Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Интервью с Сергеем Гландиным о санкциях

Почему Михаил Мишустин просит Госдуму разрешить вводить  санкции против всех "иностранных граждан и лиц без гражданства" за нарушение прав россиян. Причем тут Минск и ПМЭФ. Об этом 47 news рассказал преподаватель кафедры международного права юридического факультета МГУ, советник по санкционному праву коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Гландин.

- Правительство РФ просит Госдуму расширить список иностранных граждан, которые могут быть подвергнуты санкциям за нарушение прав россиян. Законопроект, где вместо "граждан США" прописываются любые "иностранные граждане и лица без гражданства", внесён на рассмотрение депутатов. Прежде чем пытаться понять последствия этих правок, важно понять, к чему по факту привели механизмы угроз американцам. Им же уже 9 лет. Я не могу вспомнить примеров.

- И не вспомните. Потому что здесь нужно понимать, что у России, как и у Белоруссии, Китая… вообще, очень реакционная санкционная политика. По сути, экономически нам ответить же нечем. Но ответить всё же надо. Поэтому, когда Барак Обама в декабре 2012 года подписал известный закон США о подотчётности верховенстве права имени Сергея Магнитского, Россия придумала 272-ый ФЗ, который кто-то называл "законом Димы Яковлева". И к этому закону прилагался список из американских лиц. В первую очередь, чиновников, военных, судей, которые где-то там за океаном, судя по данным из интернета, были замечены в ограничении прав не только россиян, но и абстрактных лиц. В первую очередь, говорили тогда про тюрьму Гуантанамо. И поэтому в том первом списке оказались американские военные, чиновники и судьи. Лично у меня сложилось впечатление, что фигуранты этих российских списков вообще не в курсе, что они уже почти 10 лет в России под санкциями. Я внимательно прочитал свежий законопроект. Могу сказать, что у нас в стране есть одна большая проблема. У нас вообще нет основополагающего нормативного акта, который бы регулировал санкции РФ. Именно односторонние санкции. Есть 281-ый ФЗ 2006 года о специальных экономических и принудительных мерах. Но если его внимательно почитать, то он касается исключительно ооновских санкций, которые Россия в силу 25-ой, 103-ей статьи Устава ООН, обязана соблюдать. Теперь же ведомство Мишустина решило создать инструментарий против иных лиц, нежели только тех, которые указаны в резолюциях ООН.

- На этом месте читатель уже задымился. Давайте объясним, что вообще в данном контексте понимается под "основополагающими правами и свободами человека, правами и свободами граждан Российской Федерации"?

- Основанием принятия того самого "закона Димы Яковлева" как раз и были потенциальные, либо реальные нарушения прав человека. Как вы помните, там был трагический случай. Погиб ребёнок, которого приёмные родители забыли в машине, оставив на жаре. Один этот единственный ребёнок выступил лейтмотивом целого ФЗ. Для абсолютного большинства иных россиян это ровным счётом ничего не значит, никак на них не повлияет. Просто в тот момент властям РФ нужен был повод, чтобы ввести ответные меры. Теперь же никакого повода нет. Многие в России считают, что новый законопроект был внесён в ответ на возможные новые санкции США по закону 1991 года о запрете применения химического и бактериологического оружия. 2 марта США объявили Российскую Федерацию страной, применившей химическое оружие. А у них есть профильный закон, где 7-я статья даёт государству 90 дней, в рамках которых государство может извиниться, принять меры, дать гарантии недопущения. Не более того. И многие ждали, что в начале июня будут новые санкции США со ссылкой на этот закон. Но их не последовало по одной простой причине. США уже объявили, что РФ применила химоружие в нарушение норм международного права против собственных граждан ещё 2 августа 2018 года. Случай с отравлением Скрипалей. И им можно уже повторно не применять эти санкции. Видимо, правительство Мишустина решило подстраховаться. Простому же человеку здесь ловить нечего. Где бы ни ограничивали его права и свободы, это ни в коем случае не выступит основанием для введения санкций в отношении западных чиновников, политиков.

- Соответственно, и нет смысла спрашивать о том, насколько легко доказывается связь между "иностранцем - нарушителем прав россиян" и юрлицами в РФ, деятельность которых закон позволяет приостанавливать, или активами, которые можно будет арестовать?

- Это одно из типичных заблуждение не только вашей журналистской братии, но и нашей юридической. Санкционное право не нужно сравнивать с уголовным правом. Нет такого понятия как "нарушение", а чтобы ввести санкции – "доказывать" здесь ничего не нужно. Условно, у вас в доме есть неблагонадёжный элемент, который злоупотребляет алкоголем, берёт у всех в долг, никому не возвращает. И вы, заходя в подъезд, слышите общение соседей об этом человеке из квартиры номер 5, который ещё и жену бьёт. Принимаете решение, что в долг ему не дадите и даже дверь не откроете, если он к вам будет стучаться. Точка. Вы ввели своим решением санкции против этого человека. Классические экономические санкции. Ровно таким же образом работают все иные санкции на межгосударственном уровне: если определённое государство США, Россия, ЕС, как интеграционное объединение, решает, что с "человеком из квартиры номер 5" они больше не дружат. Здесь нет уголовно-правого стандарта доказательств, о чём все вещают. Нет. Просто компетентный орган власти принимает такое решение – не взаимодействовать. Не нужно никаких доказательств, насколько он плохой. Сказали жене и детям, что больше не дружите с этим соседом, это и есть санкции. Если вы запретите своим детям дружить с детьми из соседнего двора, это будет то же самое. Санкции против плохих детей. Решение ваше – правомерное.

- То есть обиженные дети из соседнего двора или условный гражданин Швейцарии, который подпадет по новым нашим правилам под санкции за нарушение прав россиян (допустим, отняли недвижимость у россиянина незаконно), они не смогут нигде добиться защиты? Нет механизма отбиться от запрета на въезд в Россию, блокировки счетов в российских банках и так далее?

- Смогут, но не в России. Если мы вернёмся к российской истории, то у нас санкционное законодательство только развивается. Оно стало развиваться, собственно, после "акта Магнитского". Любое законодательство других стран, США, ЕС, даже соседней Украины, где в конце мая было вынесено решение Верховным судом об отказе снятия санкций с российско-украинского миллиардера Сергея Курченко, там можно обжаловать. У нас же, если вас включат в российский санкционный список по ошибке, не будет никаких законных способов оспорить это решение. Да, есть кодекс административного судопроизводства, но практики по этим делам у нас нет никакой на сегодня. Поэтому ничего нельзя будет сделать тем, кого правительство России решит поместить под санкции. Нет ни практики, ни нормативных оснований. В Европе, Англии, США есть практика. В Швейцарии несколько таких дел. Самое ожидаемое сейчас - решение по Олегу Дерипаске в США, которое мы все ждём.

- Получается, что обсуждаемый законопроект выглядит как нечто странное, примерно так же, как документ, который мы ранее обсуждали с вашим коллегой Вадимом Клювгантом? Он разобрал законопроект, который тоже касается основополагающих прав - поправки в закон о выборах, где предполагается поражение в правах для "будущих экстремистов". Кто же на самом деле покушается на "основополагающие права и свободы граждан РФ"?

- По сути, мы обсуждаем лишь громкий заголовок. Никто не покушается на основополагающие права и свободы граждан РФ. Совсем никто. Это пропаганда. 8 июня прошлого года был принят так называемый закон Лугового, о праве подсанкционных лиц переносить свои споры на территорию РФ. Все думали, что раз такой закон пишут, то значит, стоит целая толпа страждущих, обиженных санкциями, россиян. Но если посмотреть, то мы видим, что за год было подано три иска по основаниям этого самого закона. Это говорит само за себя. Самое громкое дело, которое недавно завершилось в первой инстанции, это "Царьград ТВ против Google". Из-за Малафеева был заблокирован аккаунт телеканала в YouTube. Ещё одно дело было инициировано российским логистическим холдингом "СОВФРАХТ" против никому неизвестных индийских граждан. Речь про убытки от недвижимого имущества где-то в Индии. Полная ерунда. Никак это не связано с санкциями вообще. Если бы палки в колёса компании в Индии вставляли из-за санкций, это была бы одна история. Но здесь просто бизнес, компания решила злоупотребить своими правами и перетащить спор с какими-то индусами про недвижимость в Индии в российский суд. То есть закон стал, опять же, информационным жупелом. Способом громко заявить о себе.

- Теоретически, под действие обсуждаемых поправок могут подпасть лица, причастные к преследованию россиян в Белоруссии? Несколько граждан РФ находятся в СИЗО КГБ. Известно, что адвокаты могли приступить к работе и встретиться с той же Софией Сапегой только 5 дней спустя после её задержания после принудительной посадки самолёта Афины-Вильнюс. А в это время в интернете публиковались её "признательные показания".

- Вы совершенно правы. Новый закон может быть применён против условных белорусских силовиков. Да хоть против самого президента Белоруссии Лукашенко. Он так написан. Он так может работать. Да он так и должен работать. Но мы понимаем, что это крайне маловероятно, что эти новые нормы будут использоваться против белорусских силовиков и официальных лиц.

- Этот закон может быть использован не только в целях пропаганды, но и для реальных попыток защиты граждан РФ?

- Да. Всё всегда зависит от правоприменения. Для сравнения: американское санкционное законодательство наделяет американский Минфин правом вводить санкции только по согласованию с государственным департаментом. При этом у Госдепа есть право заблокировать санкции Минфина. Например, Госдеп говорит, что не даст вводить санкции против первого и второго лица в России. И Минфин их не вводит. Если внешнеполитическое ведомство видит, что очень важно взаимодействие с условным Роскосмосом, а Минфин хочет внести его в санкционные списки, тогда и санкций не будет. Законопроект, который мы с вами обсуждаем, – сырой. У нас нет единого органа власти, который бы мог администрировать эти вопросы, санкционные списки, кто бы их публиковал, контролировал российские субъекты делового оборота, как они выполняют это законодательство. У нас ничего такого нет. В Америке, Великобритании, ЕС, у канадцев такое есть.

- То есть для повторения удачного чужого опыта надо, чтобы у нас эти вопросы были в обязанности у условного Лаврова и, допустим, второго ключа от Бортникова? С одной стороны, мозги, с другой - контроль.

- Нет. Не так. Есть уже глобальный тренд, которому лет 20. Во всём мире санкции вводятся именно финансовыми ведомствами, которые контролируют банки. Если взять документы стран большой двадцатки, "Вольфсбергской группы" (международное объединение крупнейших банков по борьбе с отмыванием преступных доходов в частном банковском секторе, основана в 2000 году – прим.ред.), то видно, как они побеждают международный терроризм через контроль финансовых потоков. Это на самом деле так. У того же запрещённого ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России - ред.) очень большие проблемы из-за того, что им обрубили, как обрубают руки, все источники финансирования. Глобальный тренд в том, что санкциями занимаются именно финансовые власти. В США санкции вводит именно Минфин, при согласовании с внешнеполитическим ведомством. В Британии в структуре казначейства есть служба по применению финансовых санкций. И нам бы тоже хотелось иметь такой орган, или где-то в Минфине, или отдельный, независимый орган, который бы это всё координировал, но самое главное – следил за исполнением принятых решений. Чтобы российские банки отчитывались, как они вводят санкции, чьё имущество заблокировано, на какие суммы. Но пока законодательство такое: хочешь - соблюдай, хочешь - не соблюдай. Ответственности нет никакой.

- К слову, про Минск. Возможно, есть смысл искать связь инициативы Мишустина с угрозами ЕС вводить санкции против братских структур в Белоруссии? СМИ пишут, что самолётная история скоро обрастёт санкциями Запада, а Белоруссия – союзное государство и на их самолётах, в том числе, россияне летают. А тут и основопологающее право на свободу перемещения...

- А вот здесь связь имеется. На 21-22 июня запланировано заседание Совета ЕС, где будут приняты нормативные акты о новых санкциях против режима Лукашенко, государственных предприятий и околовластных бизнесменов. Но это не главное, как вы помните, 2 марта ЕС ввёл санкции против руководителей 4 российских силовых ведомств, а Россия так ничем и не ответила. Да, там был российский ответ 30 апреля – 8 европейским чиновникам и депутатам запретили въезд, но экономически они не были ограничены в правах. То есть, если у них есть счёт в условном Сбербанке, то он не заблокирован, и они могут дальше хранить там свои деньги. Задача правительства – начать вводить аналогичные санкции против западных политиков и официальных лиц. И кстати перемещение из страны в страну не является основополагающим правом или свободой.

- Стоит искать символизм в том, что такие инициативы про "санкции для всех иностранцев" появляются в дни ПМЭФ? Вроде как форум исторически был нужен для привлечения инвесторов, демонстрации открытости.

- Не думаю, что надо искать связь. Просто все ждали новых санкций США. Но их не последовало. Моё убеждение, что это никак не связано с ПМЭФ.

- Так и я не связываю, но совпадает же. Люди какие-то всё же приехали из заграницы. А тут им говорят, что лишат имущества, если обидят россиян.

- В этом смысле мы выглядим абсолютно нормально. Это же политика. Депутатам надо переизбраться, и они вносят разное. Правда, в данном случае о себе напомнили не депутаты, а председатель правительства. Но это естественный процесс. В любой стране происходят такие вещи. С моей точки зрения, никакого символизма нет.

 

Николай Нелюбин, специально для 47news.

 

Источник