Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Сергей Гландин: Место в GLOMAG: что означает новый санкционный регламент Минфина США. РБК, 9 июля 2018 года

Число включенных в санкционные списки США россиян может вскоре вырасти — к подозреваемым во вмешательстве в американские выборы или украинский конфликт добавятся «обыкновенные» коррупционеры и нарушители прав человека

В России почти незамеченным осталось сообщение Минфина США об утверждении и введении в действие специального регламента о борьбе с зарубежными коррупционерами. Последние полтора года было непонятно, кто из американских органов власти будет играть первую скрипку в исполнении так называемого Всемирного закона Сергея Магнитского. Теперь ясно, что основную работу будет вести не претендовавшие на это Департамент юстиции или ФБР, а хорошо известное в России Управление по контролю над иностранными активами (OFAC), которое уже администрирует главные антироссийские санкции — связанные с конфликтом на Украине и обвинениями во вмешательстве Москвы в выборы президента США в 2016 году. Принятый регламент устанавливает, какие действия попадают под действие закона — санкционный список теперь будет регулярно пополняться, в том числе и за счет россиян.

Глобализация списка

Предыстория этого решения восходит к концу 2012 года, когда во многом усилиями бежавшего из России главы фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера президент США Барак Обама подписал закон «О верховенстве права и подотчетности», известный как «закон Магнитского». На сегодняшний день по данному закону в специальный санкционный список включены 49 россиян, которые, по мнению властей США, причастны к смерти в СИЗО юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского или к вскрытым им правонарушениям. Этому санкционному списку присвоено кодовое название MAGNIT. В последующем законодатели США решили распространить логику закона на коррупционеров и нарушителей основополагающих прав человека из других стран. В результате в конце 2016 года и появился «Всемирный закон Сергея Магнитского». Однако более года он лежал без движения, поскольку полномочия по его исполнению не были должным образом делегированы какому-либо органу исполнительной власти. Именно поэтому, например, глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров был в декабре 2017 года включен в список MAGNIT, хотя никакого отношения к судьбе Магнитского не имел, а попал под санкции по подозрению в причастности к убийствам и пыткам в республике. Примерно в это же время, 20 декабря 2017 года, президент США Дональд Трамп подписал в развитие закона исполнительный указ: «О запрете на осуществление операций с собственностью лиц, причастных к серьезным нарушениям прав человека или коррупции». В его преамбуле говорится: «США стремятся указать тем, кто совершает серьезные нарушения прав человека или вовлечен в коррупцию, на ощутимые последствия, а также защитить финансовую систему Соединенных Штатов от злоупотреблений со стороны этих лиц».

Указ сопровождался перечнем из 13 физических лиц, представляющих разные страны: от Узбекистана в санкционный список попала дочь экс-президента Гульнара Каримова; от Гамбии — бывший президент Яйя Джамме; кроме того, там оказались израильский миллиардер Дан Гертлер, сербский бизнесмен и торговец оружием Слободан Тешич, бывший командир киевского «Беркута» Сергей Кусюк. Нашу страну представлял старший сын генерального прокурора Артем Чайка, герой известного расследования ФБК о бизнесе членов семьи генпрокурора. Новому санкционному списку было присвоено кодовое название GLOMAG.

Коррупция и не только

Регламент Минфина закрыл последнюю брешь в механизме действия закона. Теперь ясно не только то, против кого он направлен и какие санкции грозят нарушителям, но и кто и по каким критериям будет этих нарушителей определять. Первое расширение списка GLOMAG произошло 5 июля — менее чем через неделю после публикации регламента: под санкции попали три гражданина Никарагуа — министр внутренних дел, вице-мэр Манагуа и глава местной нефтяной компании.

Небольшая структура OFAC, которую курирует замминистра финансов Сигал Манделькер, уже доказала свою эффективность. Деятельность управления заставляет десятки тысяч комплаенс-менеджеров по всему миру начинать рабочий день с просмотра новостей из Вашингтона. Попадание в санкционный список способно сильно изменить привычный стиль жизни «жертвы». Facebook и Instagram, не медля, заблокировали аккаунты главы Чеченской Республики после его попадания под санкции; Олегу Дерипаске пришлось снижать свою долю в подконтрольных компаниях. Недавно под давлением своего «санкционного» статуса от претензий на титул главы ФИДЕ отказался Кирсан Илюмжинов. А на чемпионате мира по футболу находящийся под санкциями США капитан сборной Мексики Рафаэль Маркес вынужден был поселиться отдельно от других игроков — в гостиничных номерах была продукция от спонсоров, которые не хотели иметь ничего общего с фигурантом санкционного списка.

Если закон CAATSA, в соответствии с которым составлен знаменитый «кремлевский доклад», может подвести под санкции самого подозреваемого, но не распространяется на его близких родственников (если они явно не способствуют обходу санкций), то «Всемирный закон Магнитского» основан на логике антикоррупционных расследований. Например, если топ-чиновник живет на скромную зарплату, а его 20-летний сын внезапно начинает успешно выигрывать все госконтракты и становится миллиардером, то по основаниям CAATSA такого сына вместе с отцом внести в список не получится, а по основаниям GLOMAG — пожалуйста.

Теперь задача OFAC — сбор информации о лицах, нарушающих санкционное законодательство. Первичные данные представляет другое подразделение Минфина — Управление контртеррористической и финансовой разведки: кто, кому, через какой банк и по каким основаниям перечислил подозрительные суммы. OFAC продолжает отслеживать интересующих его лиц по открытым источникам — предпочтение, конечно, отдается ведущим англоязычным СМИ. Поэтому стоит внимательно следить, кто из россиян станет фигурантами расследований The Washington Post или Financial Times. А поскольку в законе объединены темы коррупции и нарушений прав человека, OFAC теперь будет отслеживать и такую традиционно правозащитную тематику, как дискриминация различного рода меньшинств, разгон митингов или пытки в тюрьмах. Стоит ли напоминать, что новости по этим темам регулярно приходят и из России.

Сергей Гландин, специальный советник по санкционному праву

Источник