Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Екатерина Тягай прокомментировала цифровую слежку за москвичами с использованием QR-кодов

На фоне заявлений столичных чиновников о скором введении системы одноразовых QR-кодов, которые горожане должны получать для выхода из дома по любому поводу, звучат опасения, что система слежения за гражданами сохранится и после окончания карантина. Так, с запуском анонсированных систем чиновники получат актуальные личные данные миллионов горожан, включая фактические адреса проживания, маршруты передвижения, номера автомобилей и фотографии москвичей для загрузки в системы распознавания лиц. Ряд депутатов и правозащитников опасаются, что эту информацию затем используют для слежки за неблагонадежными гражданами по китайскому сценарию. Эксперты не исключают и ее утечки на черный рынок. Впрочем, схожие массивы данных уже сейчас есть у технологических гигантов вроде Google, Facebook и «Яндекса».

О запуске с 2 апреля работы приложения для смартфонов «Социальный мониторинг» (для пациентов с подтвержденным коронавирусом) сообщил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» глава департамента информационных технологий (ДИТ) Москвы Эдуард Лысенко. Приложение предназначено для контроля соблюдения режима карантина на дому: с помощью данных GPS программа контролирует местонахождение пациента, автоматически отслеживает геолокацию, а также требует от пользователя сделать фотографию для биометрической идентификации. В случае нарушения карантина приложение будет уведомлять об этом полицию.

Москвичам, которые не болеют COVID-19 (в соответствии с указом столичного мэра они должны находиться в домашней самоизоляции), предложат другую технологическую новинку. Как уже сообщал “Ъ”, горожанам в условиях карантина потребуется получить на сайте мэрии QR-код для каждого выхода из дома, будь то «срочный выход по базовым потребностям» в магазин, выброс мусора, прогулка с собакой или выезд на дачу.

Для этого пользователям нужно оставить на ресурсах мэрии личные данные, включая фактический адрес проживания, номер своего автомобиля и фотографию для систем распознавания лиц (с 175 тыс. камер в подъездах, дворах и на городских улицах).

Контроль планируется осуществлять как с помощью камер, так и по геолокационным данным с сотовых телефонов; отслеживать власти могут и операции по банковским картам, сделанные, например, в удаленном от дома гражданина районе. По словам господина Лысенко, мэрия уже готова применять QR-коды для контроля режима самоизоляции, соответствующая платформа на базе портала мэрии заработает после публикации необходимого постановления правительства. По данным “Ъ”, такой документ может быть издан 2 апреля.

Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай считает, что ситуация с QR-кодами доказывает «хаотичность и юридическую непрозрачность происходящего»: «Коды не являются удостоверением личности или официальным средством идентификации. Неочевидно, в каком виде и на каких носителях данный код должны будут хранить граждане разной степени технической подкованности».

Опрошенные “Ъ” эксперты опасаются, что схожими системами чиновники продолжат пользоваться и после отмены карантина.

Так, пожаловавшаяся в Роскомнадзор на приложение «Социальный мониторинг» глава общественной организации «Открытая Россия» Анастасия Буракова просит ведомство признать его незаконным. «И приложение, и другие способы слежения за гражданами встраиваются в общую цифровую концепцию, которая будет позднее использоваться против политических активистов,— уверена госпожа Буракова.— Но слежка опасна не только для лидеров политических движений, но и для всех граждан». Госпожа Тягай не исключает, что в ближайшем будущем факт вынужденной регистрации для получения разрешения на передвижение «будет выдаваться за формализованное согласие граждан на ''слежку''». «Главное беспокойство в этой ситуации — невозможность установить и контролировать, кто, как и в каких целях будет использовать полученную информацию»,— отмечает она.

Лидер фракции «Яблоко» в Мосгордуме Максим Круглов уверен, что «для слежки за участниками митингов» уже используется система столичной мэрии «Безопасный город».

В 2019 году москвичка Алена Попова безуспешно пыталась оспорить в суде возможность распознать ее лицо, требуя от городской полиции и ДИТ удалить ее данные из соответствующих баз. Госпожу Попову в 2018 году оштрафовали на 20 тыс. руб. за одиночный пикет у Госдумы. При этом истица сочла, что ее лицо распознали с камер наблюдения, поскольку в момент задержания полицейские уже знали пикетчицу по имени.

То, с какой скоростью и в каких условиях на фоне экстренных событий вносятся изменения в законодательство, не позволяет ни оценить качество вносимых поправок, ни предотвратить возможность злоупотребления ими позже»,— рассуждает госпожа Тягай.

По ее мнению, внедрение подобных мер является затратным, а сами они очень удобны для слежки за гражданами «не только на время так и не объявленной, но все же чрезвычайной ситуации, но и на более продолжительный период». Отметим, что о разработке своей системы отслеживания контактов людей с заболевшими коронавирусной инфекцией объявили 1 апреля и в Минкомсвязи. Впрочем, эта система будет опираться лишь на данные о геолокации мобильного телефона; региональным властям поручено включить в нее номера телефонов заболевших граждан.

Господин Круглов напоминает, что системы видеоаналитики широко используются в Китае, где в некоторых провинциях внедряется рейтинг социального поведения граждан (обладатели низких показателей могут быть лишены, скажем, возможности покупать авиабилеты). Депутат не исключает, что к экспериментам по внедрению такого рейтинга могут прийти и столичные власти.

Госпожа Тягай называет введение системы QR-кодов, «как и любых других ограничений свободного передвижения», беспрецедентной мерой, которая может применяться лишь после официального введения режимов ЧС и ЧП, а их, в свою очередь, вводит президент РФ.

Впрочем, накануне Госдума приняла сразу в трех чтениях поправки к федеральному закону «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», дав право как правительству РФ, так и регионам устанавливать «обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности». Именно о введении этого режима с отсылкой на упомянутый федеральный закон говорится в указе столичного мэра Сергея Собянина, предписывающем гражданам быть в домашней самоизоляции. Совет федерации одобрил поправки. 1 апреля закон подписал Владимир Путин.

Помимо слежки у экспертов есть опасения утечки собранных чиновниками данных на карантине на черный рынок. «Для России это уже сейчас большая проблема — бесконтрольная продажа личных данных»,— рассуждает госпожа Буракова. «Сомневаюсь, что московское правительство сможет на должном уровне обеспечить защиту персональных данных, значит, информация может стать товаром»,— добавляет господин Круглов. Член Совета при президенте РФ по правам человека Александр Точенов (возглавляет Центр прикладных исследований и программ) подчеркивает, что вопрос утечки личных данных стоял особенно остро и до пандемии коронавируса, а в ближайшем будущем ситуация может стать критической. «Цифровая экономика России не готова к предотвращению таких утечек,— считает господин Точенов.— Мои счета открыты в ведущих банках, и то мне звонят после того, как данные утекли. Будет еще больше нечистоплотных людей, готовых торговать информацией о нас».

Примечательно, что огромные массивы данных, в том числе с личными данными граждан, фотографиями и маршрутами передвижения, уже сейчас есть у технологических гигантов вроде Google, Facebook и «Яндекса». К примеру, в каршеринговых сервисах того же «Яндекса» навигационные системы, как убедился корреспондент “Ъ”, хранят данные о поездках пользователей и со временем начинают предлагать им наиболее популярные маршруты с учетом дня недели и времени поездки сразу после посадки в автомобиль. Подобные данные с последующими рекомендациями поездок и маршрутов выдают и навигационные сервисы на смартфонах от Apple.

Подобные массивы уже используются чиновниками. Так, столичный мэр Сергей Собянин 23 марта объявил о режиме самоизоляции для граждан старше 65 лет. А 29 марта со ссылкой на данные сотовых операторов он сообщил, что 20% пожилых москвичей проигнорировали эти запреты. Господин Точенов также уверен, что слежка за гражданами возможна и сейчас — через телефонный биллинг, системы «умный дом» и уличные камеры. «И в этом смысле все прогрессивное западное общество уже тоже давно под колпаком. Однако я совершенно уверен, что власти не станут использовать слежку против граждан»,— добавляет эксперт.

Александр Воронов, Мария Старикова

Источник