Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Екатерины Тягай о рынке суррогатного материнства

В конце декабря Видновский городской суд рассмотрит иск о признании недействительными свидетельств о рождении двух детей от суррогатной матери. Младенцы были обнаружены в подмосковной квартире в январе этого года. Местные органы опеки и попечительства хотят добиться, чтобы данные генетических родителей-филиппинцев убрали из документов, поскольку иностранцы из-за пандемии COVID-19 и закрытых границ до сих пор не забрали детей. По версии истцов, это значит, что филиппинская пара не выполняет родительские обязанности. В аналогичной ситуации, как считают адвокаты, могут оказаться около 300 младенцев, рождённых от суррогатных матерей в России. Подробности — в материале RT.

24 декабря Видновский городской суд Московской области рассмотрит иск органов опеки и попечительства к Хамовническому отделу ЗАГС о признании недействительными свидетельств о рождении суррогатных детей. Истец требует убрать из документов указания на генетических родителей-филиппинцев в качестве матери и отца младенцев. Об этом RT сообщил адвокат иностранцев Игорь Трунов. По его мнению, опека хочет лишить филиппинцев их родительских прав, даже не привлекая их и их законного представителя к участию в деле.

По словам адвоката, двух близнецов, в чьих документах в качестве родителей были указаны вице-спикер палаты представителей конгресса Филиппин Фредениль Эрнаес Кастро и его супруга Джейн Тан Кастро, изъяли из квартиры в Одинцовском районе Подмосковья в начале этого года. С тех пор они содержатся в видновском Доме ребёнка.

Трунов отмечает, что учреждение отклоняет его запросы и не отвечает на просьбы о предоставлении возможности навестить младенцев.

По его словам, органы опеки пытаются оспорить свидетельства о рождении детей, поскольку младенцы якобы безнадзорные. Основанием для подачи иска указано то, что супруги Кастро не обращались в органы опеки и попечительства с заявлением о передаче им детей.

«Сложилась абсурдная ситуация — оспариваются оригиналы, подлинники свидетельств о рождении, выданные Хамовническим ЗАГСом и хранящиеся в детском доме, только на основании того, что родители детей не забирают. Это при том, что семья обратилась в суд. Но когда мы просим разъяснить, почему при всех документах детей не отдают родителям, почему следствие бездействует, то нам в этом отказывают. При этом следствие не сомневается, что дети действительно от филиппинцев, потому что не требует дополнительных экспертиз, хотя мой подопечный готов прилететь и дополнительно сделать анализ ДНК, чтобы подтвердить отцовство», — отмечает адвокат.

11 эпизодов, 14 детей

Напомним, в январе 2020 года в одной из квартир посёлка ВНИИССОК Одинцовского района Московской области было обнаружено тело новорождённого мальчика. По одной из версий, младенец умер из-за синдрома внезапной смерти новорождённого. По другой — у него с рождения была диагностирована кефалогематома (родовая травма в области головы).

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Торговля людьми» после обнаружения пяти младенцев в квартире на северо-востоке...

Как сообщили в региональном СК, ребёнок, рождённый суррогатной матерью в декабре 2019 года, находился под присмотром няни в квартире, где также проживали ещё трое младенцев (двух- и трёхмесячного возраста), рождённых аналогичным способом. У двоих из них в качестве родителей были записаны супруги Кастро.

«Новорождённые находились там до тех пор, пока их биологические родители — граждане иностранных государств — занимались оформлением всех необходимых на детей документов, в том числе для дальнейшего вывоза их за рубеж», — отмечается в сообщении ведомства.

Оставшихся детей (двух разнополых близнецов и мальчика) поместили в городскую больницу, а затем в Дом ребёнка. Следователи возбудили уголовное дело по статьям 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) и 127.1 УК РФ (торговля людьми).

В июне 2020 года правоохранители обнаружили ещё одну квартиру с детьми, рождёнными суррогатными матерями, — на сей раз на Аргуновской улице в Москве. В полицию обратились соседи из-за непрекращающегося детского плача за стеной. В квартире содержались пятеро младенцев в возрасте от шести дней до полугода, с которыми находились две гражданки Китая.

По данным следствия, дети предназначались для передачи в том числе семьям из КНР. Следственными органами также было возбуждено уголовное дело о торговле людьми.

Позднее СК объединил уголовные дела о торговле детьми, найденными в Москве и Московской области. Фигурантами суррогатного дела стали врачи-акушеры, гинекологи, урологи, а также административные сотрудники Европейского центра суррогатного материнства, клиники «Петровские ворота» и юридической компании «Росюрконсалтинг» (специализируется в области репродуктивного права, занимается сопровождением процесса).

В деле 11 эпизодов, объединяющих 14 детей (один из которых умер). Все эпизоды охватывают период до начала 2020 года, что не даёт следствию оснований предъявлять обвинения по детям, рождённым после этой даты, в том числе и найденным на Аргуновской улице, утверждает адвокат, член комиссии по этике и праву Российской ассоциации репродукции человека Ольга Зиновьева.

На данный момент арестованы семь фигурантов, ещё один находится под домашним арестом. Двое из них (Валентина Чернышова и Роман Емашев) признали вину и заключили сделку со следствием.

Основной фигурант — глава «Росюрконсалтинга» Константин Свитнев — был объявлен в международный розыск. Ему заочно предъявлено обвинение по статье 127.1 УК РФ («Торговля людьми, повлёкшая по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия в составе организованной группы»).

По данным RT, Свитнев находится в Праге. В разговоре с журналистами телеканала он заявил, что готов приехать, как только откроется международное авиасообщение. Свитнев, как и большинство остальных фигурантов дела, отрицает, что имел отношение к детям, найденным на Аргуновской улице.

5 ноября Басманный суд Москвы вынес постановление о заочном аресте Свитнева. 

Кроме того, в рамках дела в международный розыск объявлена одна из суррогатных матерей — гражданка Украины Ирина Когут. По версии следствия, она родила трёх детей в 2014 и 2016 году и продала их заказчику с Филиппин, «внеся в свидетельства о рождении заведомо ложные сведения» и принимая участие в транспортировке младенцев за границу. 3 ноября Басманный суд вынес постановление о её заочном аресте. 

«Это затягивает»

Многие суррогатные матери теперь опасаются, что их постигнет участь Ирины Когут, рассказала RT одна из сурмам. Но и отказаться, по её словам, от такого способа заработка они не могут.

«Это затягивает. Если один раз приходишь в программу, то большинство девочек идут и второй раз», — рассказывает RT Ольга (имя изменено), дважды родившая ребёнка «под заказ».

По её словам, к женщинам, принимающим участие в программе, предъявляются жёсткие требования. У них обязательно должны быть в прошлом самостоятельные успешные роды: это свидетельствует о том, что мама здорова, а также является своеобразной гарантией того, что она не откажется отдавать суррогатного ребёнка.

Необходимо предоставить справки от врачей, в том числе о том, что женщина не состоит на учёте в нарко- и психдиспансере. Если женщина замужем, то также требуется письменное согласие от мужа на её участие в программе.

По некоторым данным, после того как эмбрион перенесён и тест на беременность показал положительный результат, женщина принимает на себя ряд обязательств. Например, не вести половую жизнь на протяжении всей беременности (чтобы избежать риска заражения венерическими заболеваниями), нормально и полноценно питаться, всеми доступными способами избегать стрессовых ситуаций, а также не заниматься тяжёлым физическим трудом, не делать резких движений и частых наклонов. За нарушение этих пунктов участницам грозит серьёзный штраф — 50—100 тыс. рублей.

Врач Юлиана Иванова, одна из обвиняемых по делу о торговле детьми, в ходе проверки СИЗО №6 заявила членам ОНК Москвы об угрозах в её...

Кроме того, по тем же данным, с момента установления беременности и до родов женщины ежемесячно получают небольшую сумму на питание и иные расходы (около 20 тыс. рублей) плюс пара тысяч — доплата за многоплодную беременность. Если рождается несколько детей, то соответственно растёт и итоговый гонорар: к обычным 1,2—1,3 млн рублей прибавляется ещё порядка 130—150 тыс. Если беременность прерывается или замирает не по вине суррогатной матери, то она лишается гонорара, но получает определённую выплату: в зависимости от срока сумма колеблется от 5 тыс. до 50 тыс. рублей.

С 28—30-й недели будущие мамы чаще всего переезжают в квартиры или дома, которые арендует агентство. Как правило, они живут там вместе с другими участницами программы, но некоторые компании разрешают селиться вместе с родными детьми. После родов женщина пишет отказ от ребёнка, разрешение на то, чтобы в свидетельстве о рождении указали данные генетических родителей, и после выписки из медучреждения обязательства суррогатной матери считаются выполненными.

Ольга решила пойти в программу, чтобы закрыть большой долг и разобраться с квартирным вопросом. Её знакомая, Мария (имя изменено), также стала суррогатной матерью по финансовым соображениям, когда оказалась улице одна с двумя детьми: «По-другому за такой короткий срок эти деньги не заработаешь. А так и себе помогла, и другой семье». Сейчас она перешла на должность агента, набирает новых участниц для программы.

«Мамочек нахожу через рекламу в соцсетях, в газетах, когда-то просто развешиваем объявления на досках. Плюс работает сарафанное радио. Из Москвы и Подмосковья, по крайней мере в нашем агентстве, меньше всего участниц, в основном приходят из Липецка, Воронежа, Орла», — рассказала Мария RT.

По её словам, агентств и клиник, которые оказывают услуги суррогатного материнства, очень много: «Только в Москве их, наверное, штук 20». Генетические родители — в основном россияне, но из иностранных граждан Марии чаще всего встречались американцы.

Закрытые границы

Дети с генетическими родителями-иностранцами оказались в наиболее уязвимом положении из-за закрытых на время пандемии COVID-19 границ.

«К сожалению, российские органы опеки не приняли надлежащих мер по своевременному выявлению этих детей и обеспечению им надлежащих контролируемых условий пребывания, — говорит адвокат Ольга Зиновьева. — Поэтому полагаю, что случаи обнаружения квартир с неучтёнными детьми могут повториться. По оценкам суррогатных агентств, сейчас в России около 300 таких детей».

В частности, только в Санкт-Петербурге по состоянию на 31 октября ждали своих генетических мам и пап 92 малыша, из них родителями 30 младенцев являются граждане КНР, рассказали в аппарате регионального детского омбудсмена в Санкт-Петербурге.

«До конца года по договору о суррогатном материнстве должно родиться ещё 39 малышей. Если гуманитарный рейс не состоится или органами государственной власти не будет разработан и реализован иной механизм воссоединения детей с их биологическими родителями, 31 декабря 2020 года в Северной столице 131 ребёнок встретит Новый год без своих пап и мам», — добавили там.

Без организации транзита дети с высокой вероятностью попадут в государственные учреждения и в банки данных на усыновление. Впрочем, региональный детский омбудсмен Анна Митянина говорит, что граждане КНР могут получить однократные визы на медицинские услуги: «По такой форме сейчас почти 15 семей находятся на территории Петербурга. Их документы переданы в Главное управление по вопросам миграции МВД России, чтобы они могли с детьми вернуться на родину по маршруту Москва — Пекин. Один из родителей уже забрал своего ребёнка из Дома ребёнка №3».

Аналогичной схемой воспользовались и в Карелии. В августе в Петрозаводском перинатальном центре суррогатная мать родила ребёнка для китайской пары, подписала разрешение на указание их данных в свидетельстве и ушла из роддома.

«Положение патовое: вписать в свидетельство о рождении китайских родителей нельзя, потому что они не могут приехать, — комментировал ситуацию региональный детский омбудсмен Геннадий Сараев. — А суррогатную мать нельзя, потому что в этом случае ребёнок официально становится её сыном. Ну, приняли самое «мудрое» решение: пока вообще не оформлять свидетельство, пусть штрафуют».

В итоге иностранцы смогли оформить визу для лечения или ухода за родственниками и спустя три месяца оформили свидетельство о рождении малыша. Им также пришлось сделать ещё один ДНК-тест для властей Китая. Сейчас семья готовится к возвращению домой.

Изменения в нормативных документах

По данным адвоката Ольги Зиновьевой, следствие ведёт поиск иных эпизодов, которые могли бы быть рано или поздно объединены с основным делом: «Мне известно, что интерес следствия вызывают и не состоящие в браке или партнёрстве с женщинами мужчины, чьи дети были рождены суррогатными матерями, и одинокие женщины, являющиеся юридическими матерями детей, рождённых суррогатной матерью с использованием полностью донорского эмбриона. Отдельно следует отметить, что все эпизоды, которые легли в основу уголовного дела, хронологически произошли до пандемийных транспортных ограничений».

Само по себе суррогатное материнство является вполне легальным видом вспомогательных репродуктивных технологий, продолжает адвокат.

«Существование и поддержание жизни в этом деле, очевидно, вызывает то обстоятельство, что в ряде спорных программ использовались половые клетки, чью принадлежность следствие по-прежнему не установило, ряд программ выполнялся для лиц, которые не имеют генетической связи с ребёнком или для так называемых одиноких мужчин (на мой взгляд, корректнее было бы называть их мужчинами, не состоящими в браке или партнёрстве с женщинами, поскольку одинокими они зачастую не являются). Полагаю, что как только следствие установит это обстоятельство, уголовное преследование по части эпизодов должно быть прекращено само собой», — отмечает Зиновьева.

При этом так называемое частичное донорство (использование донорских половых клеток матери и собственных — отца либо наоборот) с 1 января 2021 года, как ожидается, будет официально разрешено указом Минздрава РФ.

Соответствующие изменения в нормативных документах необходимы и для родителей-иностранцев, считают юристы.

«Родителям-иностранцам часто рекомендуется находиться на территории России в течение всего периода ведения беременности, чтобы исключить потенциальные трудности и споры в будущем, поскольку отечественное законодательство в части обращения иностранцев к вспомогательным репродуктивным технологиям, мягко говоря, небезупречно», — рассказала RT партнёр и руководитель практики «Особых поручений» коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай.

Практика суррогатного материнства не закреплена в едином законе, добавляет уполномоченный по правам ребёнка в Москве Ольга Ярославская.

«С мая в федеральном правительстве идёт активная работа по урегулированию этой системы, — пояснила она RT. — Например, введение специальных типовых виз — не туристических и не трудовых — для будущих родителей, потому что они приезжают за ребёнком вдвоём, а уезжают уже втроём. Дети от суррогатных матерей продолжают рождаться, и они не должны страдать. Донести это до исполнительной власти — наш долг».

Источник