Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Алексея Добрынина к статье «Наркодилер поневоле». «Агентство правовой информации», 30 августа 2018 года

Незнание об отнесении приобретенного товара к наркотическим средствам не освобождает владельца от ответственности. Практика свидетельствует, что сам факт обнаружения запрещенного вещества признается тяжким преступлением вне зависимости от вины обвиняемого. Отсутствие у наркодилеров презумпции невиновности поддерживает даже ЕСПЧ.

Действующий перечень наркотических средств и психотропных веществ включает более полутысячи наименований, чаще всего – малопонятных химических обозначений. Отнесение того или иного товара к наркотикам не зависит от используемых для его идентификации торговых наименований, синонимов или аббревиатур. В результате даже законно приобретающий лекарство или иной товар может быть обвинен в преступлении.

Шаманский капкан

В такой ситуации оказался москвич Максим Герт. Будучи в туристической поездке в Перу, он приобрел местный отвар их лиан – лекарственное снадобье индейцев Амазонки «айяуаска». Таможня аэропорта «Домодедово» изъяла подозрительные бутылочки, а экспертиза обнаружила в них 0,6 килограмма запрещенного в России галлюциногенного вещества – диметилтриптамина (DMT). По действующим нормативам даже 0,5 грамма такого средства признается значительным, 2,5 – крупным, а 500 – особо крупным размером. Отклонив доводы обвиняемого о незнании состава перевозимого, суд признал Максима Герта виновным в контрабанде и покушении на сбыт наркотиков и приговорил к 11,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

И это далеко не первое подобное дело. В феврале 2014 года 65 литров той же «айяуаски» таможенники изъяли у Алексея Фадеева. Он также утверждал, что о наличии в жидкости запрещенного препарата не ведал, приобретал бутылки как средство народной медицины и намеревался использовать для собственного лечения. Его попутчица подтвердила, что, находясь в отпуске, они пользовались жидкостью в целях омоложения и оздоровления. Защита подчеркивала отсутствие умысла на контрабанду, но служители Фемиды все эти доводы не приняли. Более того, Верховный суд России счел назначенное наказание мягким и увеличил его до десяти лет колонии строгого режима.

Не удалось оправдаться от обвинений и бразильцу Шианка Роша Эдуардо, который привез разрешенное в его стране снадобье из Рио-де-Жанейро. Обвиняемый не отрицал, что является шаманом и совершает турне по разным странам с целью проповеди. С просьбой смягчить наказание для соотечественника к российским властям обратился даже президент Бразилии. Суд приговорил «проповедника» к 6,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Семь лет предстоит провести в заключении и Арсению Кочаровскому, задержанному с напитком от перуанских шаманов в «Шереметьево». Факт перевозки наркотического вещества и сокрытия его от таможни суд квалифицировал как контрабанду. «Доводы стороны защиты о том, что ввезенные Кочаровским жидкости являются национальным достоянием Перу и находятся в данном государстве в свободной продаже, не могут служить основанием для освобождения от уголовной ответственности, поскольку национальное законодательство Перу на территорию Российской Федерации не распространяется и не подлежит применению», – заключил Московский областной суд.

Международный правовой статус диметилтриптамина и содержащих его препаратов остается спорным. В ратифицированной еще СССР и обязательной для России Единой конвенции о наркотических средствах он не упоминается. Однако еще восемь лет назад Международный комитет по контролю за наркотиками (International Narcotics Control Board, INCB) пришел к выводу об опасности распространения исходно местных снадобий растительного происхождения за рамками соответствующей социально-экономической среды, в том числе среди злоупотребляющих психоактивными веществами лиц за рубежом. «Комитет рекомендует правительствам рассмотреть вопрос об установлении, при необходимости, контроля над такими растительными материалами на национальном уровне», – отмечается в официальном докладе INCB.

Булочка с секретом

Отсутствует в определенном Конвенцией перечне наркотических средств и маковая соломка. Признание ее запрещенным средством в России привело к ряду так называемых «маковых дел», обвиняемыми по которым стали занимающиеся кондитерской деятельностью бизнесмены – закупаемый ими кондитерский мак в ничтожной доли содержал примеси соломки. По уверению экспертов, в России созданы сорта масличного мака с низким содержанием наркотически активных алкалоидов, а потому применение мер контроля к ним химики считали нецелесообразным – из семян мака далеко не самым простым способом можно выделить не более 0,2 процентов запрещенного морфина.

Один из обвиненных – Роман Шилов, оспорил законность включения маковой соломки в российский национальный список наркотических средств. Верховный суд России подтвердил, что согласно международным правовым актам, под маковой соломкой понимаются все части скошенного опийного мака, за исключением семян, и никакой неопределенности в этом быть не может. Более того, Единая конвенция не ограничивает власти ратифицировавших ее стран запретить на своей территории оборот веществ, которые могут быть использованы для незаконного изготовления наркотических средств. «Такое регулирование основано на полном запрете оборота в Российской Федерации маковой соломы, как представляющей наибольшую опасность для здоровья и благополучия человека, и направлено на защиту прав и законных интересов других лиц, обеспечение общественной безопасности и здоровья населения», – заключил Верховный суд России.

Законным высшая инстанция признала и преследование за приобретение и иные операции с препаратами, которые сами по себе не включены в «черный список», но содержат наркотическое вещество даже в самой ничтожной доли.

Кроме того, российское законодательство запрещает оборот так называемых производных веществ. Их конкретного перечня не существует, а потому, даже зная химическое обозначение приобретаемого препарата, никто не может исключить обвинение в сделках с наркотиками. По мнению оказавшегося в таком положении Дмитрия Горяйнова, Правительство России вправе было утвердить только исчерпывающий список наркотических средств, расширение его за счет «производных» недопустимо. Иначе ситуацию расценил Верховный суд России: «Понятие «производные» является общепринятым химическим термином, используется также в ряде нормативных правовых актов, в том числе и международных», – отмечается в решении высшей инстанции.

Умышленная неосторожность

Вместе с тем связанные с незаконным оборотом наркотиков преступления относятся к категории умышленных. То есть обвиняемый должен осознавать противозаконность своих действий, предвидеть и желать наступления общественно опасных последствий. Однако на практике даже осведомленность подсудимого о включении того или иного вещества в «черный список» не доказывается.

Однако законодательство ряда стран предусматривает для подозреваемых в перевозке и иных операциях с наркотиками по существу презумпцию вины. Так, ввозящий любой товар во Францию должен доказывать легитимность его происхождения, в противном случае он может быть уличен в контрабанде. Подсудимые в таких делах также не могут избежать уголовной ответственности, полагаясь на свою добросовестность, поскольку последняя на применение таможенного законодательства не влияет.

В частности, за соучастие в занимающейся ввозом наркотиков группировке в Париже был арестован Фам Хуанг. У его спутников полиция изъяла почти три килограмма героина и пять кофеина. Сам обвиняемый на следствии и в суде утверждал, что ничего не знал о совершаемых операциях. Однако французский суд вынес обвинительный приговор, констатировав, что при рассмотрении таможенных преступлений намерение не должно приниматься во внимание.

Не усмотрел нарушения прав осужденного на справедливое рассмотрение дела и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). «Презумпция его ответственности не была неопровержимой. Г-н Фам Хоанг фактически не был лишен средств защиты и мог попытаться подтвердить, что действовал по необходимости или в результате неизбежной ошибки», – констатировали страсбургские служители Фемиды.

Справка

В 2017 году за незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами было осуждено 104,6 тысячи человек, в том числе 72 тысячи дел рассматривалось в особом порядке (при полном признании подсудимым своей вины). Оправдано 53 человека, 16 уголовных дел прекращено по реабилитирующим обстоятельствам.

В среднем, за последние десять лет за такие преступления ежегодно осуждается 107 тысяч человек. 44 процента приговариваются к реальному и 38,5 к условному лишению свободы, 12 к исправительным работам или штрафу.

Мнения

Сергей Токарев, партнер, руководитель уголовной практики Адвокатского бюро «Торн»

При производстве по уголовному делу о незаконном обороте наркотиков наличие прямого умысла является одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию. В то же время судебно-следственная практика в настоящее время такова, что осознания виновным того, что конкретное средство (вещество) включено в перечень, подлежащий контролю в России, не требуется, достаточно общего представления об отнесении средства к наркотическим, а вещества – к психотропным. Таким образом, следственные органы и суды на практике крайне критично и скептически относятся к заявлениям обвиняемого о незнании, что перевозимое им вещество относится к запрещенным. И воспринимают такие показания как позицию защиты и попытку избежать наказания.

Потому, приобретая за границей неведомые порошки, смеси, чаи и напитки, следует убедиться в том, что эти вещества не ограничены в обороте на территории России. Для этого необходимо получить документы, подтверждающие состав приобретенных веществ, и проконсультироваться у специалистов по стране временного проживания, с гидами, представителями турагенств, юристами и так далее, а также ознакомиться с самим перечнем запрещенных веществ.

Крайне рекомендуется не покупать товары с рук, без торговых документов, кассовых чеков и не руководствоваться заверениями продавцов, что все законно. Ни в коем случае не покупайте сомнительные товары по просьбе друзей. И никогда не берите чужой багаж в аэропортах в целях помочь с перегрузом малознакомым людям.

 

Алексей Добрынин, партнер, руководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen & Paper

Состав преступления образует умышленное совершение соответствующих деяний – хранение, перевозка, приобретение или ввоз наркотических или психотропных веществ и их размер. По закону лицо, приобретающее, скажем, за границей лекарство, не подлежит уголовной ответственности, если оно не знало о содержании в составе лекарства наркотических веществ. Субъективная сторона преступления в данном случае отсутствует, и действия таких лиц не образуют состава преступления.

Однако на практике суд не интересует, знало ли лицо о том, что перевозит или приобретает в магазине препарат, подпадающий в список наркотических средств, и как правило, несмотря на отсутствие у лица умысла на совершение указанного состава преступления, привлекает последнего к уголовной ответственности.

 

Иоанна Щербакова, юридическая фирма «Ильяшев и Партнеры»

При законном приобретении за границей лекарственных или иных препаратов добросовестный гражданин должен понимать, что оные могут содержать в своем составе запрещенные на территории России вещества. Когда наркотические вещества являются лекарственными препаратами, нужно быть готовым предъявить таможенникам справку или рецепт врача. Количество таких лекарств ограничено, и они подлежат обязательному таможенному декларированию.

Вместе с тем при расследовании уголовных связанных с оборотом наркотиков преступлений государство всегда обязано доказать прямой умысел обвиняемого: что он осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления.

Источник