Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Изменение представительства России в ЕСПЧ лишь усилит аппаратный вес генпрокурора Краснова», — Константин Добрынин

Генпрокурор Игорь Краснов обратился к Путину с просьбой передать Генпрокуратуре полномочия по представлению интересов России в Европейском суде по правам человека и других международных инстанциях. Как сообщили многие российские СМИ, президент поставил на документ резолюцию «Согласен». Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявить, что не в курсе ситуации.

Старший партнёр коллегии адвокатов Pen & Paper, статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов России Константин Добрынин рассказал The Insider, что для рядовых граждан России это вряд ли что-то изменит, но существенно поменяет расстановку сил внутри аппаратного юридического блока.

Проблема правовой защиты интересов России в ЕСПЧ и шире - за рубежом - не решается механической передачей соответствующих полномочий от Минюста к Генпрокуратуре. Нужен принципиально иной системный подход, к которому Российская Федерация принципиально не готова. Не важно кто - Минюст или Генпрокуратура представляет страну в ЕСПЧ, важно как и главное эффективно ли защищаются интересы страны и граждан.

С точки зрения юридико-технической стороны, это внутренняя российская история и решение, после которого существует уведомительный порядок для ЕСПЧ, а не согласование или тем более их решение. Условно говоря, завтра Россия может решить, что представлять державу в ЕСПЧ будет Роскосмос во главе с Рогозиным. На наших граждан это не повлияет никак, это не пересекающиеся вселенные.

Главная интрига здесь аппаратная и политическая, которая заключается в существенном усилении веса генпрокурора Краснова. Основной вопрос заключается в том, каких внешних экспертов и консультантов и на каких условиях Генпрокуратура будет привлекать для суда.

Если же говорить об эффективности подобного решения, то могу напомнить, что в своё время, ещё после приснопамятного решения по делу ЮКОСа и хаотичных и кулуарных действий властей, будучи сенатором я предлагал премьер-министру Дмитрию Медведеву подумать об ином правовом механизме межведомственного взаимодействия. Он заключался в создании отдельного механизма, возможно, в виде специально уполномоченного государственного органа или специального представителя, принимающего ответственность за управление рисками, связанными как с уже сложившимися обстоятельствами, так и вполне возможно новыми претензиями третьих лиц к РФ / экономическим субъектам РФ или гражданам.

Этот орган мог бы быть наделен полномочиями координировать работу всех иных государственных органов, к компетенции которых относятся возможные юридические и финансовые последствия развития ситуации. Это Минфин, Минюст, МИД, Банк России и другие. К созданию и организации деятельности такого органа важно было бы привлечь Федеральную палату адвокатов, а также корпоративных юристов, так как именно эти представители российского юридического сообщества обладают необходимыми правовыми компетенциями и практическим опытом в подобного рода «военных», а не линейных юридических проектах.

Однако прошло шесть лет с момента этого предложения и единственное, что придумало государство - это отобрать узкий функционал у Минюста и передать его Генпрокуратуре, поэтому я не склонен думать, что предложенный алгоритм существенно что-то изменит в лучшую сторону. Главное, чтобы хуже не стало - иначе может получиться как в басне Крылова: «А вы друзья как не садитесь, а в музыканты не годитесь»

Источник