Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Редкая офшорная статья. Как работает статья 193.1 УК, по которой возбудили дело против основателя «Рольфа», и кого по ней привлекали раньше» - комментарий Константина Добрынина изданию «Медуза»

28 июня суд назначил домашний арест члену совета директоров компании-автодилера «Рольф» Анатолию Кайро — единственному из четырех топ-менеджеров (включая одну бывшую руководительницу), оказавшемуся в России в момент объявления о возбуждении уголовного дела. Основатель компании, бывший депутат Государственной думы Сергей Петров, который сейчас находится в Европе, заявил, что не вернется в Россию до тех пор, пока уголовное преследование не будет прекращено, и сравнил его с делами Ивана Голунова и Михаила Ходорковского. Следственный комитет считает, что руководители «Рольфа» незаконно вывели из страны 4 миллиарда рублей. Инкриминируемая статья — очень редкая. «Медуза» поговорила с юристами о ее применении и вспомнила последние случаи ее использования.

Как часто используется эта статья УК и почему она «тяжелая»

Уголовное дело в отношении основателя компании — импортера автомобилей «Рольф» Сергея Петрова и нескольких топ-менеджеров компании было возбуждено по статье 193.1 УК (совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов). Она предусматривает до десяти лет лишения свободы. И это достаточно редкая статья, даже если смотреть на данные судебной статистики формально. В 2018 году по всем частям статьи 193.1 был осужден 21 человек. Для сравнения: по связанным с предпринимательством частям 159-й статьи (части 5–7, посвященные мошенничеству в сфере бизнеса) осудили 107 человек. А по 171-й статье (незаконное предпринимательство) — 177 человек. Хотя с целью давления на коммерсантов дела часто заводят по статьям, формально не связанным с бизнесом: самая популярная — мошенничество (части, не связанные с предпринимательством). По всей 159-й статье (не только по «предпринимательским» частям) в 2018 году осудили более 17 тысяч человек. Проведенный этой весной опрос ФСО показал, что больше 84% предпринимателей считают ведение бизнеса в России рискованным.

По словам старшего партнера коллегии адвокатов Pen & Paper, бывшего зампреда комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Константина Добрынина, в применении статьи 193.1 УК РФ «ничего удивительного и необычного нет, ведь статья касается вывоза капитала из России в нынешние сложные времена». Добрынин объясняет, что преступление по этой статье предполагает совершение криминальных сделок с нерезидентами. «Поэтому квалификация по ней наиболее вероятна в отношении тех бизнес-структур, которые осуществляют масштабную внешнеторговую деятельность. При большом количестве торговых контрактов с иностранными партнерами правоохранительным органам, при их желании, легко усмотреть в некоторых сделках нарушения законодательства о валютном контроле», — говорит Добрынин.

Адвокат Денис Пучков называет эту статью УК «тяжелой». «Особенно часть третья [вменяется Сергею Петрову], которая гласит, что преступление совершено в особо крупном размере либо организованной группой. Про организованную группу вы уже слышали, наверное, выступление президента, что любой совет директоров можно под организованную группу подвести. Он говорил об организованном преступном сообществе, но тем не менее суть не меняется», — рассуждает Пучков.

Он объясняет, что эта статья трудна для следователей: «По статьям по экономической деятельности [предпринимателей] привлекают не так часто, как, например, за хищение собственности, растрату, присвоение или мошенничество. Экономические преступления нужно выявлять, требуется контроль — налоговый, валютный, со стороны лицензионных органов».

По словам Константина Добрынина, в отношении предпринимателей «применяются классические составы преступлений, известные уголовному праву уже длительное время». Эксперт упоминает в их числе обман контрагентов (мошенничество, незаконное получение кредита) или обман государства (уклонение от уплаты налогов). Однако иногда силовики хотят продемонстрировать усиленное противодействие каким-либо «злоупотреблениям участников рынка», на которые обращают внимание власти. «Типичный пример — активизация борьбы с обналичиванием денег привела к росту дел о незаконной банковской деятельности», — говорит он. После того как в процессуальное законодательство были внесены изменения, по которым заключение под стражу по предпринимательским составам преступлений стало применяться ограниченно, следствие стало чаще привлекать бизнесменов за создание преступного сообщества (статья 210). По мнению Добрынина, статья 193.1 у следователей вряд ли войдет в моду: «Средства все равно выведены за рубеж и не вернутся в страну», — заключает он.

Источник