Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Колонка Андрея Локиса об инициативе Минфина сократить срок для признания лица налоговым резидентом РФ

На этой неделе Министерство финансов России внесло в Госдуму проект «Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов». Реакция не заставила себя долго ждать — заголовки в публикациях ведущих СМИ страны мгновенно запестрили: «Минфин ужесточает налогообложение для состоятельных россиян», «Как изменятся налоги для богатых?», «Налогообложение богатых россиян изменится». Но так ли это на самом деле? Давайте попробуем разобраться.

Безусловно, самым главным предложением в документе является сокращение в два раза срока и расширение оснований для признания лица налоговым резидентом РФ. Ведомство, не ослабляя направленный на пополнение бюджета вектор, продолжает совершенствовать свой фискальный инструментарий.

Причем в этот раз не только через изменение формального критерия, то есть срока нахождения лица на территории РФ более (или менее) 183 дней в году, с помощью которого сейчас определяется статус налогового резидента РФ. Если поправки в итоге будут приняты, в случае пребывания того или иного лица на территории РФ 90 дней в году лицо может быть автоматически признано налоговым резидентом РФ.

Однако здесь важно указать на одно принципиальное положение — лицо может быть признано налоговым резидентом России и при меньшем сроке. Для этого понадобится наличие объектов недвижимости в собственности, семейных и каких-либо иных тесных личных связей в РФ или экономических интересов.

Иными словами, вводится оценочный критерий при определении налогового статуса. По сути, Минфин продолжает имплементировать в национальное российское законодательство такой критерий международного налогового права, как «центр жизненных интересов», существенно затрудняющий уклонение от налогообложения. Этот шаг со стороны Минфина логичен и ожидаем. Тем самым государство создает препятствия для уменьшения налогоплательщиками размера своих налоговых обязательств путем «манипулирования» статусом налогового резидента.

Например, на сегодняшний день, если лицо находится на территории России 180 дней, то есть менее 183 дней, оно по формальному признаку признается нерезидентом РФ и его доходы, полученные за пределами РФ, не подлежат налогообложению по положениям НК РФ.

При этом, как правило, такой гражданин уже понимает, что с определенного момента он будет нерезидентом РФ и к этому моменту уже не будет иметь на территории РФ доходов, поскольку ставка налога для нерезидентов сейчас составляет 30%. В связи с чем активы переоформляются на родственников, выводятся в той или иной форме за пределы РФ в низконалоговые или вовсе в безналоговые юрисдикции, а управление бизнесом и получение соответствующих доходов осуществляется путем выстраивания многоуровневых структур управления и получения доходов с участием иностранного элемента.

Отмечу также, что вопросы налогового резидентства нельзя рассматривать в отрыве от норм законодательства о контролируемых иностранных компаниях (КИК). Одним из условий, необходимых для признания физического лица контролирующим лицом в отношении КИК, является наличие у него статуса налогового резидента РФ. Таким образом, в настоящее время те или иные лица, сознательно меняя статус с резидента РФ на нерезидента РФ, избегают обязанности уведомлять российские налоговые органы о КИК и не платить налог с нераспределенной прибыли КИК.

Однако в случае внесения в НК РФ предлагаемых Минфином изменений, а также с учетом бюджетоориентированности российских судов налоговый статус резидента РФ, возможно, не будет меняться даже в том случае, если лицо вообще не находилось на территории РФ ни одного дня в течение 12 последовательных месяцев.

К примеру, если его нахождение за пределами РФ не характеризуется наличием у него центра жизненных интересов в месте пребывания при условии, что лицо является гражданином РФ, имеет в России постоянную регистрацию, семью, круг личного и делового общения, значительную часть недвижимости или бизнеса и т.д.

В завершение добавлю, что предлагаемые Минфином изменения апробированы во многих юрисдикциях и в действительности являются серьезным препятствием на пути у тех, кто будет пытаться в той или иной форме уклоняться от уплаты налогов. Главный вопрос заключается в том, насколько предсказуемой будет политическая ситуация в стране и насколько объективно правоприменители и, в частности, судьи будут оценивать конкретные ситуации.

О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые меры и насколько масштабным будет возвращение бизнесменов в Россию, как того пообещал министр Антон Силуанов, говорить трудно. Как показывают промежуточные результаты проводимой властью деофшоризации, бизнесмены небезосновательно осторожничают.

Андрей Локис, cпециальный советник по налоговым вопросам