Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Премьера «Картины»: Если церковь заговорит, будет конец света» - издание «Фонтанка.ру» о фильме Константина Добрынина и Сергея Кальварского «Картина»

Будто форточку распахнули и душное время утерлось прохладой. Точно в бороду – воистину смешно.

Наконец-то в кино отразилась вся наша божья кара.

А я предупреждал: «Костя, терпение тети Вали лопнет. Она тебя из Совета Федераций попросит с вещами».

Он же продолжал упорствовать в ереси. Издевался над знаменосцами скреп – милоновыми, мизулиными.

Летом 2015 года Матвиенко наконец взяла его за собственное желание и отправила дискутировать на волю. Как я понимаю Валентину Ивановну. Тут экс-сенатор и встал обоями ногами на юридическую защиту «Матильды» Учителя от несравненной в своей ортодоксальности Поклонской.

Сегодня мой приятель еще с одним пересмешником выдал киновозрождение по недавним мотивам. Явление депутатши-богоносицы на выставку традиционных ценностей, сотворенных зэками из хлебного мякиша, само по себе мистерия. Превращается же все это в знакомую нам новостную феерию. Где непонятому художнику вне казачьего патруля – никуда. Только подбирать листовки «Гори в аду!». Какая наследственность, такой и страшный суд.

У ребят вышло. Они разжали тиски телепропаганды и бестолковых вирусных роликов. Дело даже не в правильных актерах, игре. Главное – текст. Сейчас марширует стиль шершавого языка плаката – «Да здравствует!» или «Долой!». Тут же у персонажа, похожего на Пескова, интересуются: «Церковь молчит?» – «Думает», «Президент молчит?» – «Думает». «Хоть кто-нибудь высказался?» – «Да, глава Чеченской Республики обратился к Министерству культуры».

В художественную хронику вшит код нашего времени. Героя запрограммированного сегодняшней реальностью скандала предостерегают: «Ваня, если церковь заговорит, это будет конец света».

Довлатову с улицы Рубинштейна, где все чаще гуляют юридические и экономические форумы, понравилось. Фразой можно реагировать на многое, и причем вовсе не религиозное.

В киновыходке с сатирическими глазами есть и нецензурное. Наша нормальная реакция на online. Очень вовремя вставленная. Что ты будешь делать: говорить, даже думать во сне матом в России можно, а печатать – Роскомнадзор. Постарайтесь найти подлинник «Картины» в мессенджерах – именины духа.

Себя же авторы идеи вставляют в ту же иронию. Дорогие, бывалые, циничные. Рисуя Ване перспективы, адвокат в костюме с отливом «чтоб я так блестел» приговаривает: «Более ста тысяч верующих уже обратились в Генеральную прокуратуру. Вы еще спасибо скажете нашим депутатам. В современной России сейчас лучше, чем государство, художников никто не продвигает».

Оскомине застоя сопротивляются редко. Сериал «Домашний арест» – аномалия. Поэтому на Украине «Слуга народа» вообще вынес Зеленского к присяге. Талантливо придуманное настоящее всегда больше влияет на жизнь, чем документалистика. Все же там смех лобовой, он стоит на плечах массовки Comedy Club. Эта «Картина» – не одномерная атака, она опаснее языком. В эпоху самоцензуры (цензура запрещена статьей 29 Конституции) важнейшим искусством становится подтекст: «Это не цензура, Ваня, это госфинансирование».

На финише в кадр на секундочку врывается Шнур. Секретарша: «Ой! А мы вас так ждали».

Изящно. Сергей обязан своим взлетом Лужкову, в древности запретившему его выступления. Да и имя Матильда неотделимо от звезды. Соавтору Константина Добрынина – ленинградскому москвичу Сергею Кальварскому поможет их же предсказание.

– Мне никто никогда не предлагал персональную выставку, – мечтает художник.

– А персональное уголовное дело, Ваня, тебе кто-нибудь предлагал?

Дай здоровья депутатам поднять вопрос о недопустимости и провокационности.

Сами титры предупреждают: «Продолжение следует».

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

Источник