Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Алексей Добрынин о законности введения ограничений свобод граждан в связи с пандемией

Юристы сомневаются в законности введения ограничений свобод граждан в связи с пандемией – запрета на передвижение и порой принудительной самоизоляции. Спорны и требования по закрытию организаций общественного питания, культуры и многих других. Тогда как власти грозят нарушителям карантина карательными штрафами, насильственной госпитализацией и даже уголовной ответственностью.

Карантинные меры введены в уже в 27 субъектах Федерации. Практически везде закрыты парки, кафе и рестораны, спортивные, танцевальные и фитнес-клубы, театры и кино, запрещено проводить многие мероприятия.

Федеральный стандарт

Наиболее жесткие ограничения установлены в столице – жителям Москвы запрещено выходить на улицу без острой необходимости или некоего спецпропуска с индивидуальным штрих-кодом (QR-кодом), по которому полицейские смогут проверять места проживания и работы прохожих. В Санкт-Петербурге так называемый режим самоизоляции обязателен только для старшего поколения (от 65 лет), для всех остальных он носит рекомендательный характер. В Ленинградской области запретили выходить в лес и на рыбалку, гулять по улицам и передвигаться между населенными пунктами.

Нелегитимным введенный указом мэра Москвы Сергея Собянина режим считает глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас: «В соответствии с Конституцией России ограничения прав и свобод граждан возможны только в силу федерального закона и в конституционно значимых целях, а значит, введение таких ограничений – исключительная компетенция Федерального собрания и президента», – заявил сенатор журналистам. Аналогичные меры, в том числе на случай распространения эпидемий, закреплены и в Федеральном конституционном законе «О чрезвычайном положении» – оно вводится указом Президента России с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе.

Столичного градоначальника уже поддержали в Кремле: «Меры, которые принимают власти Москвы и Подмосковья, и меры, которые рекомендованы всем остальным субъектам, абсолютно соответствуют задачам по борьбе с коронавирусом. Любой глава региона в подобной ситуации находится в тесной координации с федеральными властями и тем более с главой государства», — заявил пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков. От оценки правовой составляющей, он, правда, уклонился.

В то же время действующий Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» допускает введение ограничительных мероприятий – карантина – на территории отдельных субъектов Федерации или даже муниципальных образований. Принятие таких решений делегируется региональным или муниципальным властям соответственно, а также главным государственным санитарным врачам. Эти меры могут предусматривать в том числе особый режим хозяйственной и иной деятельности, ограничение передвижения населения, транспортных средств, грузов и товаров.

Однако разрешается это делать только при угрозе возникновения и распространения ограниченного перечня инфекционных заболеваний, в который входят оспа, холера, чума и многие другие, но коронавирус COVID-19 формально отсутствует. Равно как порядок осуществления ограничительных мероприятий может устанавливаться санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами, которых пока также нет. Временные рекомендации Министерства здравоохранения РФ являются ведомственным актом и не имеют юридической силы, а постановление Главного государственного санитарного врача Аллы Поповой предписывает режим самоизоляции только для пребывающих из-за границы.

Свобода больным

Многих подозреваемых в опасном заболевании насильно отправляют в так называемые обсерваторы – больницы, пансионаты или санатории, выделенные для содержания потенциальных носителей инфекции. Такие меры предпринимаются в отношении большинства вернувшихся из-за границы, в том числе из благополучных с точки зрения распространения инфекции стран. 

Тогда как Конституция России гарантирует свободу передвижения и неприкосновенность личности, которая может быть ограничена исключительно судом. Еще в феврале санитарное ведомство как минимум пыталось соблюдать закон и осуществляло недобровольную госпитализацию в судебном порядке (АПИ писало о таком процессе – Насильственная вирусологияСуды расширили основания для принудительной госпитализации опасных пациентов). Теперь же граждан просто увозят с полицией, отбирают вещи и помещают в запираемые комнаты.

Непослушным угрожают уголовным преследованием за «покушение на нарушение санитарно-эпидемиологических правил». Правда, такая норма Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность, только если нарушение повлекло по неосторожности массовое заболевание или отравление людей. Первое дело уже возбуждено в отношении петербургского радиотехника Георгия Образцова, через окно сбежавшего из запертого номера в пансионате «Заря». Хотя фактов даже единичного заражения им кого-либо или наличия у самого пациента опасной инфекции пока не выявлено.

Более сложный случай произошел в Ставропольском крае – носителем коронавируса оказалась инфекционист Ирина Санникова, скрывшая от руководства факт поездки в охваченную эпидемией Испанию. В итоге в карантин попало более тысячи пациентов и других лиц, с которыми контактировал безответственный врач, 11 из них оказались зараженными. Действия Ирины Санниковой квалифицировали как «сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей», и «халатность».

По словам заместителя начальника Главного управления МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Дмитрия Баранова, у полиции «развязаны руки», потому что нарушители режима самоизоляции «несут угрозу жизни других людей».

Карательная дисциплина 

Любые иные нарушения законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения предусматривают взыскание административного штрафа до 500 рублей для граждан и до 20 тысяч для компаний. Такое наказание грозит в том числе отказавшимся закрываться на карантин кафе, театрам и иным организациям. Причем независимо от числа проступков санкция может применяться только один раз. Выявлять эти правонарушения и составлять протоколы уполномочены органы Роспотребнадзора.

Однако уже принятые 31 марта поправки существенно увеличивают наказание за нарушения установленных карантинных ограничений или игнорирование законных предписаний санитарного ведомства – на граждан будут налагать штрафы от 15 до 40 тысяч рублей, на компании – до полумиллиона. Если же следствием проступка стало причинение вреда здоровью человека (даже самого легкого) – санкции увеличиваются до 300 тысяч и миллиона соответственно. Составлять протоколы по факту выявления деяний будут в том числе полицейские, а рассматривать дела – суды.

Также вводится ответственность за невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности – до 30 тысяч рублей для частных и до 300 тысяч для юридических лиц. «Предлагаемые нормы направлены на усиление ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, в том числе режима карантина. В условиях пандемии коронавирусной инфекции такие нарушения несут огромную опасность для населения страны, поскольку повышают угрозу быстрого распространения вируса», – заявил председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. 

Рублем будут карать и компании, уличенные в неправомерном завышении цен на лекарства, – с них взыщут двукратную сумму незаконной выручки. Но на аптеки и оптовых поставщиков, увеличивающих стоимость на маски, респираторы, перчатки или иные дефицитные медицинские товары, такие санкции не распространяются. 

За распространение заведомо недостоверной информации в Интернете (так называемых «фейковых новостей» – АПИ писало о такой проблеме – Сто дней без фейков) вводится уголовная ответственность. «Важно подчеркнуть, что речь идет о распространении заведомо недостоверной информации, то есть когда лицо осознает недостоверность информации и тем не менее осуществляет ее распространение под видом достоверных сообщений», – констатирует Павел Крашенинников.

Новые санкции будут действовать с момента официального опубликования федерального закона, которое ожидается в первых числах апреля.

Справка

По данным Роспотребнадзора, на 1 апреля в России выявлено 2337 заболевших коронавирусом, девять человек умерло (летальность – 0,4 процента), 121 пациент выписан по выздоровлению. За три последних месяца было проверено более пяти миллионов человек, под медицинское наблюдение помещено 341,4 тысячи. В 164 обсерваторах размещено 1,3 тысячи человек. 

Всего в мире заболело 858 тысяч человек, умерло – 42,2 тысячи (летальность – 4,9 процента).

Мнения

 

Алексей Добрынин, партнер, руководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen & Paper

Распоряжения Собянина и Беглова могут носить только рекомендательный характер – согласно Конституции России, наши с вами права и свободы могут быть ограничены федеральным законом. Правительство России объявляет чрезвычайную ситуацию, а указом Президента России вводится чрезвычайное положение, Совет Федерации его утверждает. Только в этом случае будут легально устанавливаться комендантский час и иные меры, ограничивающие конституционные права граждан.

С другой стороны, вернувшиеся из опасных стран или контактировавшие с зараженными россияне обязаны соблюдать предписания главного санитарного врача и оставаться в самоизоляции 14 дней, а в случае нарушения режима самоизоляции – доставляться в инфекционные больницы. Решения суда для этого не требуется – соответствующие постановления вправе выносить главный государственный санитарный врач. Кроме того, уклонение от исполнения такого предписания является административным правонарушением, а в случае выявления факта заражения – влечет уголовную ответственность.

Светлана Гузь, управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal to Business

Введение карантина, проведение санитарно-противоэпидемических и других мероприятий, установление ограничений на свободу передвижения по территории, осуществления отдельных видов экономической деятельности и проведения массовых мероприятий возможно только в случае объявления Президентом России чрезвычайного положения в установленном законом порядке. 

До настоящего времени указанный режим не введен. Равно как чрезвычайная ситуация не объявлена ни на федеральном уровне, ни в одном из субъектов Федерации. Соответственно, применение подобных мер является нарушением конституционных прав. Юридические лица могут привлекаться к ответственности только за несоблюдение требований в рамках возникшей непосредственно в организации чрезвычайной ситуации.

Кроме того, введение, например, комендантского часа допускается исключительно в случае объявления чрезвычайного положения по причине различных вооруженных и насильственных мероприятий, направленных против власти, конституционного строя и безопасности граждан. Следовательно, в связи с распространением коронавируса введение комендантского часа невозможно.

С другой стороны, в ряде регионов установлен режим повышенной готовности. По закону в этом случае органы власти вправе ограничивать доступ людей и транспортных средств на определенную территорию, а также приостанавливать деятельность организаций при наличии угрозы безопасности жизнедеятельности их работников и иных граждан. Таким образом, при введении такого режима был соблюден установленный законодательством порядок. Однако нельзя сделать бесспорный вывод о том, что все предложенные меры соответствуют режиму повышенной готовности, – их соразмерность вызывает обоснованные сомнения.

Несомненно, установление органами власти ограничений и мер ответственности за их несоблюдение не позволяет предпринимателям осуществлять свою деятельность в привычном режиме. Вместе с тем необходимо понимать, что эти меры направлены на обеспечение безопасности и защиты жизни и здоровья россиян.

Александр Кадетов, партнер Адвокатского бюро «Юрлов и Партнеры»

По закону при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации может вводиться режим повышенной готовности. Он предусматривает в том числе возможность ограничения доступа людей и транспортных средств на территорию, на которой существует такая угроза, а также в зону чрезвычайной ситуации. Представляется, что, опираясь именно на это положение, мэрией были введены ограничения для горожан.

На мой взгляд, рассматривать вопрос правомерности введения ограничений на выход за пределы места проживания или пребывания граждан без особой (уважительной) причины имеет смысл, отталкиваясь от перспектив оспаривания таких ограничений. Учитывая, что такие меры предпринимаются для предотвращения объявления полноценного режима чрезвычайной ситуации, вряд ли суды признают незаконным введение «режима самоизоляции».

Кроме того, принятый федеральный закон делегирует право вводить чрезвычайные ситуации Правительству России. Полагаю, что установленные региональными властями ограничения будут подтверждены как введенные при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации.

Источник