Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий Алексея Добрынина к статье «В ходе следствия потерялся особняк». «Новый проспект», 28 ноября 2018 года

Один из фигурантов уголовного дела о хищениях при строительстве президентской резиденции в «Ново-Огарево», по которому проходит петербургский миллиардер Дмитрий Михальченко, пошел на сделку со следствием. Ради этого он пожертвовал особняком стоимостью 100 млн рублей.

Как стало известно «Новому проспекту», фигурант дела о хищении 1,5 млрд рублей на стройке президентской резиденции Станислав Кюнер продал свой загородный участок с коттеджем рыночной стоимостью около 100 млн рублей. Оказалось, что имущество Кюнера, в отличие от других фигурантов дела, не было арестовано в интересах следствия.

Загородный клуб

Экс-гендиректор ЗАО «Стройфасад» (входит в холдинг «Балтстрой» опального петербургского миллиардера Дмитрия Михальченко) Станислав Кюнер с 21 марта 2017 года находится под стражей как обвиняемый по делу о крупных хищениях при строительстве резиденции Владимира Путина в Ново-Огарево (см. справку). С ним вместе по делу проходят еще шесть фигурантов, среди которых и сам Дмитрий Михальченко. Ущерб казне от хищений оценивается следствием в 1,5 млрд рублей, о чем сообщал судье Мосгорсуда и.о. старшего следователя по особо важным делами при председателе следственного комитета РФ Сергей Новиков, когда рассматривался вопрос о продлении меры пресечения обвиняемым.

Как сообщил «Новому проспекту» источник, знакомый с семьей Станислава Кюнера, он сумел сделать то, что оказалось не под силу его предполагаемым подельникам, — продать свою недвижимость в элитном коттеджном поселке «Кантри клуб-2» в Подмосковье: два участка общей площадью 2,7 тыс. м2, а также основной и гостевой дома общей площадью почти 1 тыс. м2. Выписки из ЕГРН, заказанные «НП», подтвердили эту информацию.

Собеседник «НП» рассказал, что, по его сведениям, этот имущественный комплекс стоит не менее 100 млн рублей. В гостевом доме расположен фитнес-зал с сауной, парилкой, бассейном и купелью, комнатами отдыха и кухней, а в одном из помещений оборудован полноценный кинозал на два десятка человек. Домовладения в поселке продаются в среднем по 30 млн рублей, оценивают в агентстве Becar.

По данным выписок из Росреестра, в результате первой сделки 31 марта 2017 года недвижимость Станислава Кюнера перешла в собственность некой Ольги Дерябиной, а в апреле 2018 года произошла перепродажа, и владелицей стала ее знакомая Светлана Борт, бывшая супруга петербургского ресторатора и основателя Food Retail Group (сеть «Две палочки», «Фрикадельки», «Марчеллис») Михаила Тевелева.

Светлана Борт — давняя близкая подруга семьи Станислава Кюнера, рассказала «НП» Юлия Пасова, его бывшая жена, которая выступает одним из заявителей по делу в «Ново-Огарево» и сотрудничает со следствием. «Света никогда не занималась бизнесом, не имела больших доходов. Сомневаюсь, что она могла бы позволить себе такую покупку, а если бы и могла, то зачем ей дом в Подмосковье? Ведь после развода она вместе с детьми постоянно живет в Петербурге», — недоумевает Пасова.

Арест — дело тонкое

Корреспондент «Нового проспекта» направил вопросы Светлане Борт и Ольге Дерябиной через их аккаунты в Facebook. Ответов не последовало. Ранее сообщалось, что имущество фигурантов дела по «Ново-Огарево» было арестовано. Например, арест был наложен на все 7 объектов недвижимости в Ленинградской и Московской областях, которыми владеет директор ФГУП «Атэкс» Федеральной службы охраны (ФСО) Андрей Каминов.

Арест имущества фигурантов при таких масштабах хищения — обычная практика, отметили специалисты по уголовному праву, опрошенные «Новым проспектом», а вот его отсутствие — нестандартная ситуация.

Часто даже оформленный на родственника обвиняемого актив невозможно вывести из-под ареста, а уж обременение с объекта, который находится в прямой собственности фигуранта, тем более снимается редко, отметил адвокат и эксперт по уголовным делам, связанным с экономическими и должностными преступлениями, Калой Ахильгов. «Определенно, это результат сделки, а ее предметом может быть что угодно, например, показания в отношении другого фигуранта, высокопоставленного чиновника», — отметил эксперт. Он считает, что теперь стоит ожидать громких арестов по делу или быстрого рассмотрения в особом порядке.

Если обвиняемый признал вину и заключил сделку со следствием, официально следователь может снять арест с имущества лишь для одной цели: для возмещения ущерба за счет продажи этой недвижимости, объясняет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин. В случае продажи в каких-то иных, личных целях, арест накладывается снова, даже если у недвижимости успел появиться новый владелец.

Собеседник «Нового проспекта» в правоохранительных органах, знакомый с ходом следствия, подтвердил, что обременение снято в рамках «неформальных договоренностей, достигнутых в рамках сделки подсудимого со следствием». Уточнить, что подсудимый предоставил со своей стороны в рамках этих договоренностей, собеседник отказался.

В Басманном суде, который рассматривает дело, сообщили, что арест на имущество Кюнера не накладывался, без каких-либо разъяснений. В следственном комитете РФ отказались от комментариев, сославшись на то, что не имеют права давать их до завершения предварительного следствия. Юрист Станислава Кюнера Андрей Гривцов заявил, что не располагает информацией об аресте имущества своего клиента, и также отказался от комментариев, сославшись на гриф «секретно» на данном деле.

Версия о сделке со следствием, кстати, не выглядит совсем фантастичной. Участники юридического рынка Петербурга помнят похожую историю, якобы случившуюся в деле известного экс-банкира Александра Гительсона. В 2010 году он, арестованный по делу о хищении миллиардов бюджетных рублей, размещенных на депозитах принадлежавшего ему банка ВЕФК, был неожиданно отпущен под подписку о невыезде. Одной из версий неожиданного смягчения меры пресечения тоже называли сделку со следствием, предметом которой была личная яхта Гительсона стоимостью почти 200 млн рублей. Однако если это соглашение и имело место, то цели оно не достигло: выйдя из-под стражи, пожилой миллиардер спешно покинул Россию и был пойман Интерполом лишь через четыре года, когда попал в шторм в Северном море на той самой яхте.

Справка «Нового проспекта»:

Уголовное дело по «Ново-Огарево» связано с подрядными работами унитарного предприятия «Атэкс», учредителем которого была Федеральная служба охраны (ФСО). В 2015 году ФСО заказала «Атэксу» возведение «Объекта 53» — дома приемов в резиденции «Ново-Огарево», на работы было выделено 5,7 млрд рублей, однако они не были завершены, после чего и обнаружились нарушения. Они стали предметом уголовного дела. Гендиректором «Атэкса» был Андрей Каминов, близкий к петербургскому миллиардеру, владельцу холдинговой компании «Форум» Дмитрию Михальченко. «Атэкс» привлекал к работам в «Ново-Огарево» несколько субподрядчиков из числа «дочек» входящего в «Форум» АО «БалтСтрой», среди которых был «Стройфасад», «Стройкомплект». Их топ-менеджеры также были арестованы. Станислав Кюнер оказался в числе тех, кто пошел на сделку со следствием, и вышел под домашний арест.

Ирина Панкратова, Татьяна Буторина, Павел Горошков

Источник