Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Колонка Константина Добрынина о COVID-паспортах

В столице Дании прошли масштабные протесты против коронавирусных ограничений и анонсированных в ЕС планов введения COVID-паспортов. Это случилось: коронавирус начинает менять не только человеческие привычки, но и фундаментальные человеческие законы. Власть начинает пользоваться эпидемиологическими ограничениями не только для борьбы с эпидемией, но и для регулирования степени и самой сути конституционных или неотъемлемых прав людей. Прав, имманентных человеку с рождения, будь то право на свободу слова, собраний и передвижения. А человек и человечество пытаются этому противостоять. Потому что уже очевидно и не невероятно – на очереди окончательная формализация правового ковидного регулирования, которая будет достигнута введением COVID-паспортов единого образца на всей территории планеты.

А ведь всего каких-то полгода назад об этом рассуждали как о футуристическом прогнозе.

Вслед за медицинским журналом Lancet, признавшим российскую вакцину более чем состоятельной, западные издания наперебой заговорили о ней как о прорыве. Bloomberg назвал Sputnik V (дословно) «крупнейшим научным прорывом со времен советской эпохи». Справедливо: 91,6% успешного применения – таким результатом мало кто может похвастать. Однако в этой бочке всеобщего меда есть и ложка дегтя: теперь вопрос о единообразном медицинском стандарте при признании мировых вакцин отходит на второй план. На первый выходит его величество новое правовое регулирование – регулирование, навязанное человечеству и находящееся отчасти вне рамок общего права. Июльский прогноз BBC – тогда над ним многие потешались, – что человечество ждет появление особой касты людей с антителами, которая будет продолжать пользоваться всеми привилегиями доковидного мира при помощи COVID-паспортов, становится не слишком отдаленной перспективой.

Ситуация меняется стремительно. В начале эпидемии Роберт Вест, профессор медицины Университетского колледжа Лондона, рассуждал о COVID-паспортах как о серьезной угрозе, разобщающей и разделяющей общество. А в начале февраля 2021 г. официальный Лондон словами своего министра иностранных дел Джона Кливерли подтвердил, что правительство изучает возможность разработки документа, позволяющего перемещаться пассажирам, доказавшим свою безопасность для окружающих, – несмотря на то что еще совсем недавно Борис Джонсон утверждал об отсутствии подобных планов. Фактически речь идет о новом вневизовом регулировании.

Дания и Швеция также заявили о планах по разработке специального сертификата вакцинации и внедрения этой схемы во всем ЕС. А председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, вернувшись к идее сертифицирования лиц, добавила, что поскольку вопрос касается возможности приоритетного получения доступа к благам, то это уже политико-правовые решения, которые должны обсуждаться на европейском уровне.

Особняком пока стоит Россия. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко постулировала, что у нас не планируют вводить ковидные паспорта: «Из области антиутопии такого рода предложения. Устраивать такую дискриминацию граждан, делить их на категории с разными правами недопустимо».

Парадокс складывающейся дискуссии в том, что правы одновременно все. И даже Матвиенко, говорящая о возможном нарушении базовых конституционных прав людей. Но есть одно существенное обстоятельство, не позволяющее удерживать эту политико-правовую дискуссию в формате разработки стандартного правового регулирования. Современная ситуация с коронавирусом беспрецедентная. Мы не можем апеллировать к предыдущему опыту с эпидемиями – такого просто никогда не было. «Испанка» 1918–1920-х гг. была совсем в другой исторической, политической и правовой реальности.

Страх смерти, сдетонированный коронавирусом в планетарном масштабе, напугал человечество крепко и уже не отпустит. И вопрос ковидных – или, шире, вакцинных паспортов – это уже не вопрос путешествий и туризма, а сфера правового оформления складывающегося очень хаотичного регулирования, которое каждая страна, каждый континент и каждый политический субъект пытается ввести или использовать уже сейчас.

Самое важное уже не гонка вакцин. Важнее, кто первый провозгласит и возьмет на себя политическую ответственность за создание новой системы правовых ограничений, существенно влияющих на мир, – понятной и прозрачной, с равными правилами игры, установленными на мировом уровне. Системы, регулирующей, управляющей и наблюдающей за человечеством, оберегающей всех нас. Смертельных болезней много, заразных еще больше, и в том, что для остановки мировой экономики практически полностью вполне достаточно неизвестного вируса, информационной паники и разрозненных действий всех мировых акторов, мы убедились в 2020 г.

Источник