Москва: +7 495 234 4959 Санкт-Петербург: +7 812 740 5823 Лондон: +44 (0)20 7337 2600

Комментарий адвоката коллегии Pen & Paper Фархада Тимошина к статье "Конфискация для казнокрадов и жуликов". "Апи-пресс.ру", 1 февраля 2016 года

Парламентарии намерены расширить материальное наказание осужденных - ввести конфискацию всего имущества. Сейчас по приговору суда можно изымать только нажитое преступной деятельностью. Но и этот способ «восстановления справедливости» используется крайне редко. 

01.02.16. АПИ - Конфискация исчезла из российского законодательства в 2003 году - вместо изъятия имущества за корыстные преступления на осужденных стали налагать штрафы. Спустя три года конфискацию восстановили, но уже не в качестве наказания, а как «меру уголовно-правового характера».

Всё, что нажил непосильным грабежом

Действующий Уголовный кодекс РФ предусматривает конфискацию только орудий преступлений, а также имущества и средств, полученных в результате противоправных действий (например - дохода от продажи наркотиков, взяток и так далее). Причем не по всем, а по ограниченному кругу преступлений, к числу которых относятся убийство, шпионаж и государственная измена, но исключаются кражи, грабежи и даже мошенничество. Оговаривается, что переданное (в том числе проданное) преступником иным лицам имущество может быть конфисковано только когда покупатель знал о незаконности его получения (то есть не является добросовестным приобретателем).

Такие нормы нередко позволяют осужденным сохранить «заработанное» противоправной деятельностью. Например, похитившая из федеральной казны более 19 млн рублей сотрудница Росреестра Виола Глухарева была приговорена к четырем годам лишения свободы условно, при этом ни копейки из украденного возвращать государству не придется. Уличенная во взятке в 2 млн долларов экс-глава петербургского управления Пенсионного фонда России Наталья Гришкевич должна будет провести в колонии общего режима десять лет и заплатить в бюджет штраф в 950 тысяч рублей. Изъятые при обыске драгоценности возвращены, восьмикомнатная квартира и зарубежная недвижимость останутся в собственности осужденной. Чиновницу карельского муниципалитета Татьяну Леккоеву суд приговорил к 4 годам и 3 месяцам лишения свободы, но фактически похищенные благодаря коррупционной схеме (взятке в 7 млн рублей) восемь муниципальных земельных участков стоимостью в десятки миллионов рублей останутся при новых хозяевах.

Ряд парламентариев считает действующий механизм конфискации неэффективным. «Он не позволяет эффективно сдерживать продолжающийся рост тяжких и корыстных преступлений, - убеждены депутаты Госдумы Александр Куликов и Юрий Синельщиков, авторы внесенного 29 января законопроекта. - Конфискация имущества в нынешнем виде не устраняет экономические стимулы к ведению преступной деятельности, так как доходы от нее даже после вынесения обвинительного приговора остаются, как правило, в распоряжении преступников. А объемы выплачиваемых ими штрафов, стоимости украденного имущества, которое иногда правосудию удается вернуть в рамках действующего законодательства, несопоставимы с масштабами реально нанесенного преступниками ущерба, в том числе и бюджету страны. Это приводит к девальвации в обществе понятия справедливости, неотвратимости адекватного преступлению наказания, правовому нигилизму».

Для восстановления справедливости парламентарии предлагают ввести конфискацию имущества в качестве дополнительного наказания за совершение наиболее опасных тяжких и особо тяжких преступлений. Такой механизм «является оправданным, своевременным и отвечающим национальным интересам государства», - констатируют депутаты.

Вместе с тем представленный Александром Куликовым и Юрием Синельщиковым законопроект опять же предусматривает изъятие в пользу государства только средств и имущества, полученного преступным путем, доходов от использования такой собственности, а также орудий совершения преступления. При этом не подлежит конфискации имущество, на которое в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством не может быть обращено взыскание. К такому, в частности, относится единственное жилье осужденного - будь то угол в «коммуналке», восьмикомнатная квартира или особняк на Рублевском шоссе.

Всё отобрать и поделить

Новый законопроект - далеко не первая инициатива парламентариев по восстановлению института конфискации имущества преступников. Так, представленный в сентябре минувшего года проект депутата Сергея Тена предусматривал изъятие у осужденных за ряд тяжких и особо тяжких преступлений, а также деяний корыстной и коррупционной направленности, всего имущества независимо от источника его происхождения. Например, уличенных в получении взятки даже в 25 тысяч рублей предлагалось лишать всей собственности, даже если она была получена по наследству, заработана действительно честным трудом или получена иным легальным и не связанным с преступной деятельностью способом. Так, активы экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, арестованного за получение взяток на 20 млн рублей, оценивается в 800 млн.

Единственное жилье и некоторые иные вещи, согласно проекту, также планируется оставлять в собственности осужденного. Но делается оговорка, что такие «предметы могут быть конфискованы, если они обнаружены в количестве, явно превышающем потребности осужденного и его семьи, либо изготовлены из драгоценных металлов и камней, являются предметами роскоши или имеют историческую или художественную ценность». Такая норма позволит изымать дорогостоящие объекты недвижимости и даже полученный по наследству антиквариат.

Автор этого законопроекта также указывает на неспособность действующих норм о конфискации пресечь корыстные и коррупционные преступления: «При отсутствии доказательств приобретения конкретных ценностей (квартиры, дома, земельного участка, автомобиля и так далее) на средства, добытые преступным путем, применение конфискации имущества невозможно. Поэтому фактически не подлежит конфискации имущество виновного, даже если его стоимость в разы превышает легальный доход преступника. Кроме того, если деньги и другие ценности, добытые преступным путем, не сохранились (виновный их потратил на развлечения и так далее), то в рамках действующего законодательства применение конфискации также становится невозможным. Предлагаемые изменения законодательства о конфискации имущества, являющегося собственностью осужденного, этот недостаток устраняют», - убежден парламентарий.

Чиновники против

Служители Фемиды положительно оценили инициативу Сергея Тена о конфискации всей собственности осужденных: «Верховный суд России принятие законопроекта концептуально поддерживает», - заявил заместитель председателя высшей инстанции Владимир Давыдов, высказав автору документа некоторые поправки технического характера.

Иначе к такой идее отнеслись чиновники. В Правительстве России убеждены, что действующий механизм конфискации соответствует международным конвенциям по борьбе с коррупцией и иными преступлениями.

Между тем ни один из внесенных законопроектов не рассмотрен, и по формальным причинам будет возвращен даже без вынесения на первое чтение: по закону любые поправки в Уголовный кодекс РФ можно вносить, только получив санкцию Правительства России.

Справка

По данным Судебного департамента, в 2014 году конфискация применялась 1178 раз (всего служителями Фемиды было осуждено почти 720 тысяч человек). Чаще всего - за дачу взятки (350 эпизодов), незаконный оборот наркотиков (193 приговора) и другие.

 

Мнение экспертов

Фархад Тимошин, адвокат уголовно-правовой практики коллегии Pen & Paper

 

Законопроект Александра Куликова и Юрия Синельщикова ничего по существу не меняет. Как и прежде, для конфискации следствие и суд должны доказать, что имущество, деньги и ценности получены преступным путем. Но поскольку мошенники и коррупционеры нередко используют схемы, выявить и доказать прохождение средств и приобретение тех или иных активов очень сложно.

В то же время предлагается запретить изъятие единственного пригодного для проживания осужденного и членов его семьи жилья (квартиры, дома или иного), даже если оно было приобретено за счет преступных доходов.

Законопроект Сергея Тена допускает изъятие любого имущества, независимо от источника его происхождения. Например, конфискация грозит совершившим кражу или мошенничество, совершенное организованной группой (это и финансовые «пирамиды», и махинации с квартирами, и иные аферы). Ударит она и по коррупционерам - чиновникам, имеющим явно несоразмерное официальным доходам имущество. Такая мера призвана предупредить преступления, но ее эффективность сомнительна.