Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Вадима Клювганта к статье «Подсудность дела измерят авторитетом». «Коммерсантъю», 12 ноября 2018 года

КС разрешил судить влиятельных обвиняемых в других регионах

Конституционный суд (КС) разрешил Верховному суду (ВС) передавать по ходатайству Генпрокуратуры дела обвиняемых, имевших связи и обладавших авторитетом на определенной территории, в суд другого субъекта РФ для обеспечения беспристрастного разбирательства. С жалобой на изменение подсудности дела обращался экс-мэр Владивостока Игорь Пушкарев. Эксперты считают, что правовое регулирование по этому вопросу «останется серой зоной».

Экс-мэр Владивостока Игорь Пушкарев, его брат экс-директор ООО «Востокцемент» Андрей Пушкарев и экс-глава МУП «Дороги Владивостока» Андрей Лушников, чье дело о взятках, злоупотреблении полномочиями и коммерческом подкупе слушается в Тверском райсуде Москвы, а не во Владивостоке, оспаривали в КС практику применения ст. 35 «Изменение территориальной подсудности уголовного дела» Уголовно-процессуального кодекса (УПК). Она разрешает без согласия обвиняемых менять подсудность в двух случаях: когда все судьи суда, в котором должно рассматриваться дело, подлежат отводу, и когда дело касается семи статей УК (бандитизм, захват власти и т. д.), а обвиняемые угрожают жизни и здоровью участникам процесса. ВС вопреки возражениям заявителей изменил подсудность в их деле без привязки к УПК: Генпрокуратура настояла на этом в связи с наличием у Игоря Пушкарева, занимавшего ранее посты мэра и члена Совета федерации, «контактов с представителями властных структур Приморского края, возможности контролировать через членов семьи коммерческие предприятия и распространять через подконтрольные СМИ сведения, направленные на дискредитацию следственных органов». В жалобе в КС говорится, что дело передано в Москву при отсутствии в УПК «точных оснований и правил определения компетентного суда». В 1998 году КС признал такую практику неконституционной.

Теперь к «экстраординарным основаниям» для изменения подсудности уголовного дела КС отнес «возможность обвиняемого влиять на деятельность государственных и общественных институтов и общественное мнение на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, вызвать недоверие к легитимности будущего судебного решения и поставить под сомнение беспристрастность судей». Такое влияние на практике имеют лица, «занимавшие руководящие должности в органах власти либо обладающие широкими связями во властных структурах, деловых кругах или в криминальной сфере», для смены подсудности их дел достаточно «наличия прямых или косвенных оснований» сомневаться в беспристрастности местных судей, говорится в решении КС, признавшего спорную практику ВС конституционной.

«Правовые аргументы в решении КС приводят к противоположному выводу — о неконституционности изменения подсудности уголовного дела на основании даже не доказанного факта незаконного влияния обвиняемого на государственные и общественные институты, а лишь такой возможности»,— считает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант. Апеллирование к общественности и, следовательно, влияние на общественное мнение является неотъемлемым правом любого лица, что прямо следует из ст. 29 Конституции и ст. 10 Европейской конвенции по правам человека, говорит адвокат. КС должен был обязать законодателя внести в ст. 35 УПК новое основание для изменения подсудности и четко определить, в какой суд должно передаваться дело, иначе это автоматически приводит к нарушению конституционного права на законный суд, считает руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан. Он полагает, что правовое регулирование по этому вопросу «останется серой зоной, где стороне обвинения предоставлены широчайшие возможности для форум-шопинга (возможность для спорящих сторон выбирать место рассмотрения дела для наиболее благоприятного исхода.— “Ъ”), а уголовные дела могут по мановению руки переезжать из одного суда в другой за тысячи километров помимо воли не только подсудимых, но и потерпевших».

ВС поставил обвиняемых в ненасильственных преступлениях в более суровые условия, чем совершивших вооруженный мятеж или захват власти, чьи дела могут быть переданы только в военный суд по месту совершения преступления и только в случае реальной угрозы жизни других лиц, отметил адвокат Александр Гуканов. Руководитель практики уголовного права и процесса юрфирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян говорит, что «КС скорее создал поле для произвола нежели обеспечил гарантии независимости судебной власти, поскольку не установил четких критериев для изменения подсудности». Открытым остался и вопрос, какие средства доказывания необходимы «для установления такой эфемерной субстанции, как чей-то авторитет». С обращением об изменении подсудности может обратиться только Генпрокуратура, отметил эксперт: что делать обвиняемому, если он сомневается в беспристрастности суда в силу высокого положения потерпевшего, КС не указал — например, в делах о клевете на руководителей регионов. КС указал на необходимость при выборе суда «обеспечивать принцип доступности правосудия» и рекомендовал законодателю внести поправки, в частности, позволяющие местным судьям рассматривать дело в другом субъекте РФ или судьям из другого региона приезжать в регион изначальной подсудности. «Однако сложнейшее владивостокское дело с большим числом участников почему-то рассматривается в Москве»,— отметил управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник