Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарии Екатерины Тягай о плагиате и ответственности за него

Плагиат — преступление старое если не как мир, то как Шекспир или даже Гомер. Философ и литературный критик Ролан Барт в 1967 году заявил о «смерти автора», однако на трепетное отношение к авторским правам этот некролог никак не повлиял. Художники, писатели, дизайнеры и музыканты продолжают обвинять друг друга в плагиате. Только за последний месяц обвинения прозвучали и в адрес певицы Земфиры, и в адрес важнейших российских писательниц Людмилы Улицкой и Гузели Яхиной. Пока в сети ломали копья, мы решили разобраться, что вообще считается плагиатом, можно ли от него застраховаться и как отстоять свои права. Разбираемся вместе с экспертами в области искусства, литературы и законодательства.

Плагиат — это вообще преступление?

Да, плагиат — это уголовное правонарушение. Как объясняет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай, в российском законодательстве это слово вообще встречается только в одном месте — в статье 146 УК РФ как синоним «присвоения авторства». То есть, если человек объявляет себя автором чужого произведения или выпускает под своим именем произведение, созданное в соавторстве с другим лицами, на него можно вполне обоснованно подать в суд.

То есть за плагиат можно подать в суд?

Да, в рамках административного судопроизводства можно добиться выплаты компенсации за причиненный финансовый и репутационный ущерб — от 1500 до 2000 рублей с граждан, от 10 000 до 20 000 рублей с должностных лиц организаций и от 30 000 до 40 000 рублей с самих организаций. Выглядит не слишком пугающе для злоумышленников, однако если плагиаторы заработали на вас миллионы, то речь может идти и об уголовном преследовании: та самая статья 146 УК РФ предусматривает до двух лет лишения свободы, если сумма ущерба настоящему автору превысила 100 тысяч рублей, и до пяти лет, если речь идет о миллионе рублей и более.

Как доказать, что вы — автор? Нужно обязательно регистрировать авторские права?

У нас для вас две новости. Первая — хорошая. «Для защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей», — цитирует закон Екатерина Тягай. Поэтому, если вы не зарегистрировали свое авторство и вам нужно его доказать, можно использовать косвенные доказательства — скрины из почты, мессенджеров, в которых видна дата отправки письма и имена отправителя и адресата. Подойдут и различные рабочие материалы, которые вы использовали при создании произведения: наброски, эскизы и даже «переписки с третьими лицами, в рамках которых обсуждалось само произведение, его замысел или планы по будущему использованию». Но есть и плохая — любого количества этих косвенных улик может не хватить.

Доказать свое авторство — самая сложная часть?

К сожалению, нет. Ведь суд должен убедиться не только в том, что вы что-то придумали, но и что у вас это что-то украли. Адвокат Екатерина Тягай говорит, что на практике доказать плагиат бывает сложно: иногда суды разных инстанций при рассмотрении одного и того же дела приходят к разным выводам, поэтому исход обращения в суд предсказать, увы, невозможно. Например, в 2018 году бренд Sunlight полностью скопировал дизайн подвесок «Леденцы» ювелирного бренда Avgvst, повторив даже промосъемку. После получения досудебной жалобы Sunlight удалил скопированные фотографии из своего профиля в Инстаграме, но продавать и рекламировать украшение не прекратил. До судебных разбирательств дело не дошло: на тот момент Avgvst не составляли патент (то есть исключительное право пользования) на подвески, а форма чупа-чупса не является инновационным изобретением и считается общепризнанной — то есть свободной для использования. Все это делало перспективы Avgvst в суде не слишком многообещающими.

При разговоре об авторстве нужно учитывать, что по ч. 5 ст. 1259 ГК РФ авторское право не распространяется на идеи, методы, способы и концепции. Юристки Plz agency приводят пример: «Если вы рассказали другу свой сон, а он написал рассказ с изложением сюжета сна — спор в правовом поле исключен». При этом, если, хорошо вспомнив сон, вы написали повесть, а на ее основании другой человек без вашего ведома и согласия решил поставить спектакль — вы имеете полное право обратиться в суд.

Что может помешать доказать свою правоту в суде?

Суд может счесть плагиат за заимствование. В таком случае добиться компенсаций не получится, так как по смыслу ст. 1274 ГК РФ заимствование — это «свободное использование произведения» без согласия автора и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора и источника заимствования. Проще говоря, если «плагиатор» указал вас в кредитах и сослался на вас как на источник вдохновения, то он не нарушил закон, а лишь позаимствовал вашу работу в своих целях, при этом не пытаясь присвоить себе авторство. Адвокат Екатерина Тягай дополняет: «Свободное использование произведения допускается в определенных случаях. Один из них — цитирование для раскрытия творческого замысла автора в оправданном целью цитирования объеме». Суду остается сущая мелочь — определить оправданный объем.

А чем плагиат отличается от оммажа?

«Творчество — это всегда рекомбинация уже имеющихся образов, — считает куратор некоммерческого фонда поддержки современного искусства Cosmoscow и арт-критик Александр Буренков. — И часто художественные проекты сильны как раз своим умением отсылать к истории искусства, к легко узнаваемым периодам культуры или к образам недавнего прошлого». Отсылку — он же «оммаж» — на самом деле сложно спутать с плагиатом. Оммаж — это лишь намек на работу другого автора, который позволяет наслаивать уже существующие смыслы и создавать новые. Об этом говорит и Наталья Брянцева, основательница магазина украшений Avgvst. Например, детали и формы украшений из коллекции heart of Avgvst напоминают исторические украшения, которые ювелиры видели в архивах и музеях, — но, по мнению Брянцевой, это не плагиат, а использование источников вдохновения и создание чего-то нового на их основе.


В эпоху постмодерна и постпостмодерна понятия «плагиата» и «оммажа» активно переосмыслялись в современной культуре. Художники создали новый тип искусства — «искусство апроприации», или апроприационизм. «Этот термин получил широкую известность в начале 1980-х годов с появлением работ концептуальной художницы Шерри Левин», — вспоминает Александр Буренков. Левин ставила под сомнение идеи об оригинальности и создавала копии картин Моне и Малевича, подписывая их своим именем и эксплуатируя принцип «почти то же самое» — но все-таки другое. «Каждый из авторов, обращавшихся к осознанной апроприации, искал свои регистры и оттенки в перекодировании исходных визуальных образов, — делает вывод Александр, — и единственным ограничением для них было юридическое право».

Что об этом думают сами художники, дизайнеры и эксперты?

В искусстве отличить плагиат от оммажа или постмодернистской цитаты бывает непросто. Так, например, у входа в недавно открывшееся в Москве дизайн-пространство Crosby Studios дизайнер Гарри Нуриев разместил ярко-синюю фигуру сибирского медведя, похожую на скульптуры немецкой художницы Катарины Фрич. Плагиат ли это? Этим вопросом задались многие гости пространства. «Само зонирование площадки и преобладание синего цвета невольно наталкивало на ассоциации с парижским концепт-стором Colette, закрывшимся несколько лет назад», — считает Александр Буренков. По его словам, Гарри Нуриев часто синтезирует свой дизайн-язык по принципу мудборда в Pinterest и прибегает к стратегиям апсайклинга. «Но если софа, подарившая вторую жизнь ненужным вещам Balenciaga (Александр имеет в виду прозрачный диван в Crosby Studio, набитый одеждой старых коллекций марки. — Прим. The Blueprint), была разработана в рамках партнерства с брендом, то насколько легально, что частью ДНК Гарри Нуриева как художника становились традиционные вологодские кружева или скульптуры с очевидными отсылками к современным классикам искусства?» Вопрос остается открытым.

«Сейчас мы все в какой-то степени перерабатываем опыт живущих до нас художников и мастеров. Тем более странно считать себя единственным, кем можно вдохновиться и чей опыт можно перенять», — считает художник Никита Лукьянов, которого недавно публично обвинила в плагиате художница Маша Рева. По мнению Никиты, грань между вдохновением и плагиатом может стать почти невидимой, если авторы работают в одном направлении и жанре. «Действительно, некоторые идеи летают в воздухе, но они не могут летать в хронологическом порядке, как в случае с Никитой», — рассказала The Blueprint Маша Рева. Однако мнение общественности относительно этого кейса разделилось и к какому-либо консенсусу прийти не удалось. Тем не менее оба художника подтвердили, что в случае с искусством споры о плагиате зачастую упираются в этическую сторону вопроса: насколько сам художник честен перед собой и может признаться, что его работы — это результат исключительно его собственных изысканий, а не копирование чужих идей?

А есть ли в области литературного плагиата какие-то нюансы?

«Художественные тексты — это всегда очень сложная материя, и в разные исторические периоды плагиатом могли считаться разные произведения, — считает Ирина Прохорова, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение», и напоминает, что сама идея авторского права в том виде, в котором мы его знаем сегодня, начала развиваться относительно недавно — с конца XVIII века.

Недавно в российском литературном сообществе произошло сразу два резонансных кейса. Первый — с Гузель Яхиной и самарским краеведом Григорием Циденковым: историк упрекнул писательницу в том, что в своем новом романе «Эшелон на Самарканд» за основу сюжета она взяла информацию из публикаций его блога в «Живом журнале». Стоит заметить, что на момент предъявления обвинений книга Яхиной еще даже не вышла в продажу. Ирина Прохорова считает этот инцидент довольно странным: «Извините, Лев Толстой написал „Войну и мир“, изучая работы современных ему историков, и те не предъявляли ему претензии, что многие исторические события он изобразил не так». Вполне возможно, Циденков хотел, чтобы в конце книги его труды были указаны в качестве источников, но с точки зрения законодательства писательница и этого делать была не обязана — она не копировала дословно слова краеведа и лишь пользовалась при создании своего романа открытыми источниками.

Второй случай связан с писательницей Людмилой Улицкой: литератор Наталья Рапопорт обвинила ее в плагиате за публикацию аудиокниги «Чума». По словам Рапопорт, над этим произведением они работали вместе еще в 1970-х, но как соавтора Улицкая ее нигде не указывала. В литературной практике работа авторов в тандеме — не редкость. Адвокат Екатерина Тягай советует перед началом совместной деятельности все-таки заключать специальное соглашение (как бы хорошо вы ни доверяли своему соавтору). В нем должно быть прописано, что каждый из участников тандема обязуется признать соавторство другого и не указывать себя в качестве единоличного автора произведения. Подписание этого документа очень поможет восстановить справедливость, если один из соавторов вдруг решит присвоить себе произведение и придется обращаться в суд.

Можно ли «сплагиатить» что-то случайно?

«Мы все живем в одном и том же мире, смотрим одни и те же фильмы, слушаем одну и ту же музыку, читаем одни и те же новости — да и переживаем все мы практически одинаково, потому и транслируем это в продукты одинаково», — считает дизайнер украшений Наталья Брянцева. Так, например, Saint Laurent и Cult Gaia провели свои показы в пустыне на фоне песчаных дюн — один за другим, с промежутком в два месяца. Общественность накинулась на калифорнийский бренд Cult Gaia с обвинениями в плагиате, но те заверили, что снимали фэшн-видео новой коллекции задолго до того, как прошел показ Saint Laurent, и что одинаковый сет-дизайн — неловкое совпадение. Другой пример — недавняя ситуация с обложками нового альбома Земфиры «Бордерлайн» (2021) и альбома Brdrline (2019) Лео Луганского — американского музыканта российского происхождения. В соцсетях тут же обвинили певицу в плагиате, однако сам Лео никаких претензий к ней не предъявляет: «Мы [с Земфирой] поем об одном и том же, это довольно жизненная тема. Обложку Земфиры мне скинули знакомые, и я просто решил отреагировать постом в интернете. Моя единственная реакция в тот момент — прикольно, что так совпало. Позитивная и каламбурная реакция без негатива».

«Когда я училась в Central Saint Martins, самое простое правило было не использовать референсы менее 10-летней давности», — делится советом художница Маша Рева. Она считает, что «украсть» что-то случайно можно, и это делают все творческие люди, особенно в начале своего пути. Но когда бесконечное цитирование становится визуальным языком автора, «это просто скучно». Чтобы избежать случайной «кражи», нужно как следует изучить свою область творчества и ориентироваться не только в историческом контексте, но и в современном.

Что делать, если вы стали жертвой плагиатора?

Юристы Plz agency рассказывают о двух возможных стратегиях поведения.

— «Если хотите решить вопрос без суда — соберите факты, подтверждающие ваше авторство, и направьте претензию лицу, которое вы считаете нарушителем ваших прав».

— «Если вы готовы к суду — соберите факты, подтверждающие ваше авторство (при необходимости заверить документы у нотариуса) и подайте исковое заявление в суд. В данном случае возникает возможность взыскания с нарушителя либо возмещения убытков, либо компенсации, размер которой в зависимости от решения суда может составить от 10 000 до 5 000 000 рублей (ст. 1301 ГК РФ)».

Екатерина Тягай также напоминает, что автор может обратиться в суд с требованием о защите чести, достоинства или деловой репутации (ст. 1266 ГК РФ).

Источник