Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Единый реестр подозреваемых в отмывании денег не дает им возможности оправдаться даже в случае ошибки или злого умысла» - комментарий Сергея Гландина для издания The Insider

«Национальный совет финансового рынка» предложил создать реестр клиентов банков, которым отказали в обслуживании из-за подозрений в нарушении антиотмывочного законодательства. В нем будут указаны все причины блокировки счетов, а также список кредитных организаций, которые разорвали с клиентом договоры. Такие предложения содержатся в заключении на законопроект Минфина, который призван устранить необоснованные блокировки, пишут «Известия». Поправки министерства в текущей редакции были раскритикованы профессиональным сообществом и банками. Создание реестра вместо существующего механизма позволит эффективнее выявлять подозрительных лиц, считают в НСФР.

Специальный советник по санкционному праву коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Гландин объяснил The Insider, почему создание единого реестра на государственном уровне вряд ли будет эффективным механизмом.

Современные правила игры мировой финансовой системы едины и просты: на банки возложена серьезная задача по контролю над законностью и наличию деловой цели у трансграничных операций. Выражая эту мысль другими словами, банки призваны проверять своих клиентов и их операции и противодействовать попыткам отмывания денежных средств, финансирования терроризма или обхода экономических санкций до совершения этой самой операции.

В западных странах реестров или баз данных, аккумулирующих информацию о подозреваемых в отмывании средств клиентов, на государственном уровне нет. Несмотря на очень серьезные обязательства по предотвращению подобного рода преступлений, государство не навязывает банкам, финансовым и страховым компаниям свою позицию и не создает операторов, ведущих «черные» списки. Даже сами банки в последнее время отказываются от поддержания собственных комплаенс-баз и сокращают соответствующий персонал. Система перестраивается, и сейчас госрегуляторы лишь устанавливают общие правила игры и штрафы, угрожающие за их неисполнение, а далее ответственность несет банк или организация, участвующая в сомнительных операциях.

Ярким примером регулирования финансовых потоков без единого госреестра можно назвать кейс французского банка BNP Paribas. Банк был оштрафован на $9 млрд США за ошибки с идентификацией получателей платежей в Судане, Иране и на Кубе. Важно отметить, что в той же Америке банки сами предпринимают необходимые меры по установлению фактов отмывания средств и иногда отправляют сведения о подозрительных субъектах регулятору или в свою финансовую разведку (в России, например, писать нужно в Росфинмониторинг). Ведут такие базы данных частные информационно-аналитические компании (World-Check от Refinitiv, WorldCompliance или LexisCompliance от LexisNexis, Accuity, есть и российская разработка – X-Compliance от «Интерфакс»). Базы собирают информацию с сайтов государственных органов, судов и регуляторов, а также из СМИ; их интересует информация о поведении бизнесменов и бизнес-компаний. На основании собранных данных формируется профиль соответствующего лица, ему присваивается риск-статус, который впоследствии может послужить причиной для отказа в заключении договора с банком или даже для включения соответствующего лица в санкционный список.

Если банк отказал вам, ссылаясь на данные World-Check, ваш адвокат или юрист может обратиться к регулятору, и, если сведения о вас ошибочны, администратор быстро исключит ваше имя из базы. Чего нельзя сказать о государственном реестре, создание которого не предполагает никаких правовых гарантий даже на случай ошибки или установленного злого умысла банковского клерка.

Очевидно, что создаваемая государственная база данных будет нуждаться в операторе и повлечет за собой расходы бюджетных средств. Речи о самоокупаемости, как у частных баз данных, о которых мы говорили выше, быть не может: по сообщениям «Национального совета финансового рынка», доступ к отечественному реестру будет бесплатный.

Также очевидно, что благая цель защиты прав граждан и бизнеса от недобросовестных финансовых махинаций требует качественной реализации. На данный момент законопроект лишен широкого экспертного обсуждения, которое могло бы помочь его детальной проработке, поэтому, откровенно говоря, инициатива может оказаться скорее вредной, чем полезной — тем более, что проблемы защиты персональных данных в России пока также не решены, а в одном уравнении не может быть двух неизвестных.

Источник