Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Обзор судебной практики по корпоративным спорам (март 2021)

Партнёр, руководитель практики «Разрешение споров» (Москва) Сергей Учитель и адвокат Наталья Бунина подготовили обзор корпоративных споров за март 2021 г., судебные акты по которым были обжалованы в Верховный Суд РФ.

Судьи Верховного Суда РФ не усмотрели оснований для передачи кассационных жалоб в Судебную коллегию по экономическим спорам. Однако обстоятельства и фактура рассмотренных дел представляют несомненный интерес, а выводы судей, изложенные в мотивировочной части определений, могут служить ориентиром для оценки судебных перспектив по другим корпоративным спорам.

Внесение изменений в бухгалтерский баланс ООО не повлияло на действительную стоимость доли

Действительную стоимость доли ООО уменьшили на сумму налога

Из ООО исключили мажоритарного участника, поскольку его не исключение могло причинить обществу еще больший вред

Суд признал сделки по отчуждению активов общества противными основам правопорядка и нравственности

Избрание адвоката на должность генерального директора ООО не свидетельствует о причинении обществу убытков

Суд признал недействительными договоры о посредничестве с аффилированным партнером

Крупную сделку оставили в силе, поскольку не доказан сговор директора с покупателем

Суд признал продажу акций недействительной сделкой, поскольку она совершена с целью уклонения от совершения обязательного предложения

 

ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ СТОИМОСТЬ ДОЛИ

Внесение изменений в бухгалтерский баланс ООО не повлияло на действительную стоимость доли

Действительная стоимость доли в ООО определяется на основании бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий обращению участника с требованием о ее выплате.

Законодательство о бухгалтерском учете не запрещает вносить исправления в отчетность. Однако если такие изменения вносятся после появления у общества обязанности выплатить вышедшему участнику действительную стоимость доли, и достоверность первоначально представленной отчетности не опровергнута, суд вправе не учитывать внесенные изменения.

Участник ООО (далее также – «Заявитель жалобы») обжаловал в Верховный Суд РФ судебные акты, которыми удовлетворены требования его бывшей супруги (далее также – «Истица») о выплате ей действительной стоимости доли. Ранее судом общей юрисдикции за Истицей было признано право собственности на ½ доли в этом обществе, поскольку ООО зарегистрировано в период брака. Арбитражный суд взыскал в пользу бывшей супруги действительную стоимость доли, рассчитанную на основании первоначально представленного бухгалтерского баланса с учетом проведенной экспертизы.

Заявитель жалобы не соглашался с выводами судов, так как данные баланса, на основании которого осуществлен расчет, содержали ошибки и впоследствии были уточнены. Кроме того, при расчете рыночной стоимости объектов эксперты не исключили НДС.

Суды трех инстанций требования Истицы удовлетворили в части, соответствующей рыночной стоимости доли, определенной на основании первоначальной отчетности по результатам судебной экспертизы, так как:

(1)  Внесение в бухгалтерский баланс исправлений после заявления участником требований о выплате действительной стоимости доли не может изменять ее размер, определенный на основе первоначально представленной отчетности, достоверность которой не опровергнута;

(2)  Назначение повторной судебной экспертизы – это право, а не обязанность суда. Поскольку допущенные экспертами ошибки не повлияли на правильность расчета стоимости доли, то не назначение повторной экспертизы не свидетельствует о незаконность или необоснованности судебных решений;

(3)  Ссылка Заявителя жалобы на то, что при расчете действительной стоимости доли ООО на основе рыночной стоимости активов не был исключен НДС, не повлекла незаконность судебных решений, поскольку является устранимым недостатком. Суды при определении суммы подлежащей выплате Истцу действительной стоимости доли сумму НДС исключили.

Определение Верховного Суда РФ от 24 марта 2021 г. по делу № 301-ЭС21-2094

Действительную стоимость доли ООО уменьшили на сумму налога

Общество обязано выплатить участнику, заявившему о выходе из ООО, действительную стоимость его доли. Однако если общество было реорганизовано менее чем 5 лет до момента выхода участника, то из суммы выплаты будет удержан НДФЛ.

Участник ООО заявил о выходе из общества (далее – «Ответчик»), долями которого, по его  утверждению, он владел на протяжении 12 лет. Однако за два года до этого события общество было реорганизовано: к нему присоединилось другое юридическое лицо. Поэтому при выплате суммы действительной стоимости доли общество удержало НДФЛ.

В суде участник требовал выплатить ему задолженность в счет действительной стоимости доли, имея ввиду сумму, соответствующую удержанному НДФЛ. Но суды трех инстанций признали удержание Ответчиком НДФЛ при выплате действительной стоимости доли правомерным.

Общество было реорганизовано в 2017 году в форме присоединения к нему другого  году юридического лица. Поэтому исчисление срока владения долей в уставном капитале реорганизованного общества начинается с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. Поскольку участник заявил о своем выходе и потребовал выплатить ему действительную стоимость доли в 2019 году, то соответствующие доходы подлежали налогообложению на общих основаниях. Предусмотренная пп. 17.2 ст. 217 НК РФ льгота применяется при условии, что доля непрерывно принадлежала налогоплательщику более пяти лет.

Определение Верховного Суда РФ от 04 марта 2021 г. № 305-ЭС21-1518 

 

ИСКЛЮЧЕНИЕ УЧАСТНИКА ИЗ ОБЩЕСТВА

Из ООО исключили мажоритарного участника, поскольку его не исключение могло причинить обществу еще больший вред

Совершение мажоритарным участником ООО действий, противоречащих интересам общества, может быть основанием для его исключения из ООО, если его действия способны привести к прекращению деятельности общества.

В рассмотренном деле суды с учетом установленных по делу обстоятельств пришли к выводу, что не исключение участника может привести к затруднению или прекращению деятельности ООО и причинению последнему значительного вреда.

Также судьи обратили внимание, что законодательство не предусматривает, что лицам, владеющим 51% уставного капитала общества, предоставляется право на действия, противоречащие интересам этого общества.

Участник ООО (49%) (далее также – «Истец») потребовал в судебном порядке исключить из этого общества (далее – «Дочернее общество») второго участника – мажоритария (51%), являвшегося юридическим лицом (далее – «Ответчик», «Основное общество»). Истец ссылался на совершение Ответчиком действий, противоречащих интересам Дочернего общества. Это стало возможным, поскольку директором в обоих обществах (Дочернем обществе и Основном обществе), являлось одно и то же лицо.

Суды согласились, что имело место совершение действий, причинивших вред Дочернему обществу:

(1)  в 2018 году Дочернее общество перевело на счет Основного общества 13 млн. рублей по договору поставки. Впоследствии было доказано, что такой договор не заключался и не исполнялся, а перечисленная сумма является для Ответчика неосновательным обогащением (дело № А33-34743/2018);

(2)  между Дочерним обществом и Основным обществом был заключен договор займа в сумме 11 млн. рублей, обязательства по возврату которого были прекращены взаимозачетом. Решением суда (дело № А33-20898-2018) зачет был признан недействительной сделкой;

(3)  директор Ответчика уволил сразу нескольких сотрудников этой организации, один из которых впоследствии был принят на работу в Основное общество.

В пункте 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 также разъяснено, что грубым нарушением является совершение участником действий, противоречащих интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа, если эти действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.

Необоснованный вывод Основным обществом денежных средств и совершение действий, направленных на перемещение кадров в свою пользу, является грубым нарушением обязанностей участника, и является основанием для обращения в суд с требованием о его исключении (статья 67 Гражданского кодекса РФ, статья 10 Закона об ООО).

Довод Ответчика о том, что установленные по делу неправомерные действия по отчуждению принадлежащего Дочернему обществу имущества являются основанием для привлечения к ответственности генерального директора Ответчика, но не исключения участника, судами отклонены. С учетом разъяснений Верховного Суда РФ такая ответственность за действия единоличного исполнительного органа может быть возложена на само общество. При этом обязанность не совершать действия, противоречащие интересам общества, распространяются на всех участников, в том числе мажоритарных.

Определение Верховного Суда РФ от 02 марта 2021 г. № 302-ЭС21-860

 

ОСПАРИВАНИЕ РЕШЕНИЙ ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВА

Суд признал сделки по отчуждению активов общества противными основам правопорядка и нравственности

Корпоративные конфликты нередко побуждают недобросовестных участников к осуществлению своих прав с противоправными целями причинения вреда другим участникам. Например, путем отчуждения принадлежащих обществу ликвидных активов.

Суды признают ничтожными внешне безупречные сделки, имеющие целью лишение общества принадлежащих ему ликвидных активов. Часто такие сделки имеют целью уменьшение реальной стоимости доли, принадлежащей другим участникам общества, и совершаются путем злоупотребления правом. Суды признают их противоречащими основам правопорядка, что недопустимо в силу статьи 10 Гражданского кодекса РФ.

Участники ООО, владевшие долями в уставном капитале общества в размере 20% и 20% (далее – «Истцы»), оспорили в судебном порядке решение о своем исключении из ООО. В период судебного разбирательства по этому делу, другими участниками ООО было инициировано и проведено несколько общих собраний (без участия Истцов), на которых были приняты решения:

(1)  об учреждении дочернего общества;

(2)  о передаче дочернему обществу имущества, принадлежащего ООО, в качестве вклада в уставный капитал;

(3)  о реорганизации дочернего общества в форме присоединения к другому юридическому лицу.

В результате таких действий ликвидных активов на балансе ООО не осталось, а имущество оказалось на балансе другого юридического лица. Истцы обратились в арбитражный суд с требованием о признании принятых без их участия корпоративных решений недействительными.

Суды удовлетворили требования и разъяснили, что оспариваемые корпоративные решения являются нелегитимными ввиду отсутствия кворума для их принятия. Так как вступившими в законную силу судебными решениями по другому делу признана незаконность исключения Истцов из ООО, и их корпоративные права как участников ООО были восстановлены.

Кроме того, так как отчуждение активов ООО происходило в период судебных разбирательств по оспариванию Истцами своего исключения из общества, следовательно, такие действия были совершены с заведомо недобросовестной и противоправной целью в обход закона и исключительно с намерением причинить вред Истцам, что недопустимо в силу статьи 10 Гражданского кодекса РФ. Принятые обществом без участия Истцов корпоративные решения противоречит основам правопорядка или нравственности и поэтому являются ничтожными сделками (статья 181.5 Гражданского кодекса РФ).

Определение Верховного Суда от 16 марта 2021 года № 305-ЭС21-2232

Избрание адвоката на должность генерального директора ООО не свидетельствует о причинении обществу убытков

Отсутствие у кандидата на должность генерального директора общества допуска к государственной тайне, и наличие статуса адвоката не свидетельствует автоматически о причинении убытков обществу или акционеру.

Если не доказано, что решением об избрании генерального директора были нарушены законные интересы общества и (или) акционера, и не доказано, что такое решение принято с нарушением корпоративных процедур, то основания для признания его недействительным отсутствуют.

Акционер общества (далее – «АО») оспорил в судебном порядке решение совета директоров об избрании на должность генерального директора АО лица, не имеющего допуска к государственной тайне, при том, что деятельность Общества связана с допуском к соответствующим сведениям. Кроме того, кандидат имел статус адвоката, запрещавший ему состоять в трудовых отношениях.

Суды трех инстанций в удовлетворении требований отказали, руководствуясь следующим.

(1)   Право акционера на обжалование в суд решения совета директоров, принятого с нарушением Закона об АО[3], иных нормативных правовых актов Российской Федерации и устава общества возникает, если указанным решением нарушены права и (или) законные интересы общества или этого акционера. При этом суд вправе оставить решение в силу, если оно не повлекло за собой причинение убытков обществу или акционеру, либо возникновение иных неблагоприятных последствий.

В рассмотренном деле такие обстоятельства установлены не были. Приостановление действия лицензии и отсутствие у кандидата на должность директора допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, никак не повлияли на деятельность самого Общества, и не повлекло причинение ему убытков. Доказательств, подтверждающих заключение Обществом контрактов, требующих наличие лицензии на осуществление работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну, в дело не было предоставлено;

(2)  Наличие у кандидата статуса адвоката в случае доказанности данного обстоятельства само по себе не влечет недействительности решения об избрании такого лица генеральным директором;

(3)  Оспоренное истцом решение совета директоров АО принято в пределах его полномочий и при наличии необходимого для проведения заседания кворума, нарушения порядка принятия решения отсутствовали. При этом суды указали, что о проведении заседания совета директоров общества, а также о времени, месте и повестке дня истец был своевременно уведомлен. Однако участия в заседании не принял.

Определение Верховного Суда РФ от 22 марта 2021 г. № 307-ЭС21-1789

 

ЭКСТРАОРДИНАРНЫЕ СДЕЛКИ

Суд признал недействительными договоры о посредничестве с аффилированным партнером

Сделка, совершенная с заинтересованным лицом без соблюдения корпоративных процедур, и повлекшая причинение обществу убытков, может быть признана недействительной по правилам пункта 2 статьи 174 Гражданского кодекса РФ.

Обстоятельством, входящим в предмет доказывания по такому спору, является осведомленность второй стороны договора о явной убыточности сделки либо сговор сторон с целью причинения ущерба юридическому лицу. В ситуации, когда выгодоприобретателем по заключенному организацией договору является ее директор, конфликт интересов неизбежен.

Организация (далее – «Заказчик») оспорила в арбитражном суде договоры о посредничестве, заключенные с другим обществом (далее – «Исполнитель») ее директором, являвшимся одновременно директором и единственным участником Исполнителя. Сделки были совершены в условиях очевидной аффилированности и объективного конфликта интересов, и предполагали получение личной выгоды директором общества, то есть явно являлись сделками, в совершении которых имеется заинтересованность. О факте совершения спорных сделок директор единственного Заказчика участника не уведомлял.

В суде Исполнитель не смог обосновать необходимость заключения договоров о посредничестве с Заказчиком, от имени которого фактически действовало одно и то же лицо, а также реальность оказания для Заказчика услуг по привлечению контрагентов общества ответчиком. Согласно договорам Исполнитель обязан был оказывать услуги по привлечению клиентов. Однако правоотношения с контрагентами, указанными в оспариваемых договорах, у общества возникли ранее заключения посреднических соглашений.

При этом акты об оказании услуг и денежные средства в сумме более 90 млн. рублей были перечислены Заказчиком непосредственно после принятия участником Заказчика решения об освобождении генерального директора от занимаемой должности.

Поскольку сделки были соверены в ущерб имущественным интересам организации при наличии явной аффилированности директора общества и контрагента по сделке, суды признали их недействительными.

Определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2021 г. № 305-ЭС21-557

Крупную сделку оставили в силе, поскольку не доказан сговор директора с покупателем

Сделка, требующая согласия третьего лица, оспорима. Поэтому она  может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии согласия на ее совершение.

При решении вопроса о квалификации сделки в качестве крупной суды исходят из соотношения стоимости отчуждаемого имущества и балансовой стоимости активов, как это предусмотрено Законом об ООО. Если положения устава, устанавливающие критерии для определения крупных сделок, противоречат положениям Закона об ООО, то они не подлежат применению.

Участник ООО оспорил договор купли-продажи здания, заключенный директором общества без согласования с участником. В суде покупатель недвижимости настаивал, что не знал о том, что сделка требовала корпоративного одобрения, а продавец предоставил справку, что в соответствии с уставом общества такая сделка не являлась крупной.

Действительно, уставом ООО было предусмотрено, что крупной является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого превышает десять миллионов рублей.

Проанализировав положения Устава общества и сопоставив его с действующим законодательством, суды пришли к выводу, что положения Устава противоречит статье 46 Закона об ООО, в связи с чем не подлежат применению в рамках настоящего дела.

Поскольку рыночная стоимость отчужденного имущества составляла 8 млн. рублей, что превышало 25% балансовой стоимости активов ООО, следовательно, сделка являлась для общества крупной.

При этом суды отказали в удовлетворении требований, поскольку в рассматриваемом случае покупатель не знал или должен был знать о том, что сделка требовала корпоративного одобрения. Доказательств, свидетельствующих о сговоре директора ООО и покупателя при заключении оспариваемой сделки, в материалы дела не представлено; сведения о наличии признаков аффилированности не установлены.

Суды указали, что:

(1)  при совершении оспариваемой сделки покупатель исходил из информации, предоставленной единоличным исполнительным органом Общества;

(2)  покупатель приобрел спорный объект на рыночных условиях;

(3)  оплата по договору произведена в полном объеме в день заключения договора.

Определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2021 г. № 302-ЭС21-601

 

СДЕЛКИ С АКЦИЯМИ

Суд признал продажу акций недействительной сделкой, поскольку она совершена с целью уклонения от совершения обязательного предложения

Продажа акций с целью преодоления ограничения голосования только 30% имевшихся у акционера акций и уклонения от совершения обязательного предложения остальным акционерам, установленного пунктом 1 статьи 84.2 Закона об АО, является мнимой сделкой.

Доказательством злоупотребления правами при совершении сделки с целью, не соответствующей действительной воле сторон такого договора, а для создания видимости перехода прав на часть акций могут быть (i) продажа акций в период действия предписания Центрального Банка РФ (ii) аффилированность сторон сделки, (iii) совершение сделки на нерыночных условиях с (iv) покупателем, явно не способным исполнить обязательства по оплате акций, а также (v) согласованность действий сторон.

Акционер АО (далее – «Истец») обратился в суд с требованием о признании недействительными ничтожных сделок по продаже другим акционером акций этого акционерного общества.

По обстоятельствам рассмотренного спора, в 2017 году 25,5% акций АО приобрело физическое лицо, которое одновременно являлось мажоритарным участником другого акционера АО (далее – «ООО»), владевшего 16,152% акций АО. Таким образом, ООО с учетом акций, принадлежавших ему и его аффилированным лицам, стало владельцем более 30% общего количества акций АО, предоставляющих право голоса в соответствии с пунктом 5 статьи 32 Закона об АО. Поэтому это общество в силу пункта 1 статьи 84.2 Закона об АО обязано было направить остальным акционерам предложение о приобретении акций АО. Однако такую обязанность оно не исполнило, а вместо этого, накануне годового общего собрания акционеров и после получения предписания Центрального Банка РФ об устранении нарушений ООО заключило с другим обществом договор купли-продажи 16,152% акций.

Суды трех инстанций, с мнением которых согласился судья Верховного Суда РФ, признали сделку мнимой. Суды согласились с Истцом, что договор купли-продажи был заключен с целью преодоления установленного статьей 84.2 Закона об АО ограничения права голосования только 30% от общего количества имеющихся у аффилированных лиц акций, что в конечном итоге повлекло нарушение прав Истца и других акционеров в связи со сменой корпоративного контроля над акционерным обществом.

Выводы судов мотивированы следующим:

(1)  Договор купли-продажи акций заключен на нерыночных условиях, недоступных независимым участникам гражданского оборота (длительная отсрочка в оплате без предоставления какого-либо обеспечения, юридическому лицу, не способному исполнить обязательства в силу отсутствия денежных средств) и не имеет экономической целесообразности.

Стороны договора купли-продажи акций заведомо указали несоответствующую рыночной стоимости (заниженную) цену, что подтверждает отсутствие экономического смысла в его заключении.

(2)  Цена акций по договору составила 121 млн. руб., из которых покупатель оплатил всего 5 млн. руб. В остальной части обществу была предоставлена беспроцентная рассрочка на 3 года без какого-либо обеспечения.

(3)  После заключения оспариваемых сделок ООО (продавец акций) и покупатель акций на годовом общем собрании акционеров голосовали «согласовано», в том числе при избрании членов совета директоров.

(4)  Продавец и покупатель акций образуют группу аффилированных лиц через их участников и директоров, что подтверждается выписками из ЕГРЮЛ.

Суды усмотрели факт злоупотребления правом ООО по отношению к Истцу, выразившееся в стремлении преодолеть, установленное статьей 84.2 Закона об АО ограничение голосования только 30 % от общего количества имевшихся у него акций, а также с целью уклонения от совершения  обязательного предложения остальным акционерам о приобретении акций. Совокупность таких обстоятельств свидетельствует о мнимости сделки, направленной на отчуждение акций.

Определение Верховного Суда РФ от 09 марта 2021 г. № 306-ЭС21-818