Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Анна Ривина о предложении ввести дознание по делам о домашнем насилии

 9 февраля Владимир Путин заслушал доклад председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева, выступившего на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации.

 В отчете об уголовных делах частного обвинения Лебедев рассказал, что за 2020 год суд рассмотрел дела о нанесении побоев, умышленном причинении легкого вреда здоровью и клевете в отношении 10 тыс. человек.

 Из них в 39% случаев обвиняемого осудили, в 7% оправдали и в 54% случаев дело прекращали.

 Лебедев напомнил, что по этим категориям дел не ведется дознание. Обязанность собирать доказательства ложится на потерпевших. Но у потерпевших нет публичных полномочий, часто нет юридических знаний и в ситуациях домашнего насилия они нередко находятся в зависимом от обвиняемого положении. Все это крайне затрудняет сбор доказательств.

 «Представляется целесообразным отнести эти категории уголовных дел к делам частно-публичного обвинения, по которым будет проводиться дознание», — сказал Лебедев.

 То, что частное обвинение — барьер для помощи пострадавшим от домашнего насилия, подтверждают и в центре «Насилию.нет» (внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов).

 «Эксперты, которые занимаются проблемой домашнего насилия, очень давно говорили о том, что дела, попадающие под эту категорию, должны носить частно-публичный характер обвинения. Радует, что спустя долгое время это начал повторять Вячеслав Лебедев, поскольку такое решение необходимо. Хочется верить, что эта инициатива действительно превратится в практику, которая сможет улучшить положение вещей», — рассказала АСИ Анна Ривина, к.ю.н, директор центра «Насилию.нет», специальный советник по гендерно-чувствительным вопросам коллегии адвокатов Pen&Paper.

 «Огромное количество людей не идут сообщать о подобных деяниях, именно потому что нагрузка ложится на пострадавшего. Пройти такой путь очень сложно и долго, и не все могут себе это позволить ни с материальной, ни с психологической точек зрения».

 По ее мнению, это предложение не сразу, но должно изменить отношение к проблеме домашнего насилия. У пострадавших появится поддержка на уровне дознания и следствия.

 «Мы прекрасно понимаем, что между де-юре и де-факто есть пропасть. Но сейчас нам нужно не только сократить эту пропасть, а как минимум внести изменения, по которым пострадавшие от насилия будут получать защиту от государства», — заключила Ривина.

Источник