Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Госдума приняла закон о запрете необоснованного ареста предпринимателей. Снизит ли это давление на бизнес?» - комментарий Алексея Добрынина для издания The Insider

Госдума в третьем чтении приняла законопроект о запрете продлевать сроки содержания под стражей бизнесменов в случае, если по уголовному делу не ведутся активные следственные действия. Изменения предлагается внести в ст. 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса. «В ходатайстве необходимо будет указать мотивы продления, информацию о процессуальных действиях, которые следователь собирается предпринять по делу, а также объяснить причины, по которым эти действия не были совершены ранее», — заявил спикер Госдумы Вячеслав Володин. Поправки были приняты после того, как Владимир Путин в послании Федеральному собранию в феврале заявил, что добросовестный бизнес «не должен постоянно ходить под статьей», а сроки содержания под стражей зачастую продлевают «без веских оснований». Адвокат, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин рассказал The Insider о том, поменяется ли правоприменительная практика по «экономическим статьям» после принятия законопроекта.

Сегодня следователь, выходя в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде ареста подозреваемого и осознавая, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности, осознанно или, как следствие любит писать, «умышленно» закрывает глаза на это. К примеру, задержан топ-менеджер (член совета директоров) крупного энергетического холдинга по факту мошеннических действий, связанных с его непосредственной работой в холдинге. А холдинг занимается исключительно извлечением прибыли от своей деятельности (о чем известно не только следователю). В этих случаях следователь в своем ходатайстве даже не упоминает ни слова о том, что деятельность подозреваемого связана только с предпринимательством. Редко, но иногда правоохранители мотивируют причину своего требования об аресте предпринимателя следующим: предпринимательская деятельность подозреваемого является лишь щитом для прикрытия реальной преступной деятельности, не имеющей к предпринимательству никакого отношения. И суды удовлетворенно кивают им в ответ, а предприниматель остается под арестом.

Разъяснение в статье 108 УПК РФ о том, чью же деятельность надо относить к предпринимательской, выглядит издевкой над всеми: если следователь или суд не знают, что и кто к ней относится, тогда о чем можно говорить? В статье 2 Гражданского кодекса абсолютно ясно прописано, что на территории Российской Федерации понимается под предпринимательской деятельностью. Если следователь не умеет читать основополагающие законы, то подобные уточнения, к сожалению, ничего не поменяют.

Что касается обязанности правоохранителей объяснять причину продления меры пресечения, сейчас в статье 109 УПК РФ и так установлено, что в ходатайстве следователя должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения меры пресечения. На практике следователь всегда пытается обосновывать необходимость продления избранной ранее меры пресечения такими общими фразами, как «особая сложность уголовного дела», или «еще не установлен полный круг лиц, обладающих информацией о совершении преступления», или «не собран весь комплекс, подтверждающих вину обвиняемого, вещественных доказательств», или «планируется допросить ключевых свидетелей по делу» и другими юридическими «перлами».

Сам факт очередного разъяснения того, что именно должно содержать ходатайство следователя о продлении меры пресечения, не окажет должного эффекта на судебно-следственную практику. Вопрос в правоприменении. Пока практика складывается однобоко. И несмотря на множество изменений в уголовно-процессуальном кодексе, которые на первый взгляд гарантируют и усиливают права на свободу и личную неприкосновенность обвиняемых, следственные изоляторы продолжают открывать свои двери для встречи обычных бизнесменов. В формировании судебно-следственной практики всегда участвуют четыре стороны: адвокаты, следователь, прокурор и суд. Однобокая практика связана с тем, что только одно звено в лице адвокатов пытается эту практику изменить. Все остальные участники процесса остаются к ней безразличны и отстаивают интересы государства, несмотря на презумпцию невиновности человека.

Именно поэтому задача адвокатов в изменении практики по этому вопросу состоит в том числе в убеждении суда в наличии предпринимательской деятельности, в обосновании суду отсутствия в ходатайстве следователя указанных в статье 109 УПК РФ конкретных данных, свидетельствующих о необходимости продления меры пресечения, в донесении до суда того факта, что общих фраз следователя в ходатайстве типа «не собран весь комплекс, подтверждающих вину обвиняемого вещественных доказательств» недостаточно для того, чтобы оставить человека за решеткой.

Источник