Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Политика смягчения досудебных мер убережет Серебренникова от взятия под стражу. РАПСИ, 23 августа 2017 года

Ходатайство следственных органов об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении режиссера Кирилла Серебренникова свидетельствует об адекватной гуманизации уголовного производства, наметившейся тенденции к более активному применению мер пресечения, не связанных с лишением свободы. Такое мнение высказали опрошенные РАПСИ эксперты. 

Сегодня пресс-секретарь Басманного районного суда Москвы сообщила, что ходатайство следственных органов об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении Серебренникова, задержанного в рамках уголовного дела о мошенничестве, поступило в суд.

Руководителю театра «Гоголь-центр» предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере). Следствие считает, что режиссер причастен к организации хищения средств на сумму не менее 68 миллионов рублей, выделенных на реализацию проекта «Платформа».

Управляющий партнёр CLC Наталья Шатихина отметила, что «анализ основной массы приговоров за преступления коррупционного характера, а туда входят не только злоупотребления должностными полномочиями (например, различные административно-хозяйственные нарушения), но и различные формы хищений государственного имущества, позволяет сказать, что они, как правило, не приводят к «реальным» срокам лишения свободы».

«Если вменяется один эпизод, нет признаков организованной преступности, а также риска, что фигурант скроется за границей, то и меру пресечения, чаще всего, избирают более мягкую, чем заключение под стражу. Это связано с последовательной государственной политикой, направленной на снижение числа лиц, находящихся в учреждениях ФСИН. Естественно, первыми кандидатами на меры, не связанные с изоляцией, выступают те, кого мы называем «беловоротничковыми» преступниками. Они не опасны для общества, если лишить их возможность заниматься тем видом преступной деятельности, которыми они занимались ранее. Разумеется, бывают и исключения, но они связаны обычно с тактическими задачами следствия», — сказала эксперт.

Старший партнер Коллегии адвокатов Pen & Paper, статс-секретарь ФПА РФ Константин Добрынин считает, что «если мы абстрагируемся от фигуры действительно талантливого режиссёра и посмотрим скучным взглядом адвоката, то мы увидим, что формальные процессуальные основания для задержания Кирилла Серебренникова безусловно были». Он отметил, что по обрывочной информации СМИ бывший бухгалтер АНО «Седьмая студия», которой уже предъявлено обвинение по части 4 статьи 159 УК РФ по факту хищения бюджетных средств, дала показания о преступной роли Серебренникова в инкриминируемом ей деянии. Помимо этого, похоже, следствие подкрепило эти показания документально, сказал эксперт.

«При этом всем и сторонним, и не посторонним наблюдателям необходимо понимать очень простую штуку — в обиходе её ещё называют сделкой: практически всегда по подобным составам правоохранительные органы предлагают обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве в обмен на изменение меры пресечения с содержания под стражей на домашний арест. Следствием подобных сделок является дача показаний, не соответствующих действительности, но имеющих безусловный статус доказательств и являющихся основанием для предъявления обвинения новым фигурантам по уголовному делу. Что, вероятно, и произошло с Кириллом Серебренниковым», — сказал Добрынин.

Ключевым или очень значимым показателем сейчас станет, по мнению эксперта, решение об избрании меры пресечения, «в нашем понимании, конечно же, это не может быть заключение под стражу, для этого нет никаких оснований». «Думаю, что следствие все-таки возьмёт себя в руки и ограничится подпиской о невыезде, если же следствие не сможет совладать с эмоциями и будет ходатайствовать об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, то уверен, что суд сможет поправить их необузданные желания. Поэтому охать и ахать не надо, а уважаемым коллегам, защищающим режиссера в такой непростой ситуации, все-таки пожелаю определиться со стратегией, усилить её, пока она не очевидно просматривается», — подытожил он.

Адвокат, партнер Юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов сказал, что в настоящее время по делу крайне мало информации. «Это вполне нормально и обычно для любого уголовного дела. Следствие не обязано доводить до сведения общества работу следственного органа, т.к. это может помешать расследованию дела. Лишь после составления обвинительного заключения общество должно быть проинформировано по обстоятельствам предполагаемого преступления», — считает он.

В данном случае, как считает Боломатов, подозреваемые также выбрали линию молчания и не дают подробных комментариев и пояснений, что также является крайне обычным поведением защиты. Какие-либо сведения, которые имеются в СМИ, не позволяют их трактовать с уверенностью, отметил эксперт.

«Объективно мы видим пока вменение статьи мошенничество и задержание троих фигурантов дела. Такого рода обвинения, сопровождаемые избранием меры пресечения в виде содержания под стражей, как правило, говорят о серьезном настрое следствия довести дело до суда и обвинительного приговора. В данном случае мы можем лишь по косвенным показателям делать какие-либо предположения», — сказал адвокат.

Источник