Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Станислава Данилова к статье «Адвокатская монополия. Юристы о допуске адвокатов в арбитражные и гражданские суды». «Деловой Петербург», 22 ноября 2018 года

Госдума приняла в третьем чтении пакет поправок в процессуальные законы, предложенный пленумом Верховного суда РФ осенью 2017 года. Самым заметным новшеством стал допуск в арбитражный и гражданский процесс только представителей с высшим юридическим образованием (по аналогии с КАС). Опрошенные "ДП" юристы разделились в оценке новеллы.

"По результатам опросов, большинство юристов согласно с инициативой, которая будет способствовать повышению защищенности сторон от недобросовестных представителей, получению квалифицированной юридической помощи. Вероятно, указанные изменения могут сказаться на ценообразовании рынка юридических услуг. Однако никто не отменял норму, по которой представлять интересы организаций в судах могут представители в силу закона, требования о высшем юридическом образовании на которых не распространяются (например, генеральный директор компании, патентный поверенный, арбитражный управляющий, представитель профсоюза по трудовому спору). Кроме того, исключением из правила о высшем юридическом образовании представителя станут дела, которые рассматривают мировые судьи или районные суды", — отметила руководитель практики разрешения споров Rightmark Group Наталия Веревкина.

"На мой взгляд, вводимое требование судебным представителям иметь высшее юридическое образование — не более чем косметика. Во–первых, это требование не распространяется на представительство в районных судах и у мировых судей — а это львиная доля всех рассматриваемых дел в судах общей юрисдикции. Во–вторых, представительством в арбитражных судах уже давно занимаются только лица, имеющие высшее юридическое образование: штатные или привлеченные юристы и адвокаты. Оно и логично, ведь ни один разумный руководитель не поручит, например, бухгалтеру взыскивать долг по договору. Даже в тех случаях, когда у компании нет штатного юриста и небольшая цена спора не оправдывает оплату услуг консультантов, руководители обычно предпочитают самостоятельно представлять интересы своих компаний, что этим пакетом поправок не воспрещается. Маловероятно, что этот пакет поправок окажет заметное влияние на судебную практику или юридический рынок и уж точно не приведет к процессуальной революции", — считает руководитель практик "Корпоративное право и M&A" и "Разрешение споров", партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

"Обеспечение квалифицированной юридической помощи участникам процесса, не имеющим юридических знаний, является одним из важнейших инструментов увеличения доверия граждан к судебной системе в целом. Особенно важным было закрепить такой квалификационный ценз на уровне самых востребованных у населения и бизнеса видов судопроизводства. Между тем само по себе наличие диплома юриста у представителя — не панацея. Представляется, что квалификационный ценз должен дать системный толчок и не только привести к ограничению круга лиц, которые могут участвовать в гражданском и арбитражном процессах, но и усилить образовательные стандарты в юридических вузах, что позволит формировать по–настоящему качественное, сильное сообщество профессиональных представителей. Таким образом, важно обеспечить комплексную реформу, в том числе на уровне подготовки и отбора кадров для сообщества", — сказал юрист АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Александр Свашенко.

"Изменения отражают общую идеологию готовящейся реформы рынка правовых услуг. Введение нормы, которая допускает к административному судопроизводству только лиц с высшим юридическим образованием, является своего рода пробным шаром. Пока такого правила нет в отношении дел искового производства, дел о банкротстве, дел особого производства. Далее последуют более радикальные шаги.

В частности, предполагается, что ко всем категориям споров в качестве представителей сторон будут допускаться не просто обладатели высшего юридического образования, а только те юристы, которые обладают статусом адвоката. Речь идет о введении адвокатской монополии. С введением адвокатской монополии с рынка правовых услуг (более точно — из такого его важнейшего сегмента, каковым является сфера судебного рассмотрения споров) уйдут многочисленные "околоюристы", которые иной раз, даже не обладая юридическим образованием, сопровождают судебные дела. Следует отметить, что Россия — одно из последних государств на постсоветском пространстве, которое планирует ввести адвокатскую монополию. Попытка решения этого вопроса имела место в первой половине нулевых, и даже были внесены соответствующие изменения в АПК. Однако КСРФ признал неконституционным ограничение права назначать своим представителем в суде любое лицо", — отметил руководитель судебной практики компании DLA Piper, профессор кафедры коммерческого права СПбГУ Олег Скворцов.

"Высказываются опасения, что ограничение круга представителей может привести к изменению уровня оплаты труда юристов. Естественно, в сторону повышения. Между тем эти опасения, хотя и имеют определенные основания, вряд ли оправдаются в полной мере", — добавил эксперт.

Источник