Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Колонка Валерия Зинченко об усилении Центробанка России

Экономический госсовет

В Госдуму внесен пакет профильных законопроектов, которые наделят Банк Российской Федерации статусом главенствующей надстройки, своеобразного «экономического госсовета» по отношению к деятельности всех банковв стране, их владельцев и топ-менеджеров. Законопроекты поддерживаются Верховным судом, Минфином, МВД, Генеральной прокуратурой, Минюстом и ФНС.

Какие акты затронут изменения? Пакет предусматривает нововведения в Уголовный кодекс, Арбитражно-процессуальный кодекс, ФЗ «О банках и банковской деятельности», «О Центральном Банке Российской федерации», «О банкротстве», «О порядке выезда и въезда в Российскую Федерацию». В УК РФ должны появиться новые статьи о банкротстве кредитных и страховых организаций, а также негосударственных пенсионных фондов.

Зачем это нужно? Законодатели считают, что «обычные» уголовные нормы (195-197 УК РФ) не всегда позволяют возбуждать уголовные дела при первых признаках противоправной деятельности в финансовых организациях.

Сейчас арбитражному управляющему либо следователю требуется существенный период времени, чтобы оценить финансовое состояние должника и сделать выводы о наличии ущерба. Уголовные банкротные статьи действующего УК сформулированы как материальные составы.

Обязательный признак — причинение крупного ущерба. Правоприменителям не хватает навыков расследования, и установление ущерба превращается в головоломку.

Банкротные новеллы в УК выделят именно «банковские» составы и позволят преодолеть правоприменительные проблемы на этапе доследственной проверки и дальнейшего расследования. Если короче: они нужны для облегчения работы при одновременном значительном увеличении санкций — сроков лишения свободы.

Как усилят полномочия ЦБ? Законодатели предлагают расширить понятие «контролирующее лицо» — один из главных юридических трендов, ставший головной болью бизнеса последних лет. У Банка России появится не только право обязывать финансовые организации на постоянной основе вести перечень таких лиц, но и самостоятельно признавать их таковыми решениями Комитета банковского надзора.

Изменения в АПК закрепят за Банком России право обращаться в суд за применением предварительных обеспечительных мер — наложения ареста на денежные средства, ценные бумаги и недвижимое имущество лиц, контролирующих кредитную, страховую организацию или Негосударственный пенсионный фонд. Это возможно в случае, если будет установлена отрицательная величина их собственных средств.

Финансовая черта оседлости

Особое внимание СМИ и профессиональной общественности привлекли новации Федерального закона «О порядке выезда и въезда в Российскую Федерацию».

В отечественную юриспруденцию вводится абсолютно новый механизм, который позволяет  Банку России через обращение в суд устанавливать ограничение права на выезд из РФ лиц, которые в течение 3 лет до этого осуществляли в кредитной организации функции единоличного исполнительного органа, его заместителя, члена коллегиального исполнительного органа или главного бухгалтера, а также были включены в перечень контролирующих финансовую организацию. Срок такого ограничения — до 180 дней.

Согласно проекту, Банк России сможет воспользоваться этим при назначении в организацию временной администрации, а также при принятии решения об отзыве у структуры лицензии или утверждении Советом директоров Банка России плана участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства.

То есть лицензия отзывается, когда в основном уже все давно украдено, а причастные к тому лица разъехались по земному шару.

Это, по логике законотворцев, создаст барьер к возникновению неустранимых дыр в банковских активах после назначения в них временной администрации или отзыва лицензии, когда владельцы и топы проштрафившихся банков «внезапно» исчезают, прихватив наиболее ликвидные активы аккурат после введения данных мер.

Такая норма якобы не позволит недобросовестным лицам вводить в заблуждение граждан и надзорный орган, скрывать сомнительные операции, выводить активы в преддверии ожидаемого банкротства и осуществлять манипуляции с вкладами.

По сути, у Банка России будет право ограничить свободу передвижения гражданина до возбуждения каких-либо уголовных, гражданских и арбитражных дел. Это не в полной мере соответствует критериям допустимости ограничений конституционных прав граждан.

В большинстве зарубежных стран запрет на выезд применяется после вступления решения суда в законную силу. ЕСПЧ неоднократно подчеркивал необходимость тщательной проверки обоснованности оснований и соблюдения процедур принятия решений об ограничении выезда из страны..

Заменимые полномочия

Наделение таким механизмом Банка России концептуально поддерживается Верховным судом, МВД, Генпрокуратурой и Минюстом.

Одобрение этих органов вызывает больше всего вопросов.

Разве не существует уже действующих, помимо специальных «банкротных» составов,  иных многообразных экономических статей Уголовного Кодекса РФ, которые вполне применимы к бенефициарам и топам банков на любом из этапов их противоправной жизнедеятельности?

Или сейчас не существует полномочий, механизмов и действенных критериев того же Банка России, позволяющих осуществлять мониторинг и контроль над правомерностью деятельности любых финансовых организаций в том числе и на любой стадии до назначения временной администрации или отзыва лицензии?

Что конкретно сегодня мешает действенной реализации этих контрольных функций и полномочий Банку России?

Что до сих пор не позволяет ему своевременно и эффективно координировать свои усилия в данной работе с правоохранительными органами так, как это давно и успешно делает ФНС России?

Ограничение выезда бенефициаров и топов, после того как от банка остается лишь название и черная дыра, вряд ли может послужить залогом будущей стабильности российской банковской системы. Не секрет, что назначению временной администрации и отзыву лицензии предшествует многолетняя недобросовестная деятельность лиц финансовой организации.

Она и становится причиной несостоятельности.

Все преступления и махинации с активами совершаются задолго до того, как Банк России обретет право ограничить выезд злоумышленникам. Практика деятельности судов, МВД, ФСБ и прокуратуры прямо это подтверждает.

И именно на этом этапе так важен эффективный контроль над деятельностью финансовых организаций со стороны все тех же Банка России, МВД и прокуратуры. Их полномочий и механизмов для этого и сегодня более чем достаточно.

А без нового «экономического Госсовета» в лице Банка России мы можем и обойтись.

Валерий Зинченко, старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, специально для «Новой»

Источник