Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Алексей Добрынин об усилении контроля за агентами по приему наличных

ЦБ поддержал предложение QIWI об ужесточении регулирования или упразднении платежных агентов, принимающих наличные платежи у населения в адрес поставщиков услуг. Усиление контроля должно помочь борьбе со схемами обналичивания

Платежная компания QIWI предложила ЦБ усилить контроль за деятельностью платежных агентов, которые принимают наличные платежи от населения, либо вовсе упразднить их как институт и применить единый подход ко всем участникам рынка, выступающим посредниками при приеме платежей. Банк России поддержал это предложение, говорится в сводном документе предложений участников платежного рынка (есть у РБК) для «регуляторной гильотины» ЦБ. Подлинность документа подтвердили три источника на платежном рынке.

«Мы поддерживаем изменения в законодательство, предусматривающие усиление контроля за деятельностью платежных агентов, включение их в сферу надзора Банка России и внедрение саморегулирования на рынке приема платежей», — сказал РБК представитель ЦБ.

После публикации материала представитель QIWI уточнил, что эта инициатива исходила от рынка: «Мы также ее поддержали и озвучили в 2019 году, при этом мы сами сейчас придерживаемся концепции сохранения и усиления позиции ПА на рынке и расширения их функционала».

На рынке приема наличных платежей от населения в адрес ЖКХ, сотовой связи и других товаров, работ и услуг существуют посредники, которые работают по двум моделям: банковские платежные агенты (БПА, регулируются законом о национальной платежной системе) и платежные агенты (ПА, регулируются законом о деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами). В качестве агентов могут выступать юридические лица и индивидуальные предприниматели. БПА принимают платежи от физлиц по договору с банками, ПА — с поставщиком товаров или услуг. И те и другие агенты должны открывать счета в банках.

В России действует свыше 5 тыс. платежных агентов и банковских платежных агентов, следует из проекта стратегии развития Национальной платежной системы до 2023 года, который подготовил ЦБ. По итогам 2019 года платежные агенты открыли 13,7 тыс. банковских счетов, банковские платежные агенты — в четыре раза меньше (3,5 тыс.). Но через счета БПА проходит больший объем средств (705,7 млрд руб.), чем через счета ПА (635,2 млрд руб.).

В чем суть проблемы

«Несмотря на практическую идентичность услуги, оказываемой потребителю, от выбора той или иной модели регулирования зависит ряд существенных факторов, таких как налогообложение, последовательность и прозрачность операций, экономика участников», — отмечают авторы предложения в QIWI, добавляя, что за деятельностью БПА установлен гораздо более жесткий контроль со стороны банков, с которыми они сотрудничают. Такая ситуация делает «банковскую модель» для участников рынка менее привлекательной, чем «модель платежных агентов». «Это создает нездоровую конкурентную среду на платежном рынке и приводит кредитные организации к необходимости поиска компромисса между снижением контроля и ростом лицензионного риска», — отмечают в QIWI, работающей в настоящее время по обеим моделям.

Кроме того, как показывает практический опыт, существующее положение способствует большому объему злоупотреблений со стороны участников рынка и препятствует окончательному выводу отрасли из серой зоны, несмотря на принятые меры в отношении контроля деятельности платежных агентов (введение законодательных требований о сдаче выручки на специальные банковские счета, обязательное применение контрольно-кассовой техники (ККТ) и прочее), добавили в компании.

В проекте стратегии развития НПС, которая еще не принята, в качестве одной из задач ЦБ назвал установку прямого надзора за деятельностью платежных агентов.

Какие злоупотребления допускают платежные агенты

Если в отношении операций, проводимых БПА, установлен постоянный текущий контроль со стороны банков, то контроль за ПА является выборочным, основанным на концепции риск-ориентированного подхода, говорит управляющий партнер петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин.

Вопрос контроля за деятельностью ПА обсуждается на рынке не первый год. Закон о деятельности платежных агентов был принят в 2009 году, в нем прописано, что правительство должно установить регулирующий их орган, однако более чем за десять лет это сделано не было, поэтому ЦБ не контролирует ПА, рассказывает глава правления Национального платежного совета Алма Обаева: «Есть косвенное регулирование Росфинмониторингом и департаментом ЦБ, которые следят за операциями по спецсчетам, а также регулирование со стороны ФНС через ККТ (контрольно-кассовую технику)». Вопрос ужесточения регулирования ПА несколько раз всплывал за последние годы, но этой темой никто всерьез не занимался, добавляет председатель Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктор Достов.

Еще в 2015 году регулятор описал схему по обналичиванию денежных средств юридическими и физическими лицами при активном участии платежных агентов: ПА не сдают либо сдают не в полном объеме в банк для зачисления на свой специальный счет наличные, а передают их третьим лицам — заказчикам. Те «оплачивают» наличные деньги безналичными, в том числе, путем проведения многочисленных транзитных операций через счета большого количества организаций. Полученные на свои расчетные счета безналичные средства платежные агенты используют для расчетов с поставщиками.

Махинации со специальным банковским счетом являются актуальным способом обналичивания средств через ПА, рассказывает Добрынин. Однако он отмечает, что количество преступлений в этом секторе снижается благодаря совершенствованию законодательной базы. Обналичивание через ПА ушло как массовое явление после обязательной установки ККТ и усиления контроля над спецсчетами, говорит Достов: возможно, сейчас этим занимаются отдельные мелкие игроки.

Что поменяется после

«Предложения о необходимости выравнивания вопросов регулирования банковских платежных агентов и платежных агентов некоторое время назад обсуждались нашей компанией», — отметила заместитель генерального директора группы QIWI Мария Шевченко, добавляя, что компания теперь не настаивает на упразднении института платежных агентов. «Наоборот, мы выступаем за усиление их позиций на рынке и расширение функционала. Это станет возможным только при условии обеспечения прозрачности деятельности и повышении уровня доверия со стороны регулятора к данному институту», — объясняет Шевченко.

По ее словам, дополнительный контроль со стороны банка или ЦБ не скажется критически на деятельности платежных агентов, готовых работать в прозрачной модели. Но и упразднение института платежных агентов не окажет существенного влияния на доступность платежей, поскольку большинство участников рынка уже сейчас совмещают обе эти роли (БПА и ПА), говорит замгендиректора QIWI.

Запрет или ужесточение регулирования ПА никак не скажется на потребителях услуг, соглашается Обаева, но эти изменения точно повлияют на сокращение объемов обналичивания средств, что приведет к росту цен на наличку на сером рынке, полагает эксперт. С развитием безналичных платежей востребованность ПА снижается, поэтому даже если в результате законодательных изменений с рынка уйдут часть игроков, то на потребителях это никак не скажется, уверен и Достов.

Однако «Связной», который работает по двум схемам, не согласен с предложением. «Подобные нововведения ограничат таких участников рынка, как поставщики услуг. Сейчас они напрямую привлекают платежного агента, а после изменений будут вынуждены действовать через посредников в лице кредитных организаций, чтобы привлечь банковского платежного агента. Такое посредничество несет финансовую нагрузку. Кто будет платить — поставщик услуги или конечный потребитель, вопрос открытый», — сказал вице-президент по телекоммуникационным и финансовым услугам «Связного» Максим Следков.

Источник