Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Сергея Гландина к статье «Эксперты прокомментировали спор об убытках при расторжении договора из-за санкций». РАПСИ, 13 сентября 2018 года

В конце августа было опубликовано решение Арбитражного суда Москвы по громкому спору о взыскании с концерна Siemens и его аффилированных лиц убытков, причиненных ЗАО «Интеравтоматика» в связи с отказом немецкого акционера от исполнения всех договоров с российской компанией после введения против последней санкций Европейского Союза. Иск был заявлен миноритарным акционером после получения информации о том, что в связи с действиями немецкого концерна ЗАО «Интеравтоматика» не смогло исполнить свои обязательства перед заказчиками и расторгло ранее заключенные контракты. Вскоре после расторжения контрактов с заказчиками стало известно, что Сименс перезаключил их на свои аффилированные структуры в России.

В споре на сумму более 160 миллионов рублей суд отказал в привлечении немецкого концерна к ответственности, посчитав требования истца недоказанными. Напротив, оценивая действия немецкой компании по расторжению договоров в связи с европейскими санкциями, суд пришел к противоположному выводу, указав, что «Siemens Aktiengesellschaft», будучи акционером ЗАО «Интеравтоматика», напрямую заинтересована в эффективной деятельности общества и получении им прибыли».

Изготовление текста решения заняло почти полтора месяца, но поставил ли суд точку в споре о привлечении к ответственности немецкого концерна? Своими взглядами на решение суда первой инстанции делятся эксперты, опрошенные РАПСИ.

Фактический контроль со стороны Сименс

Профессор юридического факультета МГУ Ирина Шиткина не поддерживает занятую судом позицию, что размер доли участия в уставном капитале менее контрольной является достаточным основанием для вывода об отсутствии возможности осуществлять фактический контроль. «Сущность фактического контроля заключается в наличии именно неформализованного (т.е. не основанного на формально-юридических основаниях) господства одного юридического или физического лица над другим юридическим лицом (подконтрольное лицо), исключении или подавлении де-факто контролирующим лицом воли подконтрольного лица, способности контролирующего лица определять решения подконтрольного лица. При этом оценка судом обстоятельств дела не может сводиться к проверке количества голосов на общем собрании или назначенных членов органов управления — в этом, в том числе, и состоит отличие между фактическим и юридическим контролем», — считает эксперт.

Партнер юридической фирмы «Ост Лигал» Вадим Цветков также считает необоснованным подход суда, выразившийся в отказе квалифицировать в качестве контролирующих лиц ЗАО «Интеравтоматика» дочерние общества Сименс в России лишь со ссылкой на отсутствие у них статуса акционеров. Он отметил, что согласно разъяснениям пленума Верховного суда, осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия формально-юридических признаков аффилированности — т.е. оценка делается судом на основании совокупности конкретных обстоятельств. При этом убытки, совместно причиненные лицами, осуществляющими фактический контроль, взыскиваются солидарно.

Санкции и добросовестность

Эксперт по экономическим санкциям, преподаватель юридического факультета МГУ Сергей Гландин обращает внимание, что суд по какой-то причине отказался применить презумпцию недобросовестности действий по соблюдению санкционных предписаний, введенных иностранными государствами против российских организаций. «Презумпция была введена Конституционным судом еще в феврале этого года и влечет перевод бремени доказывания с истца на ответчика. То есть уже ответчик должен доказывать свою добросовестность и отсутствие злоупотребления правом при совершении действий, направленных на соблюдение санкций Европейского Союза», — отметил он.

С этой позицией соглашается партнер Nevsky IP Law Кирилл Митягин, указывая, что суд также не дал оценки конфликту интересов, который вытекает из перезаключения расторгнутых с ЗАО «Интеравтоматика» договоров на дочерние общества Сименс. «Ситуация, когда крупнейший акционер делает выбор в пользу развития конкурирующего бизнеса в ущерб основной деятельности организации, в которой он участвует, само по себе дает основания для проверки добросовестности действий такого акционера», — сказал эксперт.

Позиция сторон

Представители истца — конкурсного управляющего ОАО «ВО «Технопромэкспорт» сообщили, что считают судебное решение необоснованным и готовят к подаче апелляционную жалобу.

По мнению структур Сименс, заявитель не представил доказательств того, что ответчики  действительно определяли какие-либо конкретные действия или решения ЗАО «Интеравтоматика», которые повлекли за собой возникновение у последнего убытков.

Источник