Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Опасные связи. Как личные отношения могут сказаться на репутации, бизнесе и карьере селебрити» - колонка Екатерины Тягай и Антона Именнова в издании «Сноб»

На прошлой неделе 40 общественных деятелей культуры и спорта заступились за криминального авторитета Олега Шишканова. Обвиняемого в убийстве просили отпустить под домашний арест — за «патриотизм», меценатство и даже поддержку ополченцев в Донбассе.  Партнер, руководитель практики «Особых поручений (Sensitive Matters)» коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай и адвокат, партнер, руководитель международной практики и практики частных клиентов Pen & Paper Антон Именнов рассказали «Снобу», каким рискам в наше время подвергают себя те, кто идет на такие, казалось бы, благородные поступки

«Держи друзей близко, а врагов — еще ближе»
Майкл Корлеоне, «Крестный отец II»

Публичность и приватность плохо сочетаются — это знает каждый российский политик, спортсмен, артист и медиаперсона. Над престижными коттеджными поселками и загородными усадьбами селебрити кружат квадрокоптеры, фотографии из личных аккаунтов в инстаграме и фейсбуке иллюстрируют журналистские расследования, а частная переписка попадает в открытый доступ и «сливается» в телеграм-каналы.

Под прицелом объективов оказываются дни рождения и корпоративы, свадьбы и похороны, крещение и бар-мицва детей, а также летние party на Лазурке и горнолыжный отдых на фешенебельных швейцарских курортах. От пристального внимания любопытных зрителей не спасают даже отнятые охраной телефоны или засекреченные списки гостей. Хотя чаще всего причина «утечки информации» — не папарацци, а сами участники событий, которые, как и большинство из нас, живут в цифровом мире, где «не выложил — значит не было», а лайки, шеры и комментарии под постами фактически новая валюта.

Как показывает практика, самые неожиданные риски возникают в близком, порой дружеском кругу. Именно неформальные связи становятся в последнее время триггером неблагоприятных юридических, экономических и политических последствий, возникающих по принципу «скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Так формируются санкционные списки и базы данных, используемые для проверки контрагентов и клиентов крупнейшими международными организациями и даже государственными структурами.

Уязвимее всего — звезды шоу-бизнеса и большого спорта, на чью репутацию все чаще ложится тень «авторитета» их друзей или близких знакомых.

Недавно на официальном сайте Следственного комитета России появилась новость о том, что в Московской области задержан так называемый «вор в законе» Олег Медведев (Шишканов). По данным следствия, он причастен к похищению и убийству в 2012 году депутата Раменского района Московской области Татьяны Сидоровой и членов ее семьи.

Спустя несколько дней после публикации новости в российских СМИ появилась информация о том, что за Шишканова вступились трое бывших тренеров сборной России по футболу — Валерий Газзаев, Юрий Семин и Борис Игнатьев, а также народный артист Лев Лещенко и певица Любовь Успенская. Письмо деятелей культуры и спорта в поддержку обвиняемого с просьбой заменить меру пресечения с заключения под стражей на домашний арест было, по данным СМИ, зачитано адвокатом на заседании суда.

Связи с криминальными структурами и ворами в законе, которых Верховный суд РФ определяет как «лиц, занимающих высшее положение в криминальной иерархии, в связи с чем обладающих непререкаемым авторитетом в криминальном мире со всеми его представителями, находящимися ниже их самих», являются поводом не только для внимания журналистов, но и для введения санкций и иных ограничений, прежде всего со стороны США.

Например, из-за подозрений в связях с ОПГ с 1995 года въезд в США был закрытнародному артисту Иосифу Кобзону. Профессиональные и общественные заслуги, а также творческие и дипломатические связи не позволили ему снять этот запрет, действовавший более 20 лет — вплоть до ухода из жизни в прошлом году. Запрет был распространен и на его семью, детей. Причиной стало обращение одного известного в 90-е годы бизнесмена из Нью-Йорка, который обвинил Кобзона в рейдерстве.

Известный певец Григорий Лепс попал под санкции США в конце 2013 года из-за связей с преступным сообществом «Братский круг». Управление по контролю за зарубежными активами Минфина США (OFAC), которое вводит санкции, установило причастность Лепса к организации перевозки денег, принадлежащих «вору в законе» Владиславу Леонтьеву. Сам Леонтьев (Вадик Белый) попал в SDN list в конце 2017 года вместе с другими «законниками».

Помимо санкций как таковых, личные и дружеские симпатии российских селебрити, бизнесменов и политиков находятся под пристальным наблюдением «большого брата», когда речь идет об их бизнес-интересах, недвижимости, зарубежных счетах и самой возможности пребывания на территории определенного государства. Так, одной из причин отказа в выдаче американской визы Олегу Дерипаске, в частности, называют подозрения властей США в его связях с Измайловской ОПГ и ее бывшим главой Антоном Малевским. То есть основанием для наложения ограничений могут являться не только вступившие в законную силу решения судов или иные официальные источники, но даже открытые сведения из интернета.

В 2014 году МИД Австрии обрушился с волной критики на известную оперную певицу Анну Нетребко, которая пожертвовала миллион рублей личных средств Донецкому оперному театру и имела неосторожность сфотографироваться со спикером парламента союза Донецкой и Луганской народных республик Олегом Царевым, находившимся в санкционных списках. До введения санкций против Нетребко дело не дошло, но контракт между ней и «Австрийскими авиалиниями», чьим лицом она являлась, был расторгнут.

Наконец, новости, содержащие репутационно значимую информацию, могут быть проиндексированы и базой данных World-Check (Refinitiv), что принимается в расчет западными банками и комплаенс-службами при решении вопросов об открытии/закрытии счетов и получении второго гражданства.

Норма статьи 23 российской Конституции, гарантирующая каждому «право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», писалась совсем в другие времена. Сегодня она обретает новое значение не только потому, что тайное всегда становится явным, но и потому, что цена публичности оказывается слишком высока. Перефразируя правило Миранды, известное всем по голливудским боевикам, всё, что вы скажете и что появится в интернете, будет использовано против вас. Но жизнь не боевик, поэтому в глобальном информационном мире нужно очень тщательно обдумывать, кого и как вы собираетесь поддержать публично.

Источник