Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Алексей Добрынин: Гулял с ребенком рядом с митингом – отдай ребенка органам опеки

Политические уголовные дела растут как снежный ком, погребая на своём пути те редкие остатки и островки не только закона, но и человеческой порядочности и здравомыслия. Все действия государства направлены на минимизацию активности граждан в области реализации ими своей политической воли: хочешь митинговать – получи уголовное дело за организацию массовых беспорядков. Гулял с ребенком рядом с местом проведения митинга – отдай ребенка органам опеки.

Раньше было всякое: и безумное с точки зрения права «Болотное дело», где сурово карали за скол эмали с зуба полицейского и недавнее «Ингушское дело», где народный протест обозвали массовыми беспорядками и бросили в камеру без оснований настоящих народных лидеров республики. Не было одного — не трогали детей. Сегодня это грань государством пройдена — дети идут в дело во всех смыслах этого слова. Если бы кто-то мне рассказал некоторое время назад, что нам с коллегами придётся защищать малолетнего ребёнка, которого прокуратура хочет просто так — вообще без малейших на то оснований, среди бела дня на глазах у всего мира отобрать у родителей и лишить семьи, то я бы рассмеялся в лицо.

Однако день назад в Перовском районном суде города Москвы состоялось предварительное судебное заседание по иску Перовской межрайонной прокуратуры ВАО г. Москвы о лишении родительских прав наших доверителей — Дмитрия и Ольгу Проказовых в отношении их годовалого ребёнка — Артемия.

Ольга и Дмитрий – обычные, законопослушные и вполне социализированные граждане, как любой из нас. И да, они просто гуляли со своим ребенком в центре Москвы. Это их семьи личное дело — не моё, не чьё-то ещё и уж тем более не прокурора Федина И.А. подписавшего иск.

Но прокуратуре так не кажется, она считает, что может влезать даже туда, куда влезать её не только никто не просит, но даже и не уполномочивает.

По версии прокуратуры, «27 июля 2019 года родители приняли участие в несанкционированном митинге со своим малолетним сыном. В ходе митинга они передали своего ребёнка Фомину С., имеющего отношение к организации и координации движения толпы митингующих людей в центре Москвы, с целью укрытия последнего от полиции, тем самым подвергли опасности жизнь и здоровье своего ребёнка».

Этого показалось мало и вслед за этим, параллельно с прокурорским иском в суд о лишении Ольги и Дмитрия родительских прав по факту прогулки с сыном, день в день последовало возбуждение беспрецедентного в данном случае уголовного дела по ст. 125 УК РФ (оставление в опасности) и по ст. 156 УК РФ (Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Самое чудовищное в том, что ни следствие, ни прокуратура даже не пытаются придать этой истории видимость некого юридического действа — здесь нет ничего ни от права, ни от фактов. Вся она соткана из гремучей смеси откровенно противоправных утверждений, домыслов и банальной лжи.

Если пробежаться по сути искового заявления, то в нём нагромождение лжи и непрофессионализма. Так прокурор Федин И.А. смело и безапелляционно указывает на то, что был какой-то «несанкционированный» митинг – это противоправное утверждение, вдвойне недопустимое для прокурора, который призван обеспечивать законность. В российском законодательстве вообще нет требования какого-либо санкционирования митингов, даже термина такого нет. Ещё раз — в законодательстве термин отсутствует, но у прокурора присутствует.

Затем прокурор требует отобрать ребенка, мотивируя тем, что Проказовы – плохие родители: «приняли незаконное участие в несанкционированном митинге», «отец мальчика не обладает правом голоса», передав ребенка «самоустранились от воспитания ребенка» и т.п. При этом прокурор не только не привел никаких доказательств этих утверждений – он даже не сформулировал в своём иске, в чём именно выражается неисполнение родительских обязанностей, где и как оно проявилось.

Все эти доводы – откровенная ложь с явными признаками клеветы. Исковое написано так, словно писал его следователь следственного комитета — всё сказочно, безапелляционно и ничем не подтверждено.

Не хочется думать об этом, но похоже придётся — складывается впечатление, что прокурор использует свои должностные и процессуальные полномочия просто для того, чтобы опорочить людей, не замеченных ни в чём предосудительном и сформировать практику, оправдывающую действия государства. Если это так, то боюсь как бы не пришлось и действия самого прокурора рассматривать через призму уголовного права.

Если сотрудникам прокуратуры не очевидно, что недопустимо использование ребёнка и родительских чувств как средства запугивания и шантажа, в том числе в целях снижения гражданской активности — а именно это, похоже, и является истинной целью иска прокурора, а вовсе не забота об интересах ребёнка, которые на самом деле ни в чём не пострадали — то придётся им об этом настойчиво неприятно и процессуально напоминать. Уголовный кодекс — он и на прокуроров распространяется тоже.

Напоминать в том числе и о том, что что конституционной ценностью, находящейся под охраной государства, является семья — ст. 38 Конституции РФ — а попытка подавить гражданскую активность, выдавая прогулку по центру Москвы, пусть и во время митинга, за измену родительскому долгу и предательство интересов ребёнка – позорна для служителей закона, да и просто является подлостью.

Можно подумать, что мы — адвокаты нагнетаем и драматизируем, однако документы и факты говорят об обратном. Прокурор в своём стремлении отнять ребёнка настолько наплевал на закон, что забыл о самом элементарном – правилах территориальной подсудности. Он обратился с иском в ненадлежащий суд: это самая наглядная иллюстрация того, что закон и законность — последнее, что его интересует.

Все это подтвердилось и в суде: после заявленного нами ходатайства о передаче дела по подсудности, ходатайство было удовлетворено и дело передано в Лефортовский районный суд.

Затем секретарь Перовского районного суда вручила адвокатам повестки для явки в судебное заседание по этому делу 02.09.2019. на 10 утра в Лефортовский районный суд. При том, что само дело ещё лежало у судьи на столе всё того же Перовского суда. Такая ситуация не предусмотрена действующим гражданско-процессуальным кодексом РФ, но она вполне объяснима когда руководство Лефортовского суда осведомлено, что получит дело, заранее назначает судью, дату и время заседания, судья выписывает повестки, и даже передает их для вручения нам в суд.

Так что заседание 2 сентября становится многообещающим. Надеемся и сделаем всё для того, чтобы по делу не было принято решение за один день. Постараемся обьяснить прокурору Федину И.А., что лучшее, что он может предпринять — отказаться от заявленного им иска. Это было бы самым правильным решением в его профессиональной судьбе.

Источник