Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Почему лишиться миллионов со счета в банке по подложной доверенности – легко. «Фонтанка.ру», 31 июля 2018 года

Банки не обязаны проверять доверенности вкладчиков и не несут ответственности за выданные мошенникам накопления клиентов. Такое решение Санкт-Петербургский городской суд принял по иску к ПАО «Балтийский банк». Представители других кредитных организаций обещают защитить своих вкладчиков от подобных инцидентов.

Действующее законодательство обязывает банки лишь формально идентифицировать клиентов. В спорных ситуациях «крайними» оказываются вкладчики, которым по существу предлагается самим искать преступников и пытаться получить у них похищенное.

А был ли мальчик?

Иск против одного из старейших банков Северной столицы подала ветеран Карина Шестакова. Еще в 2012 году она доверила Балтийскому банку почти 37 млн рублей, унаследованных после смерти сына-бизнесмена.

Но через четыре с половиной месяца накопления исчезли со счета. От имени вкладчицы действовала некая Анна Апш, предъявившая удостоверенную нотариусом доверенность. Она расторгла договор и забрала весь остаток депозита с начисленными процентами – в сумме 39,5 млн рублей. Операционист центрального отделения банка на Садовой улице уверяла, что внимательно сверила подпись Карины Шестаковой с образцом в карточке, дополнительную проверку доверенности проводила заместитель управляющего.

Обнаружив пропажу средств, вкладчица заявила, что никакую Апш не знает и доверенность ей не выдавала. В ходе расследования возбужденного по заявлению клиента уголовного дела выяснилось, что доверенность была фальсифицирована. Причем мошенники использовали скан бланка, на оригинале которого нотариусом было оформлено разрешение на выезд ребенка за границу. В него аферисты вставили новый текст, фотокопию подписи вкладчицы, присвоили вымышленный реестровый номер нотариуса и так далее. Бланк не содержал в том числе водяных знаков, то есть для выявления подделки клерку достаточно было проверить документ на просвет.

Сама Анна Апш не отрицала получения денег неизвестной ей Карины Шестаковой. Однако ее об этом якобы попросил знакомый по имени Слава, который передал ей доверенность, он же затем забрал все миллионы и оригинал документа. За такую работу, по уверению самой Анны, Слава обещал выплатить ей до 200 тысяч рублей, но полученные деньги также оказались фальшивыми.

Вкладчица обратилась в Куйбышевский районный суд с требованием о взыскании выданной не уполномоченному ею лицу суммы вклада. Истица, в частности, утверждала, что банк должен был удостовериться в подлинности доверенности, направив соответствующий запрос нотариусу, а также обратиться к самому клиенту. Однако суд счел, что такие обязанности ни законом, ни договором, ни банковскими правилами не предусмотрены. Тогда как сотрудники кредитной организации провели все предусмотренные процедуры идентификации клиента: представленная доверенность была оформлена надлежащим образом, с указанием необходимых реквизитов, содержала подписи клиента, подпись и печать нотариуса, данные о вкладчике совпадали с предоставленными при заключении договора. «На момент выдачи денежных средств банк полагал, что доверенность, выданная Шестаковой К. И. на имя Апш А. С., является подлинной. Обязанности по проверке подлинности доверенности ответчик выполнил надлежащим образом. Таким образом, у банка отсутствовали законные основания для отказа Апш А. С. в выдаче денежных средств со вклада, открытого Шестаковой К. И.», – отмечается в решении суда.

Апелляционная коллегия также не усмотрела вины кредитной организации, поскольку она «действовала в соответствии с требованиями действующего законодательства и локальных нормативных актов»: «В компетенцию банка не входит осуществление проверки достоверности представленных клиентом документов на предмет возможной подделки», – (http://судебныерешения.рф/5127138) констатировал Санкт-Петербургский городской суд.

Истица подала новый иск с требованием признать сделку по выдаче вклада Анне Апш недействительной. Поскольку доверенность была подложной, Выборгский районный суд пришел к выводу о ничтожной сделке. Апелляционная инстанция поддержала эти выводы, что предоставило шанс на пересмотр и дела о взыскании самой суммы вклада.

Однако президиум Санкт-Петербургского городского суда усмотрел в новом решении существенное процессуальное нарушение. Ведь по закону установленные служителями Фемиды обстоятельства являются окончательными и не могут быть пересмотрены при разрешении любого иного спора между теми же сторонами. Ранее же суд уже подтвердил отсутствие в действиях Балтийского банка нарушений прав Карины Шестаковой. Поэтому в ходе уже третьего рассмотрения дела все требования потребителя были отклонены, 30 июля принятое в пользу кредитной организации решение вступило в законную силу.

Жизнь без стандарта

Опрошенные юристы считают ситуацию сложной. Согласно Гражданскому кодексу РФ, участник правоотношений признается невиновным, если он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства «при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота».

По словам руководителя аналитического направления Адвокатского бюро «Прайм Эдвайс Санкт-Петербург» Татьяны Терещенко, банк отвечает за надлежащую идентификацию клиента с учетом требований профильного законодательства, инструкций Банка России и своих внутренних правил: «Но такая идентификация носит стандартизированный характер и не позволяет выявить подделку. Разумеется, работник банка должен сверить подписи, убедиться в подлинности представленных документов и что доверенность действительно выдана нотариусом. Но по большому счету, необходимых специалистов и оборудования для выявления качественных подделок нет. Дополнительные запросы сотрудник по инструкции должен делать только в случае возникновения подозрений, что достаточно оценочно в каждой ситуации. Таким образом, если банк представляет доказательства проведения им идентификации согласно установленным правилам, ввиду формального отсутствия с его стороны нарушения риск выдачи денежных средств неустановленному и неуполномоченному лицу фактически несет клиент», – констатирует Татьяна Терещенко.

Анатолий Логинов из коллегии адвокатов Pen & Paper также напоминает, что в действующем законодательстве нет специальных норм, обязывающих банки возместить вкладчику снятую с его счета по поддельным документам сумму: «Возмещение возможно, только если будет доказана вина банка. Например, когда сотрудник не проверил представленные документы. Но такая проверка, по сути, заключается в визуальном исследовании той же доверенности. Если явных признаков подделки не обнаружено – вины банка не будет. Иных, более действенных, полномочий у кредитных организаций нет», – убежден адвокат.

Как пояснил «Фонтанке» президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Петр Герасименко, бланки с девятью степенями защиты в Северной столице используются для оформления доверенностей еще с 1997 года. Они предусматривают в том числе и специальные водяные знаки. С 2017 года через сайт Федеральной нотариальной палаты в режиме онлайн и бесплатно по реквизитам можно проверить факт оформления доверенности и ее действительность. Правда, кем и кому была выдана доверенность, эта система не подтверждает.

Проверяй и доверяй

Почти четыре года назад в Балтийском банке, созданном в 1989 году Октябрьской железной дорогой и другими структурами Министерства путей сообщения, началась санация. «Опекуном» кредитной организации выступает Альфа-Банк, юристы которого активно доказывали законность действий выдавших деньги Карины Шестаковой клерков.

«Результаты настоящего дела свидетельствуют, что тщательно исследовав все обстоятельства, суды пришли к однозначному выводу об отсутствии в данном конкретном случае вины Балтийского банка», – заявили «Фонтанке» в пресс-службе Альфа-Банка.

Конкуренты Балтийского банка указывают на многочисленные сомнительные обстоятельства в деле Шестаковой. В частности, при досрочном снятии вклада чаще всего требуется заказать соответствующую сумму. Хранящие такие накопления клиенты относятся к VIP-категории, что предполагает индивидуальное обслуживание, персонального менеджера, прямые контакты по мобильному телефону и иные привилегии.

По словам старшего вице-президента банка «Открытие» Михаила Иоффе, телефонный звонок клиенту является стандартной практикой при совершении операции по доверенности, причем независимо от ее размера. «Крупные банки в обязательном порядке и на постоянной основе учат работающих с клиентами сотрудников различать поддельные паспорта и доверенности, выявлять мошенников по психологическим нюансам их поведения, действиям в экстремальных ситуациях. Если же мошенникам так или иначе все-таки удалось похитить средства клиента с использованием поддельных документов, то банки, как правило, разрешают эту ситуацию во внесудебном порядке. Но в этом случае все-таки приходится учитывать целый ряд юридических аспектов и требования регулятора – для возмещения потерь необходимо возбуждение уголовного дела, признание клиента потерпевшим и проведение независимой почерковедческой экспертизы», – поясняет Михаил Иоффе.

Инцидент с Кариной Шестаковой – далеко не первый случай попытки банка переложить на потребителя ответственность за хищение денег мошенниками. В схожей ситуации оказалась клиентка петербургского филиала МДМ-банка Тамара Костомарова: с ее счета также по подложной доверенности было снято 11,4 млн рублей. Первоначально финансисты добивались возбуждения против самой вкладчицы уголовного дела о мошенничестве. Хотя, в отличие от инцидента с Кариной Шестаковой, аферист предъявил МДМ-банку доверенность на настоящем бланке и действительно удостоверенную нотариусом, который оформил документ, не проверив личность доверителя. Санкт-Петербургский городской суд не усмотрел вины кредитной организации, но не дожидаясь решения Верховного суда России, банк пошел на мировую и выплатил вкладчице всю похищенную сумму и начисленные на нее проценты.

Павел Нетупский, для "Фонтанки.ру"

Источник