Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Антона Именнова к статье «Санкции ждут детей».«Коммерсантъ», 21 ноября 2018 года

С какими проблемами столкнутся наследники граждан РФ, попавших в американские списки

Наследники фигурантов санкционного списка США «неизбежно столкнутся с трудностями перехода» к ним прав на американские активы и имущество своих родителей, говорится в докладе Pen & Paper. Для распоряжения заблокированным имуществом потребуется добиться исключения умершего лица из списка. Эта процедура может растянуться на годы, отмечается в исследовании.

Детей российских политиков и бизнесменов, в отношении которых были введены санкции США, «неминуемо ждут трудности в реализации своих прав» при наследовании американских активов родителей, говорится в аналитическом докладе адвоката Pen & Paper, эксперта по санкционному праву Антона Именнова. «Вопрос о наследовании санкций, а также имущества подсанкционных лиц до этого не был исследован,— пояснил он “Ъ”.— Ко многим еще не пришло осознание, что санкции могут отразиться не только на бизнесе или деловых партнерах конкретного лица, но также на их личном имуществе и на их наследниках». Как посчитали в Pen & Paper, дети есть по меньшей мере у 77 фигурантов американского списка (всего под санкциями США находятся почти 700 российских граждан и компаний).

В санкционном списке (SDN-list; Specially Designated Nationals) нет родственников его фигурантов, говорится в докладе, но «распространение действия санкционного режима в отношении семьи и близких подсанкционных лиц может быть выгодным для США», особенно «когда у попавших под санкции лиц заморожены активы на территории Америки». Так, например, «Олег Дерипаска испытал на себе действие санкционного режима применительно к своей квартире на Манхэттене»: власти США заморозили его активы, и он, в частности, не может распоряжаться особняками в Нью-Йорке и Вашингтоне, писала в октябре газета New York Post. Из указов президента США и актов американского Казначейства следует, что в отношении фигурантов санкционного списка «все имущество и права на имущество, расположенное на территории США, блокируются и не могут быть переданы, оплачены, вывезены, изъяты или иным образом оформлены». При наследовании такого имущества без его «"очищения" от установленных санкционными актами ограничений любые, в том числе и регистрационные, действия в отношении такого имущества будут невозможны», говорится в докладе.

Санкционные акты «не содержат порядка разблокирования замороженного на территории США имущества лиц, попавших в санкционный список», но все же «такая возможность имеется», отмечают эксперты. На официальном сайте Казначейства «приводятся некоторые примеры ситуаций, которые могут послужить основанием для исключения из санкционного списка: "Положительное изменение в поведении включенного в список лица, смерть такого лица, основание для включения в список лица более не существует, включение в список основано на ошибочной информации"». То есть смерть «не должна, но может» стать основанием для принятия Управлением по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control; OFAC) решения об исключении лица из списка, указывается в исследовании. Для этого наследникам потребуется подать в OFAC заявление, где «после проведения проверки» предоставят письменное решение. Однако «на практике процедура исключения из списка занимает очень много времени», говорится в докладе: «К примеру, Шамиль Басаев (чеченский террорист.— “Ъ”) находился в санкционном списке в течение пяти лет после смерти. А кубинцы, включенные в список еще в 80-х годах прошлого века и давным-давно умершие, были исключены OFAC только в 2015 году». Оспаривание попадания в SDN-list в судебном порядке «является еще более сложным и дорогостоящим процессом», полагает Антон Именнов.

Еще один вариант передать наследство для фигуранта SDN-list — завещание в отношении иностранного имущества. В случае проживания на территории РФ у подсанкционного лица есть возможность его составить, однако «не исключен вариант, что такая сделка не будет признана властями США в связи с тем, что любые сделки в отношении заблокированного имущества запрещены». «Лицам, в отношении которых с большой степенью вероятности могут быть введены санкции, необходимо незамедлительно принять меры по передаче пока еще свободного зарубежного имущества на своих близких или доверенных лиц»,— резюмирует Антон Именнов.

Первый санкционный список в отношении физических лиц Вашингтон принял в марте 2014 года спустя пару дней после присоединения Крыма. Права на въезд в США лишились 11 человек, включая помощника президента РФ Владислава Суркова, спикера Совета федерации Валентину Матвиенко и вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина. Сообщалось, что их имущество и счета в США, «если таковые имеются», подлежали заморозке. С тех пор число физлиц в санкционном списке выросло почти до 200 человек. Среди них — экс-глава администрации президента РФ Сергей Иванов, экс-глава РЖД Владимир Якунин, а также бизнесмены Геннадий Тимченко, Аркадий и Борис Ротенберги, Евгений Пригожин. Поводы для расширения списка были разными: сперва шла речь об участии в присоединении Крыма и дестабилизации ситуации на востоке Украины, затем было выдвинуто обвинение во вмешательстве в выборы в США, а со вчерашнего дня — в содействии в поставках нефти сирийскому правительству.

Если дети россиян, включенных в SDN, попытаются распорядиться американским имуществом, то «нарушат американский санкционный режим», говорит адвокат Артем Жаворонков. Наследнику также могут грозить штраф «до $1 млн за каждое нарушение и персональное включение в санкционный список», отмечает он. Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич говорит, что главной проблемой наследников является разморозка активов, «поскольку для нее потребуется время на выяснение всех обстоятельств — как минимум определение того, не будет ли это имущество вновь принадлежать лицу из SDN».

Наталья Корченкова, Андрей Райский, Галина Дудина

Источник