммунитету, что обоснованно всем ходом нашей истории. Однако не стоит забывать, что с такой легкостью принятые объемные гарантии на последующих исторических этапах с не меньшей же легкостью гарантиями могут перестать быть.

Источник