Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Генпрокуратура будет представлять Россию в международных инстанциях, включая ЕСПЧ. Мнение Константина Добрынина

Генпрокуратура будет представлять Россию в международных инстанциях, включая ЕСПЧ

Владимир Путин внес в Госдуму пакет соответствующих поправок в законы о прокуратуре и Конституционном Суде

По мнению одной из адвокатов, поправки мало что меняют в действующей системе взаимодействия между РФ и органами Совета Европы. Другая отметила, что они представляют собой неприкрытый механизм блокировки постановлений ЕСПЧ. В ФПА полагают, что не стоит ожидать сразу каких-то глобальных перемен в практике.

1 июня Владимир Путин внес в Госдуму пакет поправок (законопроекты № 1183775-7 и № 1183777-7) по наделению Генеральной прокуратуры функциями представления России в различных международных инстанциях, включая судебные.

Как сообщала ранее «АГ», в марте этого года с соответствующим предложением к президенту обратился генпрокурор Игорь Краснов. Он указывал, что прокуратура России обладает необходимым инструментарием для наиболее эффективного обеспечения защиты государства, россиян и организаций в международных и зарубежных судебных процессах, поскольку может истребовать материалы уголовных дел в судах и следственных органах, запрашивать сведения, составляющие банковскую и налоговую тайну. Соответственно, сочетание полномочий прокурора и представителя интересов России в ЕСПЧ позволит вмешиваться и устранять нарушение прав гражданина на всех этапах рассмотрения жалобы против России, а по необходимости и примириться с ним, отмечал Игорь Краснов. По его мнению, финансовое и кадровое обеспечение предложенных изменений возможно путем передачи в Генпрокуратуру соответствующих отделов Минюста и бюджетных ассигнований, выделенных на их работу.

Первый законопроект дополняет ст. 1 Закона о прокуратуре п. 3.1, согласно которому Генпрокуратура РФ в пределах своей компетенции будет обеспечивать представительство и защиту интересов России в межгосударственных органах, иностранных и международных (межгосударственных) судах, иностранных и международных третейских судах (арбитражах). Для этого в ведомстве планируется создать на правах структурного подразделения соответствующий зарубежный аппарат.

Также предложено дополнить закон ст. 39.1 и 39.2, регламентирующими порядок представления Генпрокуратурой интересов России в различных международных инстанциях и Европейском Суде. Предполагается, что для выполнения этих функций ведомство будет создавать рабочие группы из представителей федеральных, региональных органов госвласти и местного самоуправления, а также привлекать к участию в представительстве и защите интересов РФ российские и иностранные организации, адвокатов, экспертов и иных специалистов. Кроме того, ведомство вправе будет собирать и обобщать информацию о фактической и юридической стороне дела, запрашивать необходимую информацию у различных субъектов и формировать позицию России по делу, а также изучать последствия решений межгосударственных органов, иностранных и международных судов.

Согласно проекту для представления интересов российского государства в ЕСПЧ Генпрокуратура займется обеспечением взаимодействия различных властных структур при исполнении ими постановлений Суда. После получения уведомления о подаче в ЕСПЧ жалобы против РФ ведомство будет незамедлительно информировать об этом заинтересованные госорганы и органы местного самоуправления и, по согласованию с ними, будет отвечать за ведение досудебных переговоров по урегулированию спора, а также заключать с заявителем мировое соглашение. Кроме того, Генпрокуратура будет выплачивать денежную компенсацию по мировому соглашению и контролировать выплаты со стороны национальных инстанций.

Ведомство также будет подавать в ЕСПЧ жалобы о нарушении другими государствами – членами Совета Европы положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод и выступать в качестве третьей стороны при рассмотрении таких жалоб. После вынесения Страсбургским судом постановлений о нарушении РФ Конвенции Генпрокуратура будет информировать об этом Конституционный и Верховный суды, иные заинтересованные госструктуры и органы местного самоуправления и будет выплачивать присужденную ЕСПЧ компенсацию заявителю.

В законопроекте отмечено, что обеспечение представительства и защиты интересов России в Европейском Суде будет осуществляться Уполномоченным РФ при Европейском Суде по правам человека, который будет назначаться по представлению генпрокурора. Об исполнении решений ЕСПЧ ведомство будет информировать постоянного представителя РФ при Совете Европы и оказывать ему консультативное содействие при рассмотрении в Комитете министров Совета Европы вопросов, касающихся нарушений положений Конвенции.

Вторым законопроектом вносятся изменения в Закон о Конституционном Суде, согласно которым КС будет разрешать по запросам президента, правительства, Верховного Суда и Генеральной прокуратуры вопросы о возможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров РФ в их истолковании, предположительно противоречащем Конституции. Также предложено наделить Генпрокуратуру правом обращения с запросом в Конституционный Суд на основании заключения федеральных государственных органов, в компетенцию которых входит принятие мер по исполнению решений межгосударственного органа, либо на основании собственного вывода о невозможности исполнения решения межгосударственного органа.

Адвокат МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры» Надежда Ермолаева предположила, что законопроекты, скорее всего, будут приняты практически в первоначальном виде, так как внесены президентом. «Это, однако, не исключает того, что в них будут внесены определенные правки. Например, в законопроекте о внесении изменений в Закон о прокуратуре среди функций, которые будут возложены на Генпрокуратуру на международной арене, к несчастью, не упоминаются функции надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. И хотя эта функция и так возложена на прокуратуру ст. 129 Конституции, было бы не лишним повторить ее и в контексте международной роли надзорного ведомства. Не исключу, что такая корректива может появиться после второго чтения», – отметила она. 

По словам эксперта, поправки во многом повторяют Положение об Уполномоченном РФ при ЕСЧП. «Практически дословно функции и полномочия этого должностного лица “перекочевали” в проект закона. Изменения коснулись лишь того, что теперь порядок внутриведомственного взаимодействия прописан более подробно и на уровне федерального закона, что также не исключает еще большей его детализации в последующем в подзаконных нормативных актах. По сути же законопроекты мало что меняют в действующей системе взаимодействия между РФ и органами Совета Европы и напоминают скорее басню Ивана Крылова “Квартет”», – подчеркнула Надежда Ермолаева.

Адвокат АП Ставропольского края Оксана Садчикова полагает, что законопроекты в части, предусматривающей возможность Генпрокуратуры обратиться с запросом в Конституционный Суд о возможности исполнения решения межгосударственного органа, предположительно расходящегося с положениями Конституции РФ, – это в чистом виде неприкрытый механизм блокировки постановлений ЕСПЧ. «По сути предлагаемого механизма получается, что добиться постановления ЕСПЧ в пользу своего доверителя адвокату все еще будет недостаточно – его на Родине будет ожидать обратный механизм, инициируемый процессуальным оппонентом, который способен свести на нет все многолетние усилия в борьбе за восстановление нарушенных прав», – подчеркнула она. 

По словам эксперта, подобные законопроекты рождаются в периоды политических обострений внутри государства, однако вполне можно предположить, что готовящиеся механизмы будут использоваться и в делах, не имеющих политического окраса. «Аналог такой “блокировки” заложен и в механизме пересмотра дел по новым обстоятельствам после постановления ЕСПЧ, который, судя по последним примерам, в итоге не приводит к устранению нарушения, ограничиваясь констатацией неудовлетворительной предыдущей деятельности государственных органов. Это подтверждается и статистикой неисполнения постановлений ЕСПЧ, в которых были констатированы нарушения ст. 8 Конвенции в делах о межгосударственных и внутренних похищениях детей одним из родителей – таких постановлений исполнены единицы», – заметила Оксана Садчикова. 

Статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов, старший партнер КА Pen & Paper Константин Добрынин отметил, что поправки – это скорее юридико-техническое оформление решения, принятого ранее, когда Генпрокуратура забрала существенную часть полномочий от Минюста. «Не стоит ожидать сразу каких-то глобальных перемен в практике, кроме того, что у Генпрокуратуры появятся дополнительное финансирование и зарубежный аппарат», – полагает он.

«Дальше все будет зависеть от того, насколько желание генпрокурора Игоря Краснова решительно поменять практику по защите интересов России совпадет даже не с возможностями, а с очевидными прикладными умениями. В том числе с самым важным навыком – правильно подбирать и правильно управлять работой иностранных консультантов, ориентируясь в первую очередь не на звучные имена, а на исключительную экспертность в вопросах, поэтому поживем – увидим», – резюмировал Константин Добрынин.

Зинаида Павлова

Источник