Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

«Процессуальное упрощение». «Агентство правовой информации», 19 февраля 2018 года

Судьи должны будут рассматривать гражданские и административные дела быстрее. Для этого им разрешат в большинстве случаев не мотивировать принятые решения, не извещать стороны о заседаниях, не пускать не имеющих диплома юристов представителей и ограничивать даже адвокатов в возможности высказываться. Проект такой реформы представил Верховный суд России. 

Одна из целей модернизации – унификация процессуального законодательства. В гражданском судопроизводстве предлагается использовать правила, ныне уже применяемые при рассмотрении уголовных и арбитражных дел, и наоборот. Эксперты неоднозначно оценивают такие заимствования.

Только для профессионалов

Подготовленный высшей инстанцией и уже внесенный в Госдуму законопроект предусматривает введение так называемой «юридической монополии»: представлять интересы граждан и организаций в гражданских и арбитражных спорах смогут только адвокаты и иные лица, имеющие высшее юридическое образование. Кроме доверенности или ордера представителей обяжут предъявлять соответственно диплом или удостоверение адвоката.

Такая норма заимствована из Кодекса административного судопроизводства РФ (КАС), ее легитимность уже подтвердил Конституционный суд России. По мнению служителей Фемиды, двухлетняя практика подтверждает эффективность этого требования. А с учетом планов на введение «адвокатской монополии» (АПИ писало о таких перспективах – Адвокатское единение), вводимое ограничение можно считать компромиссным вариантом, с одной стороны, гарантирующим получение гражданами квалифицированной правовой помощи, с другой – допуск в процесс не имеющих специального статуса юристов, в том числе сотрудников компаний.

При этом за участвующими в споре частными лицами остается право самостоятельно отстаивать свою позицию. Требование об образовании не затронет также руководителей организации (единоличный орган, действующий от имени юридического лица без доверенности). Кроме того, проект предусматривает введение института поверенных – представителей, которым вправе выступать в заседании, давать объяснения в устной или письменной форме, получать извещения и копии судебных решений. Такие лица могут не иметь юридического образования, но лишены всех иных прав участника дела и допускаются в судебное заседание только вместе с полномочными представителями.

Факты без аргументов

Для ускорения разрешения так называемых типовых гражданских споров судьям разрешат не составлять мотивировочную часть выносимых решений. По мнению служителей Фемиды, аргументация выводов требуется чаще всего для подачи апелляционной жалобы, но почти в 90 процентах дел участники не оспаривают выводы первой инстанции. Тогда как на изготовление мотивированного решения судья тратит до пяти рабочих дней, которые обходятся федеральной казне в 120 тысяч рублей. «Данные статистики свидетельствуют о высокой стабильности судебного решения как акта правосудия, о согласии сторон с содержанием решения и, следовательно, об отсутствии необходимости его обжаловать. Использование полноценной, дорогостоящей и трудозатратной судебной процедуры, связанной с изготовлением судебного решения в полном объеме, даже в тех случаях, когда лица, участвующие в деле, в этом не заинтересованы, не оправдано ни с организационной, ни с экономической точек зрения. Предложенная концепция полностью соответствует толкованию Европейского суда по правам человека о праве каждого на составление мотивированного решения по делу как неотъемлемой части права на справедливое судебное разбирательство», – отмечают разработчики законопроекта.

Предлагаемые поправки, по их мнению, не нарушают прав участников споров. Во-первых, мотивировка всегда должна сопровождать решения по ряду важных, с точки зрения высшей инстанции, дел, в том числе о детях, о восстановлении на работе или службе, защите прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, о правах граждан на жилое помещение, о возмещении причиненного жизни или здоровью вреда, о защите пенсионных прав, с участием иностранных лиц (в том числе государств), по корпоративным спорам, а также связанных с взысканием бюджетных средств.

Во-вторых, по требованию любой стороны или ее представителя суд обязан составить мотивированную часть. Правда, подать такое заявление присутствующий в заседание участник вправе только в течение трех календарных дней со дня объявления резолютивной части, не явившиеся в процесс – в течение десяти дней. Поэтому некоторые юристы опасаются, что не успеют отправить соответствующее прошение, оно может задержаться или быть утеряно. «Установление коротких сроков свидетельствует о желании всеми способами избежать получения обоснованных заявлений и под любым предлогом не мотивировать свои выводы», – убеждены оппоненты.

Без дополнительного ходатайства взыскателя судам разрешат не выдавать и исполнительные листы.

Молчание ягнят

Вносимые в Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК) поправки разрешают служителям Фемиды ограничить время выступления участников споров и их представителей, если они «касаются не имеющих отношения к разбирательству вопросов». Вторая попытка затронуть «потустороннюю» тему будет караться лишением слова, неподчинение требованию – удалением из зала до окончания слушания.

Схожая норма закреплена в действующем уже два с половиной года Кодексе административного судопроизводства РФ. Но практика ее применения пока не сложилась, неизвестны и случаи «затыкания» служителями Фемиды представителей сторон или применения к ним санкций.

Одновременно высшая инстанция предлагает сократить количество самих заседаний. Так, в упрощенном порядке – без вызова сторон, суды будут рассматривать иски на сумму до полумиллиона рублей (сейчас такой лимит составляет 100 тысяч рублей). В арбитражных судах он увеличивается в два раза – до миллиона для исков против юридических лиц и до 500 тысяч – против индивидуальных предпринимателей. При этом стороны вправе будут представить соответствующие документы, заявления, отзывы и иные пояснения. Такая письменная форма рассмотрения гражданско-правовых споров, по мнению служителей Фемиды, вошла в практику многих стран мира. Активно применяется она и Европейским судом по правам человека, а  Конституция России устанавливает ограничение на заочное рассмотрение только для уголовных дел.

Даже без извещения ответчиков – путем вынесения судебных приказов, планируется рассматривать требования о взыскании задолженности за услуги провайдеров интернета и иных операторов связи, платы за пользование нежилыми помещениями (в том числе апартаментами) в многоквартирных домах, задолженности по взносам членов товариществ собственников недвижимости (ТСЖ, садоводческих, огороднических или дачных некоммерческих объединений) и иных потребительских кооперативов.

Напоминать не будем

Также суды планируется освободить от обязанности рассылать повестки – письменно извещать стороны обо всех заседаниях. Каждому участнику должно высылаться определение о принятии иска (ответчику – его копия), а сведения о назначенных заседаниях не менее чем за 15 дней будут размещаться на сайтах суда. Таким образом, спорящим сторонам предписывается самостоятельно периодически смотреть «карточку» в Интернете: «Если суд располагает информацией о том, что участвующие в деле лица надлежащим образом извещены о начавшемся процессе, они несут риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела», – отмечается в документе.

Такая процедура позволит сэкономить значительные средства на отправку заказных писем с уведомлением. Кроме того, доставка письменной корреспонденции и ее вручение могут длиться даже месяц и оборачиваться затягиванием рассмотрения спора. Тогда как в случае своевременного неполучения извещения соответствующая сторона вправе заявить о нарушении ее права на участие в заседании, что почти автоматически влечет отмену принятого решения, возврат дела на новое рассмотрение и еще большее затягивание.

Вместе с тем многие опрошенные юристы скептически оценивают используемую судами общей юрисдикции государственную автоматизированную систему (ГАС) «Правосудие», на базе которой созданы и сайты районных, городских, областных и иных судов. В отличие от арбитражной системы, в ней нельзя оформить «подписку» и получать сообщения обо всех процессуальных действиях и заседаниях по электронной почте. Сомнения вызывает также достоверность размещаемой в ГАС информации – на практике те же решения зачастую публикуются с большим опозданием и «задним числом».

Единство места, времени и действия

Еще одна ограничительная мера – запрет на «договорную подсудность»: стороны не смогут по взаимному согласию изменять закрепленное процессуальным законом место рассмотрения гражданского спора. Такая новация должна защитить, например, частных заемщиков, в договорах с которыми банки и микрофинансовые организации включают выгодные им судебные инстанции. В результате иск о взыскании, скажем, с москвича или петербуржца, возможно, вымышленной или завышенной задолженности по кредиту или займу рассматривается в Новосибирске, Иркутске или другом удаленном от должника регионе. В случае же принятия предложенного изменения большинство споров будет разрешаться по месту нахождения или жительства ответчика (дополнительные привилегии по выбору суда делегируются потребителям и в ряде иных случаев). Хотя в самом Верховном суде России такую поправку объясняют необходимостью выравнять нагрузку на служителей Фемиды: «Наличие у сторон права на изменение подсудности спора практически по всем делам без какого-либо ограничения на практике приводит к необоснованному возрастанию нагрузки на суды определенных регионов России – городов Москвы, Санкт-Петербурга и Московской области», – поясняют в высшей инстанции.

Судьям арбитражного суда предлагается самим решать вопрос об их отводе. Сейчас этот вопрос рассматривается председателем суда, его заместителем или главой судебного состава. Такая процедура требует отложения заседания: «Установленный в настоящее время порядок рассмотрения заявления об отводе судьи или состава суда на практике зачастую приводит к затягиванию процесса», – убеждены служители Фемиды.

Другие поправки уточняют различные процессуальные аспекты, что, по мнению экспертов, позволит защитить права добросовестных участников споров. Например, нарушение обязательного порядка аудиопротоколирования заседаний по административным делам (в том числе отсутствие или неполнота записи) будет рассматриваться как основание для отмены принятого решения.

Впервые детально регламентируется порядок рассмотрения споров о признании размещенной в Интернете информации запрещенной или экстремистской. Административный истец (прокуратура, Роскомнадзор или иной орган) обязан будет указать известных ему участников нарушения, а судья в ходе подготовки дела – определить круг лиц, права и законные интересы которых может затронуть выносимое решение, и известить их о времени и месте заседания. Информация о деле также должна размещаться на официальном сайте суда.

Отметим, что в настоящее время решения о блокировке сайтов нередко выносятся даже без вызова их владельцев. Например, Усть-Лабинский районный суд Краснодарского края всего за один день рассмотрел вопрос об ограничении доступа к сайту оппозиционера Алексея Навального и размещенному им видеоролику. При этом сам владелец блокируемого интернет-ресурса участником дела не является.

Справка

Ежемесячно суды общей юрисдикции выносят почти 250 тысяч решений по административным и более миллиона по гражданским делам. Примерно 72 процента таких споров рассматривается в приказном или упрощенном производстве (без вызова сторон и проведения заседаний).

Арбитражные суды разрешают почти 135 тысяч споров в месяц, примерно 40 процентов – в упрощенном порядке.

В минувшем году Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассмотрел 39 ходатайств об отводе (около 0,1 процента от количества решений), три судьи были отведены.

Мнения

Николай Гречкин, управляющий партнер юридической группы «Гречкин и партнеры»

Специальная профессиональная подготовка и знание закона позволят представителю качественно осуществлять свои полномочия в гражданском судопроизводстве. Особенно это касается дел, рассматриваемых в последующих инстанциях (апелляционной, кассационной и надзорной), а также сложных и значимых споров (например, по усыновлению, возвращению, нарушению права опеки или права доступа). Привлечение квалифицированного представителя позволит самому истцу не упражняться в красноречии, не ломать голову над буквой закона, а доверить решение вопроса профессиональному участнику процесса.

На такого представителя можно возложить и обязанность контролировать назначение судебных заседаний с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации.

Требование о наличии высшего юридического образования у представителя не означает, что в качестве представителя может выступать только адвокат. Такая позиция не противоречит конституционной гарантии каждому права на получение квалифицированной юридической помощи.

Михаил Филиппов, адвокат Pen & Paper

Цель, которой пронизана вся реформа, – снижение нагрузки на судей. Однозначно оценить изменения как положительные или отрицательные нельзя.

Если говорить о судах общей юрисдикции, то процесс в них получит больше сходств с арбитражным процессом, станет чуть более профессиональным и быстрым. Однако без участия юриста его будет вести труднее. Ошибка в процессе станет дороже.

Так, много проблем вызовет обязательный претензионный порядок. Не направленная до обращения в суд претензия может привести к возврату иска. Этот механизм работает в арбитражных судах, где нормой является участие наемных юристов. Но далеко не всегда можно переносить требования к компаниям на обычных граждан. Зачастую граждане ведут дела сами и не в состоянии нанять даже самого недорого юриста или адвоката. Такие меры, равно как и условие о наличии юридического образования у представителей, целесообразно сопровождать расширением прав граждан на бесплатную правовую помощь.

Наибольшие проблемы для участников споров, на мой взгляд, вызовет отмена договорной подсудности. Норма в действующем гражданском процессуальном кодексе позволяет сторонам определить удобное всем место рассмотрения иска, в том числе не связанное с формальным местом жительства или нахождения ответчика. Теперь такой возможности не будет, и сторонам на берегу необходимо будет оценивать возможные риски, связанные с возможным судом со своим потенциальным контрагентом.

Другая неоднозначная поправка – возможность председательствующего ограничить выступление участника процесса или вообще лишить его слова, если он якобы говорит не по существу. Далеко не всегда сторона «на пальцах» может объяснить свою позицию, особенно если речь идет не о юристе. Порой суд приходится «заставлять» себя выслушать. Теперь сторонам надо будет осторожнее выстраивать свою речь в суде и еще больший упор делать на письменную позицию.

Что касается изменения порядка разрешения отводов, то участники процесса едва ли ощутят перемены. Отводы крайне редко разрешаются положительно. Как правило, стороны вообще не прибегают к отводам, чтобы не настроить судью против себя до окончания дела.

Алексей Тимофеев, партнер юридической компании Top Legal Consulting

Цель, преследуемая при введении так называемой «юридической монополии», – повышение качества юридических услуг. Это нормальная практика для большинства государств – участвующее в судебном процессе в качестве представителя лицо должно обладать некоторой более высокой степенью знаний и навыков, позволяющих ему профессионально представлять интересы клиентов. Не говоря о том, что с судьей они смогут общаться на одном, юридическом, языке.

В уголовном процессе требование о наличии специального статуса существует давно, и к этому мы относимся вполне нормально. И в рассматриваемом случае, думаю, со временем произойдет привыкание. Мне кажется, что такие меры не приведут к ограничению доступности правосудия. У гражданина сохраняется право вести дела в суде лично, так как привлекать представителей не является обязанностью. Если уж участник спора решил привлечь представителей, то пусть это будут специалисты.

Разрешая судьям не составлять мотивировочную часть решения без соответствующего заявления участника, высшая инстанция планирует уменьшить нагрузку на представителей всего судейского сообщества. При этом сохранив обязательность подготовки таких текстов по заочным решениям и отдельным «социально значимым» категориям дел. Такие меры позволят значительно сэкономить время и силы судей по «бесспорным» делам.

Возлагая на участников споров обязанность самостоятельно принимать меры по получению информации о движении дела, с судов не снимается обязанность отправлять первое уведомление в письменном виде и проконтролировать факт его получения. Но такая новация, на мой взгляд, может быть окончательно принята, только когда средства электронной связи будут работать на 100 процентов эффективно и качественно. Всем известно о проблемах в системе ГАС «Правосудие» – далеко не всегда на официальных сайтах судов общей юрисдикции можно найти актуальную информацию по рассматриваемым делам, нередко сведений просто нет или она размещена с ошибками. Логично было бы в течение года протестировать работу этой системы, скажем, в рамках Москвы, Московской области или Санкт-Петербурга. Сразу распространять ее на территории всей страны, повторю, преждевременно.

Источник