Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Сергей Гландин: Опальный сенатор: почему Керимов все равно останется под санкциями США. Forbes, 2 июля 2018 года

Французская полиция сняла с Сулеймана Керимова все обвинения — теперь он может вернуться в Россию. Однако это вряд ли убедит Соединенные Штаты исключить миллиардера из санкционного списка

Двадцать восьмого июня в мире произошло два «санкционных» события. Если первое из них имело в нашей стране широкий резонанс, то второе осталось фактически незамеченным. Первым стало снятие французской полицией обвинений с Сулеймана Керимова. По мнению близких к миллиардеру и сенатору людей, это поможет ему освободиться еще и от американских санкций, наложенных в апреле.

Вторая новость касалась публикации санкционного регламента по так называемому «закону Магнитского», который позволяет применить американские санкции к людям (должностным лицам и их близким), замешанным в коррупции или нарушениях прав человека. На основании норм этого закона в декабре прошлого года Дональд Трамп объявил в США чрезвычайное положение в связи с коррупцией за рубежом и поручил подчиненным органам власти бороться с ней посредством санкций. Однако, каким именно образом применять закон, раньше было непонятно. Это может подтвердить тот факт, что по основаниям закону Магнитского за все время под американские санкции попало лишь 15 физических лиц, а из россиян — старший сын генпрокурора России. Теперь же список под кодовым названием GLOMAG (Global Magnitsky) будет пополняться значительно чаще.

Проблемы Керимова

Сулейман Керимов попал под американские санкции 6 апреля 2018 года. Расширение «российского» санкционного списка тогда сопровождалось таким объяснением Минфина США: «сегодняшняя акция нацелена на ряд лиц... в том числе тех, кто извлекает выгоду от режима Путина и играет ключевую роль в продвижении злонамеренных действий России». Согласно пресс-релизу Казначейства США: «Сулейман Керимов включается [в санкционный список] поскольку является должностным лицом Российской Федерации. Керимов является членом Совета Федерации». Упоминалось также и задержание Керимова французской полицией 20 ноября 2017 года и последовавшие затем обвинения в неуплате €400 млн налогов, связанных с приобретением вилл в Ницце. Там же говорилось о том, что Керимов во время визитов во Францию якобы мог привозить с собой полные чемоданы наличных.

Обе палаты российского парламента тогда раскритиковали действия французских силовиков, напомнив, что Керимов обладает дипломатическим иммунитетом, следовательно его задержание противоречит Венской конвенции о дипотношениях.

В то время, когда происходило задержание Керимова, Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) Казначейства США составляло для специального комитета Конгресса США доклад о высших должностных лицах, олигархах и окологосударственных предприятиях России. Итоговый список был опубликован 29 января 2018 года, получил название «кремлевского» и по сути представлял собой российскую версию рейтинга долларовых миллиардеров Forbes за 2017 год. На каждого, чье имя попало в «кремлевский список», в OFAC была заведена отдельная папка. Основным инструментом получения информации у OFAC является интернет, и все новости о задержании Керимова во Франции пришлись как нельзя кстати.

Сможет ли теперь, Керимов, с которого сняты все обвинения во Франции, покинуть американский санкционный список? Во-первых, нужно понимать, что пресс-релиз Казначейства США, в котором говорилось про проблемы Керимова с французским законом, не может стать основанием для оспаривания. Другими словам, все, что в нем говорится про чемоданы денег (которые, выходит, Керимов никуда не возил), можно забыть.

Реальной причиной попадания под санкции США всегда является установленное OFAC соответствие того или иного лица формальным основаниям из соответствующего нормативного акта. Если еще раз внимательно просмотреть апрельский санкционный список, то в абзаце, посвященном каждому россиянину, включенному в него, можно найти ссылку на этот акт. Она скрывается в квадратных скобках, и в случае Керимова речь идет об указе Барака Обамы от 16 марта 2014 года (UKRAINE-EO13661), которым тогдашний президент расширил чрезвычайное положение в США в связи с действиями и политикой правительства России на Украине. Статья 1 этого указа позволяет властям США наложить санкции на любое высшее должностное лицо Российской Федерации или «лицо, которое принадлежит, контролируется, действует от имени или в интересах Правительства Российской Федерации».

Если вернуться к папке, которая заведена на Керимова в OFAC, можно предположить, что в ней содержатся:

— документы, подтверждающие статус высшего должностного лица (сенатора) в России;

— материалы, подтверждающие размер состояния;

— статьи в СМИ, подчеркивающие близость к правящей элите России или фотографии, сделанные вместе с президентом России;

— статьи о задержании во Франции в связи с предположительным отмыванием денег.

Еще в 1999 году апелляционный суд США разрешил административным органам включать в санкционный список на основании широкого перечня источников, куда входят материалы СМИ, интернет и даже слухи, поэтому OFAC не обязан располагать официальными документами иностранных органов власти.

У Керимова как лица, включенного в санкционный список, есть возможность в течение шести лет подать в OFAC заявление об административном пересмотре своего нахождения в нем. Чтобы такое обращение имело успех, нужно убедительно доказать, что, какими бы ни были причины и основания включения, они более не соответствуют действительности или изначально не соответствовали действительности. OFAC очень хорошо усвоило уроки немногочисленной судебной практики по категории дел об исключении из санкционных списков, откуда можно сделать выводы, что под санкции лицо попадает не просто так, а только когда в этой папке есть материалы, подкрепляющие такое решение и руководитель Минфина США примет такое решение.

Таким образом, даже если статьи по четвертому пункту (о задержании Керимова) потеряли свой вес и включение в санкционный список с такой мотивировкой более не соответствует действительности, как минимум три основания для того, чтобы Керимова находился санкциями, остаются в силе. Так что более реальными шансы сенатора на исключение из-под санкций станут после его ухода из верхней палаты российского парламента.

Сергей Гландин, специальный советник по санкционному праву

Источник