Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Что грозит простым сторонникам Навального, если ФБК признают экстремистской организацией? Мнение Алексея Добрынина

Судебный процесс о признании ФБК и штабов Навального экстремистскими организациями начнется 26 апреля. В случае положительного решения почти любое соприкосновение с этими структурами будет грозить уголовными статьями. The Bell поговорил с юристами и разобрался, кто после такого решения окажется под ударом.

Когда ФБК будет запрещен?

26 апреля судебный процесс над ФБК (признан в России иноагентом, мы указываем это по требованию властей) и штабами Навального уже начнется, объявил сегодня Мосгорсуд. Это не основное заседание, а беседа, в ходе которой проводится досудебная подготовка и проверка, насколько материал готов к слушанию дела, пояснил The Bell управляющий партнер юридического бюро «Пропозитум» Дмитрий Галанцев. Скорее всего, 26 апреля суд назначит дату рассмотрения дела по существу. Продлиться оно может от нескольких недель до двух-трех месяцев.

Алексей Добрынин, управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper

По сложившейся практике, такая категория дел рассматривается судами оперативно. В первой инстанции решение обычно принимается за два-три заседания — то есть речь идет буквально о неделях. В случае удовлетворения иска прокурора организация будет обязана прекратить свою деятельность незамедлительно, не дожидаясь апелляции. В данной части судебные постановления подлежат немедленному исполнению. После этого по закону у представителей организации будет месяц на подачу апелляционной жалобы. После ее рассмотрения решение суда вступит в законную силу в полном объеме. Это значит, что организация будет внесена Минюстом в специальный реестр, а юридические лица — ликвидированы.

По словам Галанцева, для ФБК важно, было ли вместе с административным исковым заявлением подано ходатайство о приостановлении деятельности организации. Если решение по нему будет принято, ФБК будет обязан полностью поставить на паузу всю публичную работу и призвать на митинги команда Навального уже не сможет.

Глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков при этом отмечает, что пока не очень ясно, как будет идти суд над штабами Навального. «Такого юридического лица с четкой организационной структурой не существует, прокуратура назвала штабы „движением“, а по сути это разветвленная сетевая структура. Совершенно неясно, кто, например, будет полномочным представителем штабов», — отмечает Чиков.

Что будет грозить сотрудникам ФБК и штабов Навального?

Автоматически внесение организации в список экстремистских организаций не означает возбуждения уголовных дел на всех ее сотрудников, поясняют юристы. Однако, как замечает Алексей Добрынин, все сотрудники команды Навального «несомненно, будут находиться под пристальным вниманием правоохранительных органов — и любые действия по продолжению и возобновлению предыдущей деятельности станут уголовно наказуемыми по ст. 282.2 УК РФ „Организация деятельности экстремистской организации“».

Сотрудникам категорически будет запрещено пропагандировать организацию или проводить публичные мероприятия.

 

Дмитрий Галанцев, управляющий партнер юридического бюро «Пропозитум»

Условный сотрудник ФБК, прежде чем выразить свое отношение или призвать к чему-либо, должен будет указывать, что это только его личное мнение. Никаких ссылок на организацию с этих пор не может быть вообще.

Что будет грозить простым сторонникам Навального?

Как объясняют все опрошенные The Bell эксперты, де-юре решение суда обратной силы не имеет — никакая поддержка ФБК до того момента, пока фонд не был признан экстремистским, не может считаться преступной. Правоприменение, однако, может быть совершенно другим.

 

Дмитрий Галанцев, управляющий партнер юридического бюро «Пропозитум»

Все риски для аудитории Навального возникнут только с момента решения суда — и по 282.2, и по 282.3, и по 20.3 КоАП. С целью максимального снижения рисков я бы предложил просто удалить все, что выложено в поддержку ФБК и штабов Навального, — даже если вы уже «на карандаше», в уголовных статьях даже есть оговорка, что, если преступление совершается впервые и виновное лицо добровольно удалит соответствующие материалы, оно освобождается от ответственности.

 

Павел Чиков, Глава «Агоры»

Даже старые публикации в соцсетях продолжают быть доступными для неопределенного круга лиц и сейчас, лицо, сделавшее когда-то такой пост, может быть признано распространяющим экстремистский контент. Нынешняя правоприменительная практика показывает, что люди в 2019 и 2020 годах привлекались за записи, которые они делали в 2011 году, — если силовикам было не лень отматывать ленту. Поэтому тем, кто хочет исключить риски, после решения суда придется удалять в соцсетях все, что связано с ФБК и командой Навального. Нет сомнений, что после вступления решения суда в силу центры противодействия экстремизму получат разнарядку такие посты выявлять. Кстати, лицо, которое привлекается по ст. 20.3 КоАП, получает некоторые ограничения — например, в течение года не может никуда избираться.

 

Илья Новиков, адвокат

Закон говорит, что за старые публикации людей привлечь нельзя. Но опыт последних лет показывает, что никаких гарантий нет, что он будет применяться так, как написано в кодексе, а не как этого захочется силовикам. Это же борьба с оппозицией, а не с экстремистами. Поэтому я вполне себе представляю, что майор в обосновании обвинения напишет, что лицо не удалило репост записи экстремистской организации, чем обеспечил ее демонстрацию неограниченному кругу лиц. И суд никаких проблем в такой формулировке не найдет.

Юрист адвокатского бюро Asterisk Степан Хантимиров отмечает, что вероятность заработать уголовную ответственность вырастет в случае, если расследования Навального будет признаны экстремистскими материалами.

Можно ли продолжать перечислять пожертвования ФБК?

Юристы единогласно подчеркивают, что до вступления решения суда перечисление пожертвований структурам Навального можно — это не будет считаться преступлением. Но все донаты, перечисленные после решения суда, могут подпадать под статью УК 282.3 «Финансирование экстремистской организации», а плательщики пожертвований могут быть включены в черный список Росфинмониторинга как лица, финансирующие экстремистскую деятельность, — после чего банковские счета человека и доступ к любым финансовым сервисам блокируются.

 

Павел Чиков, глава «Агоры»

Действует такое же правило — до решения суда перевод денег ФБК не будет считаться преступным. А вот если человек переведет донат организации после того, как она будет официально считаться экстремистской, состав преступления появится. Кстати, в этот условный список могут пойти любые подозреваемые и обвиняемые в экстремизме лица.

Степан Хантимиров отмечает, что, хотя основная масса людей, которые делали пожертвования ФБК до признания ее экстремистской, не будут нести ответственность, отдельных бывших спонсоров подвести под статью все-таки можно — но в этом случае следствие должно доказать, что они «заранее знали, что финансируют экстремистскую деятельность».

Что дальше?

После того как «Свидетели Иеговы» были признаны в 2017 году экстремистской организацией, более 250 участников организации побывали под стражей, в их жилищах прошло почти 1,5 тысячи обысков и более 400 из них были предъявлены обвинения, привел статистику Павел Чиков.

Фактически любое проявление лояльности команде Навального после вынесения решения суда будет уголовно наказуемым — за перечисление доната можно сесть в тюрьму на 8 лет, за пост в соцсетях с упоминанием ФБК и его символики — на 15 суток, а за выход на митинг, организованный ФБК, — на 6 лет.

Источник